header

СОВЕТСКИЕ
ТАНКИ

ГЕРМАНСКИЕ
ТАНКИ

АМЕРИКАНСКИЕ
ТАНКИ

ЯПОНСКИЕ
ТАНКИ

ФРАНЦУЗСКИЕ
ТАНКИ

ИТАЛЬЯНСКИЕ
ТАНКИ

ТАНКОВЫЕ
СНАРЯДЫ

ГЕРМАНСКИЕ ТЯЖЕЛЫЕ ТАНКИ

ГЕРМАНСКИЕ САМОХОДКИ

ГЕРМАНСКИЕ СРЕДНИЕ ТАНКИ

HOMEABOUT USWHAT'S NEWFORUMSLINKS

Весь раздел одним файлом - 95 мегабайт
Легкие танки не включены


Pz.Kpfw V Ausf D2 «Пантера» ожидает отправки на Восточный фронт. Весна 1943.

Германская бронетехника периода Второй мировой войны учитывалась по специальной и армейской номенклатурам.

Специальная номенклатура

Эта номенклатура формировaлась Управлением вооружений и распространялась на все виды подвижной военной техники (мотоциклы, автомобили, тягачи, танки, САУ, ЗСУ и т. п.). Индекс состоял из аббревиатуры Sd Kfz (от нем. Sonderkraftfahrzeug — автомобиль специального назначения) и порядкового номера, записанного арабскими цифрами. Пример такого обозначения: Sd Kfz 101 — лёгкий танк Pz.Kpfw I (T-I).

Армейская номенклатура

Армейская номенклатура составлялась из сокращённого названия бронетехники с последующим обозначением порядкового номера римской цифрой и обозначения модификации. Модификация обозначалась буквой по порядку (обычно заглавной, иногда строчной) после сокращения «Ausf.» (нем. Ausfuhrung), то есть «модель»). Пример обозначения модификации: Ausf. B (вторая модификация).

Пример обозначения: Pz II Ausf L — лёгкий танк Panzer II модификации L («Лукс»). Трофейные образцы бронетехники частично сохраняли «родной» индекс, добавлялось обозначение по приведённой выше схеме с добавлением порядкового номера начиная с 700 и однобуквенного кода страны:

* a — США
* b — Бельгия
* e — Великобритания
* f — Франция
* h — Венгрия
* i — Италия
* o — Австрия
* r — СССР
* t — Чехословакия (танки этой страны не нумеровались цифровым кодом).

Пример обозначения: Pz Kpfw T34 747(r) — трофейный советский танк Т-34-76, Flak Pz 38(t) auf Sf 38(t) — ЗСУ на базе шасси чешского танка LT-38.

Экспериментальные образцы обознались индексом VK - от нем. Versuchskonstruktion с четырёхзначной группой цифр (первые две цифры проектный вес, следующие порядковый номер образца) и буквенным обозначением конструкторского бюро:

* P — Ф. Порше;
* H — фирма «Хеншель» ;
* DB — фирма «Даймлер-Бенц».

Пример обозначения: VK.3001 (H) — опытный тяжёлый танк конструкции Э. Адерса (фирма «Хеншель»).

Источник: Классификация германской бронетехники периода Второй мировой войны.

Вооружение устанавливаемое на бронетехнику именовалось Kampfwagenkannone - KwK - «танковая пушка», дальше шел год принятия этой пушки на вооружение - KwK 36, затем добавлялась длина орудия - Lange, исчисляемая в калибрах его ствола - L/56. Пушка танка «Тигр» - KwK 36 L/56. Калибр орудия немцы считали в сантиметрах, калибр пушки танка «Тигр»: 8.8 cm.

С самоходными артиллерийскими установками дело обстоит несколько сложнее, главным образом из-за обилия классов и типов. Штурмовые орудия имели свою систему обозначений, противотанковые установки, самоходные гаубицы и зенитки — свои. При этом в официальное название той или иной САУ, как правило, включалась и информация об используемой артсистеме и о базовом танковом шасси. Например, название Sturmgeschiitz III говорило о том, что это штурмовое орудие на базе танка Pz.III, a Panzerjager I — истребитель танков на базе Pz.l. В то же время полное обозначение последнего было следующим: 4,7 cm Pak (t) auf Pz.Kpfw. I Ausf.B. Расшифровать его можно так: 47-мм чешская противотанковая пушка на шасси танка Pz.l модификации В.

За время второй мировой войны и предшествовавший ей период система классификации германских танков несколько раз менялась. Достаточно сказать, что в первые годы войны они делились на легкие, средние и тяжелые не по боевой массе, а по калибру основного вооружения. Поэтому самый массовый немецкий средний танк Pz.IV вплоть до лета 1943 года считался тяжелым.

Чтобы избежать путаницы в этом вопросе, в литературе немецкие танки располагают по возрастанию их порядковых номеров — от Pz.l до Pz.VI, что, к счастью, совпадает и с возрастанием их боевой массы — от легких до тяжелых. При этом легкие чешские танки Pz. 35 (t) и Pz. 38 (t) обычно ставят после легких немецких машин. Подобное решение обеспечивает и определенную хронологическую последовательность в изложении истории развития германских танков.

О состоянии Panzerwaffe в разные периоды Второй Мировой Войны можно судить по числовым данным о материальной части. Наиболее полно по танкам, истребителям танков, штурмовым и артиллерийским самоходным установкам они представлены в трудах Б. Мюллера-Гиллебранда.

Итак, на 1 сентября 1939 года (начало Второй Мировой Войны) Вермахт располагал 3190 танками, из них Pz Kpfw I - 1145, Pz Kpfw II - 1223, Pz Kpfw 35(t) - 219, Pz Kpfw 38(t) - 76, Pz Kpfw III - 98, Pz Kpfw IV - 211, 215 - командирскими, 3 - огнеметными, 5 штурмовыми орудиями. Безвозвратные потери в Польской кампании составили 198 машин.

На 1 мая 1940 года (канун вторжения во Францию) имелся 3381 танк, из них Pz Kpfw I - 523, Pz Kpfw II - 955, Pz Kpfw 35(t) - 106, Pz Kpfw 38(t) - 228, Pz Kpfw III - 349, Pz Kpfw IV - 278, 135 - командирских, 6 - штурмовых орудий. Из них на Западе к 10 мая - 2574 машины.

На 1 июня 1941 года: 5639 боевых машин, в том числе 377 штурмовых орудий. Из них 4575 боеспособных. Для войны против СССР предназначалось 3582 машины.

Немецкий «писатель» при этом почему то скромно упускает из вида полторы тысячи танков Т-35 и Т-38, произведенных в Чехословакии и 4930 французских и английских танков и 10.000 бронемашин и бронетранспортеров захваченных в ходе «молниеносной войны». Воистину - скромность - сестра таланта.

На 1 марта 1942 года: 5087 машин, из них 3093 боеспособных. Это самый низкий показатель за всю войну.

На 1 мая 1942 года (канун летнего наступления на советско-германском фронте): 5847 машин, из них 3711 боеспособных.

На 1 июля 1943 года (канун Курской битвы): 7517 машин, из них 6291 боеспособных.

На 1 июля 1944 года: 12990 боевых машин, в том числе 7447 танков. Из них боеспособных 11143, в том числе 6087 боеспособных танков.

На 1 февраля 1945 года приходится максимум количества германской бронетехники: 13620 боевых машин, в том числе 6191 танков. Из них боеспособных 12524, в том числе 5177 боеспособных танков. На советско-германском фронте постоянно находилось от 65 до 80% германских бронетанковых сил.


Камуфляж германской техники

Перед нападением на Советский Союз германские танки, машины и бронетранспортёры полностью покрывались различными оттенками тёмно-серой краски. Для ясности необходимо добавить, что все немецкие красители, разработанные после 1925 года, кроме названия имели индекс (RAL) Deutsches Institut fur Guesicherung und Kennzeichnung e.V. (Германского института по контролю качества и идентификации), стандартизующий производство красок на предприятиях. Краски, разработанные до 1925 года, и отдельные из красителей (по крайней мере, известна одна такая распространенная краска, которая была введена, но не стандартизована) после 1925 года индексов RAL не имели. Для сухопутных войск вермахта и полевых войск это был утвержденный и стандартизованный в 1935 году Schwarz Grau (RAL 7021).

И если до 1939 года в германских войсках использовался двухцветный камуфляж из Schwarz Grau и тёмно-коричневого Signal Braun (RAL 8002) в виде «облакообразных» пятен (соотношение 2/3 к 1/3 соответственно), то согласно циркуляру (Heeres Memorandum — НМ) № 864 от 31 июля 1940 года, камуфляжная окраска для немецкой техники была отменена. Новая окраска была принята из предположения, что в боевых условиях техника будет маскироваться в тени деревьев или зданий, для чего камуфляж не требуется, а нужен только более тёмный фон. Авиаполевые дивизии, а также дивизия люфтваффе «Герман Гёринг» до 1943 года окрашивали технику серым цветом ещё более тёмного оттенка Antrazit Grau (RAL 7016).

Данный подход в камуфлировании, отличающий германскую технику от тёмно-зелёной техники стран антигитлеровской коалиции, позволял немецкой пехоте, артиллерии и авиации легко производить визуальную идентификацию «свой-чужой». Поэтому советские танки, в достаточно большом количестве захваченные летом 1941 года, в обязательном порядке также перекрашивались в традиционный Schwarz Grau с нанесением опознавательных знаков германского образца увеличенного размера. Кроме немецкой и советской техники на советско-германском фронте в больших количествах использовались чехословацкие танки PzKpfw 35 (t) и PzKpfw 38(t), которые также окрашивались RAL 7027, производимой пражской компанией Tebaz.

Несмотря на переданные немцами выкраски, чешская краска была несколько светлее германской. Французские и английские трофейные танки, окрашенные, как правило, RAL 7021, встречались достаточно редко. С наступлением зимы (и неопределенностью перспектив «Восточной кампании») потребовалось сделать менее заметными немецкие тёмно-серые танки и автомобили. 18 ноября 1941 года германским командованием был выпущен циркуляр №1128, регламентирующий использование водорастворимой белой защитной краски для камуфлирования вооружения и техники в условиях снежной зимы.

Однако, несмотря на наличие приказа, белую пасту, которую можно было разводить водой до необходимой консистенции, надо было сначала запустить в серийное производство, что сражающиеся на советско-германском фронте немецкие части совершенно не устраивало. Поэтому в ход шли все подручные материалы: различные белые краски, белый материал, которым маскировали технику, а также используемый для маскировки белый снег. Краску наносили кистью различными способами: могли побелить как всю машину, так и нанести различного вида камуфляж в виде белых полос.

С наступлением весны водорастворимую краску предполагалось смыть, использовав базовый тёмно-серый защитный слой в летних кампаниях. Однако к весне 1942 года однотонно-серого защитного оттенка для камуфлирования германской техники было явно недостаточно. «Блицкриг» окончательно провалился и обе сражающиеся армии то наступали, то переходили к обороне. К тому же, до 1 марта 1942 года обе стороны потеряли большое количество танков и каждая машина в войсках была на вес золота. Поэтому новая германская техника, поступавшая на фронт с весны 1942 года, кроме базовой тёмно-серой окраски имела камуфляж в виде крупных зелёных, а иногда и тёмно-коричневых пятен или полос.

Зелёной была краска Olive Grun, а коричневой — Signal Braun (RAL 8002). Ранее официально зелёный цвет использовался в люфтваффе, так как немецкие ВВС приняли его для окраски наземных сооружений и оборудования. Signal Braun — выглядел как «тускло-коричневый», что в целом соответствовало требованиям маскировки.

Для боевых действий в Африке, в конце 1941 г, были разработаны более светлый серый RAL7027 и коричневый RAL 8020 цвета, не имевшие официальных названий, однако большая часть окрашенных ими машин попала в СССР. Летом 1942 года во время боев в Крыму и на Кавказе на советско-германском фронте отмечено появление германской техники, окрашенной по раннему образцу немецкого Африканского корпуса жёлто-коричневой краской Grun Braun (RAL 8000) или более поздней RAL 8020, официально введённой циркуляром 8470; 315 от 25 марта 1942 года.

Данное явление можно объяснить прежде всего схожестью климатических условий Kрыма и Кавказа с северо-африканскими (особенно в летний период), а также переброской на Кавказ наряду с корпусом «F», предназначенным для действий в тропических условиях, других бронетанковых частей, так и не отправленных в Африку. По другой версии, прежде чем перейти на новый вариант базовой окраски, в германских войсках в полевых и боевых условиях проводились широкомасштабные испытания как отдельных танков и САУ, так и целых соединений.

Уже осенью 1942 года вместе со стандартно закамуфлированными боевыми машинами в войска стали поступать тёмно-жёлтые САУ 51-и С III Р. Данное положение подтверждается не только фотографиями Сталинградских боев, но и хроникой об осеннем параде немецких войск во Франции, где боевые машины StuG III F уже были окрашены в тёмно-жёлтый цвет. Но несмотря на обилие различно камуфлированных машин, основу германского танкового и автомобильного парка в 1942 году составляли однотонно окрашенные в серый цвет танки и автомобили. Время обороны еще не наступило. Только после разгрома Германии под Сталинградом немецкому командованию стало окончательно ясно, что никакой «блицпобедой» на отдельном ТВД одержать вверх над Советским Союзом не удастся.

Производственная победа была также затруднена — в СССР производилось гораздо больше танков и самолетов, чем во всех странах Третьего Рейха. Оставался один выход — создать более качественное и эффективное оружие, сведя на нет количественное преимущеcтво Красной Армии в вооружении. К этой задаче немецкие конструкторы и военные подошли комплексно: не только созданием новой техники, в частности танков Т-V «Пантера» и Т-VIН «Тигр», и новых версий известных бронированных машин, но и созданием современных эффективных камуфляжных схем. Циркуляром №181 от 18 февраля 1943 года в бронетанковых силах вермахта, люфтваффе и полевых войсках СС была введена единая камуфляжная схема. Базовым защитным цветом стал тёмно-жёлтый оттенок Dunkel Gelb (принят без индекса RAL), окраска которым танков, самоходных орудий, машин и прочей военной техники производилась прямо на предприятиях. Данный цвет был выбран базовым после долгих исследований, и не последнюю роль здесь сыграло следующее положение.

Тёмно-серый Panzer Grau удовлетворительно маскировал германскую технику на фоне лесных массивов и хорошо — на фоне улиц германских городов. В России подобными по фоновой структуре была только местность западных и северо-западных фронтов, где велась, в основном, позиционная борьба и маневрирование было затруднено. Поэтому и танковых частей там было существенно меньше, чем в юго-восточном и южном степных регионах, где развертывались основные операции 1942-1943 годов. Да и здания в российских городах были окрашены, как правило, в светлые оттенки.

Именно с учетом фоновых особенностей лесо-степных зон советско-германского фронта, тёмно-жёлтый цвет был выбран в качестве наиболее эффективной базовой защитной окраски. Если же ландшафт конкретной местности имел специфические особенности фона, экипажи с помощью зелёной и коричневой красок могли создать необходимый деформирующий или маскирующий камуфляж. В густотертом виде данные краски упаковывались в 2-х и 20-килограммовых ёмкостях и разводились бензином, а некоторые варианты этих красителей — и обычной водой.

В соответствии с циркуляром от 18 февраля 1943 года было также предписано перекрасить всю имеющуюся наземную технику в тёмно-жёлтый цвет. Малоразмерное оборудование — радиостанции, ящики для инструментов — разрешалось не перекрашивать до поступления новых образцов, окрашенных на предприятии. Немцы — народ исполнительный, и к весне 1943 года в германских войсках появилось множество техники, где на тёмно-серый и базовый цвет или серо-зелёный камуфляж старого образца с помощью распылителя или кисти наносились пятна или полосы тёмно-жёлтого цвета, площадь покрытия которых составляла больше 50% поверхности объекта.

Не повторяя ошибок первой зимы 1941-1942 гг, в течение зимы следующего года на советско- германский фронт поступала немецкая техника, окрашенная поверх Panzer Grau, а затем и базовой тёмно-жёлтой краски, белым защитным пигментом, который в процессе эксплуатации приобретал жёлто-соломенный цвет, вполне пригодный для использования в камуфляжной схеме в летний период, особенно для степной полосы.

В некоторых частях, действующих на южном крыле советско-германского фронта, так и поступали: размывали часть бело-соломенного зимнего покрытия до серой основы и в итоге получали деформирующий камуфляж из тёмных и светлых пятен неправильной формы. Но уже к лету 1943 года значительную часть бронетанковых сил фашистской Германии стали составлять новые образцы, изначально окрашенные в тёмно-жёлтый цвет.

Однако, таким образом были окрашены машины танковых и автомобильных частей. Только 11 октября 1943 года был издан циркуляр № 322, регламентирующий перекраску оборудования и техники инженерных подразделений из Panzer Grau в тёмно-жёлтый цвет. До этого приказа сборные мосты, понтоны и другие переправочные средства оставались серыми.

Трофейную советскую технику, которую продолжали широко использовать в германских войсках, с весны 1943 года также перекрашивали в тёмно-жёлтый Dunkel Gelb или жёлтая краска напылялась таким образом, чтобы базовый советский тёмно-зеленый (4БО) образовывал с вновь нанесённой краской двухцветный крупнопятнистый камуфляж. В случае капитального ремонта советской техники в немецком тылу на тёмно-жёлтый базовый цвет наносили германский камуфляж: зеленые (RAL 6003) или коричневые (RAL 8017) пятна-полосы. Зимой советская трофейная техника, также как и немецкая, имела защитную белую окраску.

Касаясь непосредственно камуфляжа, используемого на танках и автомашинах германских вооружённых сил, то, несмотря на приверженность немцев к систематизации, в различных частях вермахта, наземных частях люфтваффе и полевых частях войск СС, он сильно различался как по конфигурации наносимых пятен, так и по их цветовым оттенкам.

Предполагалось, что оливково-зелёная и красно-коричневая краска, поступавшая на фронт в густотёртом виде, будет разводиться бензином, а затем с помощью компрессора в виде пятен-полос наноситься на тёмно-жёлтую основу. Однако на практике, особенно на советско-германском фронте, совершенно отсутствовали условия и время для камуфлирования техники. Часто камуфлирование приходилось производить с помощью кисти прямо из банки, а краска, нанесённая таким способом, имела несколько другие оттенки: тёмно-зелёный и шоколадно-коричневый.

В других случаях, особенно после бомбардировок союзниками немецких химических заводов в 1944-1945 годах, краска перестала поступать регулярно, и это также отразилось на камуфляже бронетанковой и автомобильной техники. В случае окраски последней с помощью компрессора из-за жидко разведённой краски камуфляж мог иметь светло-зелёные и светло-коричневые оттенки. Когда камуфлирующей краски совсем не было, а особенности местности требовали изменить защитный фон, танк или самоходку обмазывали грязью.

В германских войсках практиковались как маскирующий мелкопятнистый, так и деформирующий крупнопятнистый камуфляж. Мелкопятнистый камуфляж был характерен для средних и лёгких танков, автомобилей, тягачей и бронетранспортёров. Он представлял собой извилистые зелёные и (или) коричневые полосы, своеобразной «сеткой» покрывающие всю площадь объекта. Реже использовался крупнопятнистый камуфляж из зелёных и коричневых пятен неправильной формы, покрывающей не менее 50% объекта.

Деформирующий камуфляж из крупных пятен использовался в первую очередь в подразделениях танков типа «Пантера» и «Тигр», иногда — в частях истребителей танков. В 1944 году появился оригинальный вариант окраски, предназначенный в первую очередь для ведения боевых действий из засад. Он представлял из себя трёхцветный деформирующий камуфляж, по всему фону которого наносились «точечные» жёлтые на зелено-коричневом и зелёные (или коричневые) на жёлтом пятна. Таким образом, в одной камуфляжной схеме сочетались достоинства как маскирующей, так и деформирующей защитных схем. Краски поставлялись в войска в сухом виде в железных банках по 10 и 15 кг, а затем их растворяли в бензине, керосине или воде.

С лета 1944 года в германской армии обозначился острый дефицит бензина и краски приходилось разводить водой, что породило множество цветовых оттенков, крайне неустойчивых к погодным условиям. С октября 1944 года, в целях экономии краски, загрунтованные в красно-коричневый цвет машины, не окрашивали полностью в жёлтый, а лишь дополняли жёлтыми пятнами. Иногда к ним добавлялись поля белого цвета, который, будучи жидко разведён, просвечивал, или же, впитывая красный пигмент из грунтовки, казался скорее цветом слоновой кости.

Наиболее интенсивно новые окраски и схемы применялись в батальонах тяжёлых танков типа PzKpfw V «Пантера» и PzKpfw IV В «Королевский тигр», а также в соединениях САУ-истребителей танков. Однако уже зимой 1944-1945 годов поставки краски на германские танковые заводы практически прекратились. Ещё раньше они кончились в войсках. Поэтому за исключением отдельных элитных танковых частей войск СС, у которых снабжение было лучше, последнюю зиму войны немецкие танки встретили в однотонном тёмно-жёлтом камуфляже.

Как и в первую военную зиму, белого пигмента также не хватало. В 1945 году в войска стали поступать танки и самоходки, окрашенные в тёмно-серый цвет Panzer Grau из старых запасов. Одновременно продолжали вводить новые варианты камуфляжа.

Так, в 1945 году американцами было захвачено несколько истребителей танков «Хетцер» с полосами-пятнами, нанесёнными белой краской. С 1943 года часть немецких танков и САУ покрывалась циммеритом — своеобразным цементом, защищающим объект от магнитных мин и кумулятивных снарядов. В неокрашенном виде этот материал имел светло-серый оттенок, поэтому после покрытия циммеритом корпуса или отдельных элементов бронировки машины тёмно-желтая фоновая окраска выглядела ещё темнее. Техника, покрытая циммеритом, окрашивалась и камуфлировалась обычным порядком.

Кроме искусственных красителей, достаточно отличимых от естественного фона при фотосъёмке, для камуфлирования техники в различных бронетанковых частях германской армии с успехом использовали естественные материалы. Кроме вышеупомянутых снега и грязи, которые укладывали или которыми обмазывали корпус, для маскировки использовали ветки кустарника и деревьев, пропорции и цветовая гамма которых компенсировали различия техники с естественным фоном. Таким образом, в ходе Второй мировой войны германская система камуфлирования претерпела большие изменения.

Они были в первую очередь вызваны фактами тактического характера, а не развитием психологической, инженерной и химической науки. Если в начале войны, когда немецкие части доминировали на театре военных действий, при камуфлировании во главу угла ставился принцип необходимой достаточности и на первое место выдвигалось взаимоопознавание войск, то на заключительном этапе войны, когда без авиационной и артиллерийской поддержки каждый танк становился опорным пунктом сопротивления, специальный камуфляж был незаменим.


Трофейный советский Т-70 в Киеве с опознавательными знаками вермахта.
На фото запечатлен момент прохождения по Киеву сорокатысячной колонны немецких военнопленных.


МОСКВА товарищу СТАЛИНУ И.В.

О КОНВОИРОВАНИИ НЕМЕЦКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ ЧЕРЕЗ ГОР. КИЕВ

16 августа с.г. через гор. Киев было проведено конвоирование группы немецких военнопленных в количестве 36 918 человек, в том числе 549 офицеров. Из этого количества пленных было: захвачено войсками 1 – го и 2-го Украинских фронтов 21 249 человек; войсками 1-го и 2-го Белорусских фронтов 7927 чел.; войсками 1-го Прибалтийского фронта 2700 чел., а остальные 5042 чел. направлялись из лагерей НКВД.

Колонны военнопленных проходили по улицам гор. Киева в течение пяти часов – с 10 часов утра до 15 часов дня. Общая длина маршрута по городу от места сосредоточения до места погрузки в эшелоны составляла 21 километр.

При движении военнопленных все улицы, окна и балконы зданий были заполнены местными жителями. Во время появления на улицах колонн военнопленных, по маршруту их движения, собралось свыше 150 тысяч жителей города. Жители города, потерпевшие много бед от фашистских захватчиков, сопровождали военнопленных возгласами ненависти и проклятий по адресу немцев.

Привожу отдельные характерные высказывания:

Одна старая женщина сказала: «Их поганые руки, обагренные нашей кровью. Теперь пусть поработают».

Инвалид Отечественной войны Рыбалов в толпе кричал: «Собаки! Убийцы проклятые! За что вы повесили жену и дочь, за что отрезали руки племяннику Володе и бросили его живым в шахту? Теперь вы за все ответите!»

Профессор института зоологии Академии наук УССР Маркович говорил: «С ненавистью смотришь на этих мерзавцев, причинивших нам столько горя, виновников стольких разрушений и смертей. Эта процессия назидательна для многих. Жители Киева теперь увидели в другом облике немцев, хозяйничавших в Киеве в качестве повелителей».

Врач Горожай сказала: «Я себя сдерживала, чтобы не кричать по адресу этих зверей. Когда вдумаешься, что эти проклятые мерзавцы натворили, ненависть кипит против них».

Член-корреспондент Академии наук УССР Рол, обмениваясь впечатлениями с другими научными работниками, подчеркнул: «Жалкий вид имеют эти „победители“ Европы. Приятно думать, что часть из них побывала в Киеве в качестве победителей, а теперь снова попала в качестве пленных. Это заставит их призадуматься».

Санитарка поликлиники Власова, стоя на улице, говорила другим женщинам: «Единственным моим желанием в этот час бросить в них бомбу. Ведь сколько несчастных отцов и матерей смотрят на тех, кто убивал их детей и грабил».

Бухгалтер треста Укрфарфорофаянс Пиковская говорила: «Эти людоеды имеют здоровый вид. Я вспоминаю, как вели по улицам Киева пленных красноармейцев. Хотя они были похожи на мертвецов, раздетые, голодные и босые, но зато в каждом лице чувствовались сила и ненависть. А эти идут как стадо баранов. Где их прежний фасон».

Стенографистка Наркомместпрома УССР Гоман заявила: «Приятно смотреть на колонны укрощенных хищников, которым оторвали когти и посадили в клетку. Ведь они с нами обращались как с собаками. Жаль, что нельзя плюнуть в физиономию этим „освободителям“.

Один старик кричал вслед проходившей колонне военнопленных: «Собаки, смотрите и дрожите, русские люди не рабы. Мы живы, мы покажем вам, грабители!» Во многих местах, особенно на улице разрушенного Крещатика, слышны были возгласы:

«Смотрите, сволочи, на результаты своей подлой работы. Мы заставим вас днем и ночью работать, чтобы на всю жизнь запомнили и забыли к нам дорогу!» Подобных высказываний было очень много. Было также много таких возгласов и выкриков: «Объiлися украiнського сала. Тепер воно вам боком вилiзе», «Яйка не хотите?», «Смерть Гитлеру!», «Позор убийцам!», «Смерть фашизму!», «Мучители наши», «Довоевались», «Расстрелять их надо», «Как вам нравится Украина?».

Несмотря на окрики и угрозы, население держало себя очень выдержанно и прохождение военнопленных никакими эксцессами не сопровождалось. Однако имели место попытки со стороны отдельных лиц и главным образом инвалидов Отечественной войны проникнуть через оцепление конвоя и нанести удары военнопленным.

Такие попытки настойчиво пресекались. Только четыре человека в разных местах маршрута нанесли удары костылем, камнем и палкой четырем военнопленным. Однако особого вреда им не причинили. Одна женщина, приблизившись к колонне, плюнула немецкому офицеру в лицо. Эти действия сопровождались одобрительными возгласами.

В районе базара молодые женщины бросали в колонну немцев яичную скорлупу с возгласами: «Вы хотели яйка – получите». Некоторые жители города и военнослужащие выражали недовольство гуманным обращением с немецкими военнопленными. Одна старуха подошла к конвоиру и, протягивая руки в сторону немцев, крикнула: «Они наших людей и наших пленных мучили, а с ними нянчатся! Дайте их нам, мы их камнями научим».

Отдельные женщины, пытаясь пробраться к колонне военнопленных, с гневом выкрикивали: «Вы, гады, мучили и расстреливали наших», – и, обращаясь к конвоирам, говорили: «Бейте их, не жалейте!»

Член-корреспондент Академии наук УССР Соколов сказал: «Я сравниваю это зрелище с виденным мною в 1941 году, когда немцы вели советских военнопленных. Считаю, что наши неправильно поступают, допуская такое хорошее отношение к фрицам».

Сотрудник Наркомпроса Украины Копайлов высказался так: «Будучи в армии, я стремился побольше уничтожить немцев. Теперь я вижу, что немцев еще много в живых и о них наше правительство беспокоится: кормит, одевает. С ними нужно поступать построже, чтобы они помнили, как поступали с нашими красноармейцами».

Сотрудник треста «Металлоширпотреб» Кириченко сказал: «Зачем такую усиленную охрану выставили для этих подлецов. Будь она меньше, народ поговорил бы с ними иначе. Противно смотреть на эти тупые физиономии. Страшно подумать, как там у них живут наши люди. Бедняги умирают с голоду».

Священник Соболев в беседе с другими священнослужителями высказался: «Удивляюсь такой церемонии. Это жирно для наших врагов после того, как они оставили здесь на Украине столько горя и слез».

Присутствовавший при этом иеромонах Тимофей заявил: «Я возмущаюсь тем, что с ними так чинно поступают. А как они водили наших пленных? Нет, неправильно делает власть, их надо было бы вести, как они наших водили. Бить нагайками. Что заработали, то пусть и получают».

Один рабочий сказал: «Они наших раненых рысью гнали, а мы эти морды накормили, шажком водим, караул выстроили. Я бы с ними не цацкался, а платил бы десятерицей».

На это одна женщина ответила: «Русский человек быстро обиды забывает».

Н. С. Хрущев 17 августа 1944 года.

Опознавательные знаки немецкой бронетехники

Впервые германская национальная эмблема, так называемый «Balkenkreuz» («Балочный крест»), появился на танках и броневиках вермахта во время боевых действий в Польше в сентябре 1939 г. «Balkenkreuz» представлял собой большой белый крест с прямоугольными равными по длине сторонами и предназначался прежде всего для визуального отличия своих боевых машин от боевых машин противника. Причём, такие кресты не только наносились на танки краской, но и изготавливались из листов тонкого металла и приваривались на борта и башни боевых машин.

Однако, первые же бои показали, что большие белые кресты сильно демаскируют технику и являются отличной мишенью для польских противотанковых пушек. Поэтому многие танковые экипажи вермахта для маскировки стали замазывать кресты грязью. Позже последовало распоряжение о закрашивании центра крестов тёмно-жёлтой краской, (используемой для нанесения на танки дивизионных значков), а белой оставалось только окантовка креста. Но многие экипажи перекрашивали кресты целиком в жёлтый цвет. В конце польской компании в качестве идентификационной эмблемы для танков был принят так называемый «открытый» крест, идентичный крестам, использовавшимся на самолетах люфтваффе. Он наносился в виде четырех белых уголков прямо поверх основной тёмно-серой окраски танка.

Но некоторые танковые экипажи закрашивали центр креста чёрной краской. К началу боевых действий против Франции и Бельгии в мае 1940 г. на всех боевых машинах вермахта использовались именно такие кресты. Причём, размеры их могли варьироваться. (Правда, для танков Pz III и Pz IV был принят единый размер креста: 25 см. в высоту.) В таком виде «Balkenkreuz» наносился на тёмно-серую основную окраску танков вермахта вплоть до её замены на жёлтую в 1943 г.

С началом боевых действий в Северной Африке в феврале 1941 г. «Balkenkreuz» претерпел изменения. Выяснилось, что на жёлто-коричневом пустынном камуфляже белый «открытый» крест не очень хорошо заметен. Поэтому центр креста стали закрашивать чёрной краской. С введением в феврале 1943 г. для окраски всей бронетехники вермахта нового стандартного жёлтого цвета, в качестве стандартного образца вводится африканский вариант креста — чёрный с белой окантовкой. С этого же времени устанавливаются и стандартные размеры «Balkenkreuz» — 20 см. в ширину и 25 см. в высоту.

Такой вариант креста просуществовал на немецкой военной технике вплоть до конца войны. Следует отметить, что несмотря на стандартный вариант «Balkenkreuz», существовало множество его разновидностей. Например, встречаются кресты с чёрной окантовкой, кресты с бело-чёрной окантовкой, кресты вообще без окантовки белого, чёрного и даже красного цветов и т.д. Например, на всех бронированных полугусеничных Ореl Maultier с реактивной установкой 15 сm Panzerwerfer 42 использовались узкие кресты с длинными краями.

Первоначально кресты на боевую технику наносились с помощью специальных трафаретов, реже вручную. С введением в 1943-1944 гг. циммеритовой обмазки на немецкой бронетехнике кресты стало возможным рисовать только вручную, поэтому разнообразие их вариантов в конце войны возросло.


Немец занят обслуживанием трофейного танка Т-34/76. В центре креста стоит заплатка.
Танк со штампованной башней и башенкой командира завода УЗТМ, модель 1943 года. Справа в держателе висит радиоантенна.

На трофейной советской бронетехнике, использовавшейся на службе в вермахте, если она не перекрашивалась, наносились кресты больших, чем обычно, размеров. Но в большинстве случаев трофейная техника перекрашивалась в стандартные цвета, принятые в вермахте, и на неё наносились кресты стандартных размеров. Для опознавания с воздуха своих танков самолетами люфтваффе обычно использовался государственный флаг Третьего Рейха - черная свастика в белом круге в центре красного полотнища. Флаг обычно расстилался на башне, крыше моторного отделения танка или броневика.

К началу войны против СССР немецкая танковая дивизия имела в своём составе один танковый полк (Panzer Regiment) который, в свою очередь, включал в себя два танковых батальона (Panzer Abteilung). Каждый батальон состоял из четырёх рот (Panzer Kompaine), рота состояла из четырёх взводов (количество рот, взводов и число машин в ходе войны неоднократно менялось). Система нумерации боевых машин была довольно простой и состояла из трёхзначного номера, наносившегося на башню или корпус танка. Первая цифра обозначала номер роты, вторая — номер взвода, а третья — номер машины во взводе. Например, номер 234 обозначал вторую роту, третий взвод, четвёртую машину во взводе. Такая система нумерации просуществовала в частях вермахта вплоть до конца войны.

Нумерация командирских танков базировалась на вышеописанной системе. Машины штаба танкового полка маркировались латинской буквой R (R — Regiment и номером, обозначавшим принадлежность танка тому или иному командиру. Например, R01 обозначал танк командира полка, R02 — танк заместителя командира полка, R0З — танк офицера связи полка, и т.д. Некоторые полки использовали нестандартную систему обозначений: танк командира полка обозначался R00, в случае же выхода этой машины из строя командирским танком становился R01.

Аналогичным образом маркировались и машины штабов танковых батальонов. Тут вместо буквы R использовались римские цифры I, II или III, соответствовавшие номеру батальона в полку. Так, машина командира первого батальона имела номер 101, командира второго батальона — 1101, а командира третьего — 11101. В первом батальоне 102 обозначался танк заместителя командира батальона, 103 — танк офицера связи батальона и 104 — начальника технической службы батальона. Некоторые дивизии использовали более сложную систему обозначений своих штабных машин.

Вместо буквы R, которая демаскировала командирские танки на фоне других машин, применялась система фальшивых «ротных» номеров. Делалось это так: танковый полк состоял из восьми танковых рот (в двух батальонах). Тогда машинам штаба полка присваивались номера 901, 902, 903 и т.д. Другие части использовали нулевую нумерацию: 001, 002, 003 и т.д. Некоторые полки, имевшие в своём составе девятую роту танков «Тигр», использовали для штабных машин полка нумерацию десятой роты: 1001, 1002,1003 и т.д.

В апреле 1944 г. генеральный инспектор танковых войск издал специальный приказ, согласно которому к 15 июня 1944 г. предполагалось стандартизировать систему обозначений для командирских машин и машин штабов полков и батальонов. Приказ также предписывал использование системы в виде трёхзначных номеров для всех бронетранспортёров панцергренадерских полков (Panzergrenadier Regiment) и разведывательных батальонов. Система нумерации, используемая для обозначения машин штабов полков и батальонов, полностью изменилась. Вместо буквы К и римских цифр был введён двухзначный кодовый номер.

Внутри рот танк командира роты обозначался номером 01. Например, 301, 501, 601. Но был ещё и другой вариант в виде двух нулей: 300, 500, 800 и т.д. Второй танк 02 обычно был запасным танком командира роты и мог использоваться заместителем командира. Самоходно-артиллерийские части использовали свою систему обозначений. Например, в артиллерийских полках принадлежность машины к той или иной батарее дивизиона обозначалась буквами алфавита (А, В, С, и т.д.). Многие истребительно-противотанковые части использовали танковую трёхзначную систему обозначений (первая цифра — номер дивизиона, вторая — номер батареи в дивизионе, третья — номер орудия в батарее), а другие части — комбинированную систему.

Она состояла из буквенного обозначения номера САУ и двухзначного номера (это мог быть или номер дивизиона, или батареи и литер орудия в батарее). В дивизионе было обычно две батареи по шесть орудий в каждой.

Тактические обозначения

Практически все боевые машины германской армии в ходе войны имели тактические знаки, показывающие, к какому подразделению они принадлежат. Эти обозначения были заимствованы из немецкой военной картографии и приспособлены для использования на бовых машинах. Знаки обычно наносились белой краской, но во время боевых действий зимой, когда техника окрашивалась в зимний камуфляж, использовались другие цвета — жёлтый, красный или чёрный.

Кроме того, в некоторых дивизиях тактические знаки наносились разными цветами — белым, красным, жёлтым, синим и для различных подразделений дивизии. Все рекомендации по нанесению тактических знаков были оговорены в приказе Heeresdienstvorschrift 272 (HDv 272), а затем напечатаны в специальном буклете «Армейские тактические обозначения» («Taktische Zeichen des Heeres»). Тактические обозначения, утверждённые приказом HDv 272, использовались с начала Второй мировой войны и до конца 1942 года.

С начала 1943 года в HDv 272 начали вносить изменения, обусловленные как появлением новых видов вооружения (тяжёлые танки, реактивные миномёты и т. д.), так и созданием новых тактических единиц (батальоны САУ-истребителей танков и др.). В апреле 1944 года усовершенствованная система была окончательно утверждена, при этом некоторые традиционные символы были заменены на совершенно новые. Поэтому от субъективных взглядов танковых командиров на роль тактических знаков в бою, а также от степени их исполнительности зависело насколько быстро новая система будет введена в войска.

Однако до конца войны в танковых дивизиях вермахта и полевых войск СС продолжали использоваться как новые, так и старые символы. Особая система тактических обозначений использовалась в танковой дивизии (позже — корпусе) люфтваффе «Герман Гёринг».

Кроме тактических обозначений все боевые и транспортные машины вермахта (за исключением танков и САУ) имели регистрационные номера. Эти номера или штамповались из тонких металлических листов, или (что встречалось довольно часто) просто накрашивались. Передний номер обычно имел размеры 90х475 мм, задний — 200х320 мм. (в виде прямоугольника или прямоугольника с обрезанными верхними углами). Обычно номера были белыми с чёрными цифрами и буквами. Буквы регистрационного номера определяли принадлежность машины к тому или иному роду войск или какой-то организации. Например:

• WH — Wehrmaht Heere (сухопутные войска),
• WL — Wehrmaht Luftwaffe (ВВС),
• WM — Wehrmaht Marine (ВМС),
• SS — Waffen SS (войска СС),
• ОТ — Organization Todt (строительная органи-зация Тодта), когда эта организация влилась в вермахт (конец 1944 г.), ей был присвоен номер WT.
• РОL — Polizei (полиция).

Кроме того, существовали свои обозначения для оккупационных частей в оккупированных странах и областях.
Цифры на регистрационных номерах формировались из числовых групп, соответствовавших различным военным округам. Кроме номеров германская техника имела также различные служебные надписи. Штабные машины вермахта имели специальные небольшие флажки, показывающие должность того командира, к штабу которого был приписан автомобиль. Цвет, форма и изображение на флажке соответствовали рангу командира. Форма и элементы флажков во многом повторяли принятые на немецких военных топографических картах символы подразделений, но отдельные из них имели оригинальный рисунок.

Довольно распространённой практикой в вермахте было нанесение на стволы артиллерийских орудий, танков и САУ символов, свидетельствовавших о количество побед, уничтоженных танках, самолётах и других целях. Обычно победные значки наносились на стволе орудия у основания или у дульного тормоза в виде цветных колец (белых или красных). Каждое кольцо соответствовало одной победе. Иногда победные отметки наносились на щите орудия или на броневой рубке САУ. В этом случае рисовался силуэт цели и палочками отмечалось количество уничтоженных целей.

Кроме того, в немецкой армии существовала практика присвоения боевым машинам личных имен. (Правда, распространена она была гораздо меньше, чем в английской, американской или французской армиях.) Наиболее распространёнными были женские имена, названия городов, земель и местностей Третьего Рейха, а также названия животных.

«Камуфляж германской техники 1941-45 гг» М. Коломиец и И. Мощанский


джерманпортянка джерманпортянка

Германский драп для опознавания автобронетехники

Немецкий флаг/драп для опознавания транспортного средства, размещался на авто и бронетехнике. Пилоты Люфтваффе по ним могли опознавать собственную технику, и наблюдать расположение позиций немецкой пехоты на линии фронта, на флоте драп использовался для опознавания германских кораблей с воздуха.

В начале войны немцы использовали сигнальные драпы, чтобы идентифицировать немецкую технику для пилотов Люфтваффе, некоторые исследователи истории считают что применялись в основном не специализированные драпы, а простые национальные флаги с эмблемой в виде свастики.

Драпы в отличии от флага могут быть идентифицированы по отсутвию крепления для флага, вместо него драпы имели петли на всех четырех углах, делающие их таким образом весьма подходящими чтобы закрепить развернутый драп тросами за углы на грузовиках и танках, и даже на верхней палубе военных кораблей.

Флаг/драп второго типа «Balkenkreutz» - «Балочный Крест», встречается гораздо реже, он так же серийно производился, но фактически никогда широко не использовался немецкими вооруженными силами во время войны.

PNG
Экипаж М-36 скручивает трофейный флаг.

Вероятно что драпы типа «Балочный Крест» были сделаны для грядущего перевооружения немецкой армии, и основная масса новых драпов поступала на склады, однако война закончилась раньше чем предполагалось, и новые драпы так и не появились в больших количествах на фронте. Союзнические оккупационные войска после победы обнаружили их на захваченных складах и привезли домой в качестве сувениров и подарков.

Фронтовые фото с драпами типа «Балочный Крест», подтверждают их использование немцами на Восточном Фронте в 1944 году на заключительном этапе войны. Также есть сообщения об использовании этого типа драпа во время сражения в Арденнах в 1945 году. В виду того что большинство своих трофеев, солдаты Союзников подобрали в конце войны или немедленно после ее окончания, широту применения и использования драпа типа «Балочный Крест», трудно определить.


PzKpfw VI Ausf. B. с башней Хеншеля и антимагнитным покрытием - циммеритом.
Танковый музей в Бовингтоне. Англия.

Циммеритовое покрытие

С лета 1943 года броня немецких танков и САУ покрывались циммеритом - веществом похожим на цемент. Это покрытие защищало танк от крепления к броне магнитных мин и кумулятивных гранат. В неокрашенном виде этот материал имел светло-серый оттенок, поэтому после покрытия циммеритом корпуса или отдельных элементов бронировки машины тёмно-желтая фоновая окраска выглядела ещё темнее. Техника, покрытая циммеритом, окрашивалась и камуфлировалась обычным порядком.

Для уничтожения танка мину необходимо было зафиксировать магнитом на бортовой броне танка и затем привести в действие подрывной механизм. При установке на «циммерит» магнит мины не цеплялся за метал корпуса через слой пасты и его ребристые грани, создававшие дополнительный промежуток между корпусом танка и магнитом мины.

«Циммерит» был назван по имени фирмы - производителя антимагнитной пасты - «Химического завода Циммера» из Берлина. Состав "Циммерита" включал в себя следующие компоненты: 25% связующего вещества (ацетат поливинила - Movilith 20), 10% наполнителя (деревянная тырса), 40% сульфата бария, 10% сульфида цинка и 15% пигмента охры для придания массе темно-желтого цвета, сходного со стандартной немецкой камуфляжной краской «дункельгельб». На танкостроительные заводы «циммерит» поступал в виде мягкой пасты. Поверхность танка перед нанесением «циммерита» покрывалась антикоррозионной грунтовкой, затем паста наносилась металлическими шпателями двумя слоями в два этапа. Первый слой толщиной 5 мм надсекался боковой частью шпателя на квадратики под «вафлю» - для улучшения приставания следующего слоя.

После просушки через 24 часа, наносился второй слой, по поверхности которого при помощи специального стального гребня наносился характерный волнистый рисунок. делалось это для еще большего усложнения установки мин, и для того, чтобы при попадании снаряда "циммерит" не отслаивался пластом с половины борта танка, а отлетала бы лишь небольшая плитка покрытия. Просушка покрытого пастой танка могла затянуться до трех дней, а при использовании паяльной лампы высушить покрытие можно было за несколько часов. Наносить «циммерит» перестали в сентябре 1944г, антимагнитная паста оказалась слишком дорогой в производстве и малоэффективной на поле боя.

Появление немецких танков Pz.VI «Тигр», Pz.V «Пантера» и тяжелого танка-истребителя «Элефант» в боях на Курской дуге потребовало повышения бронепробиваемости гранат до 120 мм. Конструкторы Н.С. Житких, Л.Б. Иоффе, М.З. Полевиков в Московском филиале НИИ-6 НКБП разработали кумулятивную гранату РПГ-6. В данной гранате угадывались черты немецкой PWM-1(L). Войсковые испытания были проведены в сентябре 1943 года, и уже в конце октября она была принята на вооружение. У РПГ-6 был каплевидный корпус с зарядом (две шашки) и дополнительный детонатор. Рукоятка имела инерционный взрыватель, капсюль-детонатор и ленточный стабилизатор. Ударник взрывателя блокировала чека. Ленты стабилизатора (две короткие и две длинные) укладывались в рукоятке.

Для их удержания имелась предохранительная планка. Перед броском вынимался предохранительный шплинт. После броска предохранительная планка отлетала, вытягивался стабилизатор, чека ударника выдергивалась – взводился запал. Таким образом, система предохранения у данной гранаты была трехступенчатой (РПГ-43 имела двухступенчатую). В плане технологии главной особенностью гранаты РПГ-6 было отсутствие резьбовых и точеных деталей, широкое применение накатки и штамповки. За счет этого удалось наладить серийное производство гранаты еще до конца года. РПГ-6 по сравнению с РПГ-43, была безопаснее в обращении и технологичнее в производстве. Метались данные гранаты на 15-20 м, бойцу после броска следовало укрыться.

Всего в СССР с 1942 по 1945 год было выпущено 20.882 800 противотанковых и 37.924 000 противопехотных ручных гранат (в 1942 году – 9.232 тыс., в 1943 году – 8.000 тыс., в 1944 году - 2.830 тыс. в 1945 – 820,8 тыс.). Можно увидеть снижение количества ручных гранат в системе противотанковых боеприпасов пехоты. Ручными противотанковыми гранатами снабжали десанты, партизанские и диверсионные отряды – например парашютно-десантный мешок ПД-ММ, мог вмещать до 70 гранат. РПГ-6 и РПГ-43 оставалась на вооружении и по окончании войны, однако в начале 50-х годов их заменила РКГ-3 со стабилизирующим парашютиком и трехступенчатой системой предохранения.

panzer
"Пантера" Ausf G

Panzerkampfwagen V
«Panther» / «Пантера»
тяжелый танк

«Пантера» принимает участие в следующих сражениях в Panzer Front :
«Красное Село», «Сашендорф», «Ле Дезерт», «Угол Баркмана» – модификации Ausf G, «Мальмеди» – Ерзац «Пантера М-10».

До сих пор идут споры о том кто же был лучшим немецким танком во Второй мировой войне - «Тигр» или «Пантера». Немецкие специалисты в этом вопросе склоняются в сторону «Тигра». Отечественные эксперты в этом вопросе отдают пальму первенства Пантере. Проект танка запущенный в 1941 под кодовым наименованием «Пантера» был призван создать полноценный ответ русскому танку T34/76.

На самом деле конечно никакого полноценного ответа быть не могло - поскольку война была проиграна немцами в течении первого месяца войны в июне - июле 1941. Блицкриг который планировался как окружение и уничтожение в боях у границы основной части Р.К.К.А., провалился в первые же недели войны. В дальнейшем, вне зависимости от того насколько ативными или пассивными в ведении боевых действий показали бы себя наши доблестные союзники - Анлия и США, Германия все равно была бы разгромлена Красной Армией.

Позиционируемый в начале своей боевой карьеры как средний танк, исходя из калибра орудия в 7.5 см, вскоре после боевого применения, немцам пришлось пересмотреть способы применения нового танка, и «Пантера» была переведена в разряд тяжелых танков. Это было напрямую обусловлено весовыми характеристиками и необходимостью учитывать тактико-технические особенности машины. Также требовалась специальная подготовка технического персонала и личного состава задействованного в обслуживании и планировании операций с использованием танков «Пантера».

Daimler-Benz и MAN получили техническое задание на разработку 30-ти тонной машины вооруженной пушкой 75mm L/70. Daimler-Benz произвел образец в точности скопированный с советского Т-34 вплоть до торсионной передачи, однако проект свернули по требованию военных, резонно решивших что сходство формы и силуэта с советским Т34 приведет в боевых условиях к обстрелу танка собственной артиллерией и авиацией. MAN произвел образец основанный на типично немецком расположении узлов и агрегатов, а также новом типе подвески, внешний вид и угол наклона броневых листов нового танка было скопировано с Т-34."Пантера" вооружалось длинноствольной 75мм пушкой KwK42 L/70. Это орудие имело замечательные баллистические характеристики, бронепробиваемость которого приводила в восторг военных специалистов, по обе стороны фронта. После войны KwK42 L/70 даже производилось во Франции, но я сомневаюсь что французы заплатили немцам за лицензию.

Гитлеру не терпелось опробовать новые машины в действии. Все выпущенные к началу Курского сражения "Пантеры" были сведены в 39 танковый полк в двух батальонном составе по 96 машин в каждом плюс восемь машин штаба полка. В таком составе они и приняли участие в битве под Курском. После выгрузки с железной дороги на марше случились первые на Восточном фронте небоевые потери среди Пантер - из за пожара вызванного в моторном отделении от перегрева двигателей, два танки вспыхнули как свечки и моментально сгорели дотла.

Пантеры из за уязвимости слабо бронированного борта наступали скученно, стараясь свести маневр к минимуму, чтобы не подставлять борта под огонь. Советские Панцерваффе вооруженные быстрыми и ужасными танками Т-34, а также средства ПТО и минные поля равно как и технические отказы сырой ходовой части свели в итоге на нет все попытки удивить русских новым чудо-оружием.

Значительную часть неисправных Пантер не успели эвакуировать с Курской дуги, и в ходе последовавшего затем отступления вермахта по всему фронту, на СПАМ и областных танко-ремонтных заводах, Красная Армия захватила в качестве трофеев 127 поврежденных машин в различном состоянии.

Новые секретные танки "Пантера" были укомплектованы штатными подрывными зарядами для разрушения башни, экипаж должен был привести взрывчатку в действие если подбитый танк нельзя было эвакуировать, но судя по фотографиям многочисленных трофеев, неисправные "Пантеры" подрывались экипажами редко - главным в бою для экипажа было как можно быстрее покинуть подбитую машину, пока ее не охватило пламя.

Пантера получив мощное лобовое бронирование корпуса и башни 80-110 мм, и для 1943-го года довольно слабое бронирование борта корпуса и башни - 40мм, к 1943 году основным калибром орудий в танках и средствах ПТО стал 76 миллиметров, и он поражал Пантеру в борт с расстояния полтора - два километра, нижняя часть борта корпуса над колесами была слабо бронирована и пробивалось пулями противотанковых ружей и осколочно фугасными снарядами, танк был запущен в серию только после установки на борта экранов из мягкого металла которые защищали танк от двух этих категорий боеприпасов и не были предназначены для защиты от кумулятивных и бронебойных снарядов .

Экраны не были жестко закреплены и в бою при попадании в танк снаряда секция принявшая на себя удар деформировалась и отваливалась. Недостаточное бронирование было выявлено еще на стадии готовности "Пантеры" к производству, и для запуска в серийное производство пришлось увеличить верхнюю броневую плиту корпуса с 60 до 80 мм, эта модификация съела все ресурсы по увеличению бронезащищенности танка - пришлось уменьшать бронирование других элементов корпуса , чтобы избыточный вес не повредил подвеску, усилить которую не представлялось более возможным без серьезных изменений в конструкции связанной с остановкой уже запущенного в производство танка.

Пантера имела недостаточно мощный мотор который не мог обеспечить при нагрузке в 3000 оборотов стабильную работ , изначально мощность мотора и работа элементов трансмиссии была рассчитана на танк массой 32 тонны, после того как к весу Пантеры добавили еще 12 тонн поведение трансмиссии и ходовой части в боевых условиях утратило стабильность.Проблемы с избыточной нагрузкой на мотор приводили к перегреву и возгоранию моторного отделения , после установки предохранителя в конце 1943 года удалось обеспечить устойчивую работу двигателя понизив его обороты с 3000 до 2400 об./мин., при этом максимальная скорость упала с 55 до 46 км час.

Тем не менее и в 1944 году в руки РККА попадали пленные "Пантеры" с недоработанным двигателем, что говорит о том что не все серии сразу получили улучшенный вариант мотора. Танк был капризен в эксплуатации, и имел многочисленные недоработки в конструкции, требовал квалифицированного обслуживания , и потреблял высококачественный очищенный бензин. Единственным плюсом по сравнению с Тигром был предремонтный ресурс - при стабильно работающем моторе Пантера могла пройти 240-280 километров, что выгодно ее отличало от своего "старшего брата", который мог пробежать 160 - 180 без глубокого технического обслуживания.

Несмотря на конструктивные недостатки , проблемы были решены в течении первого года выпуска Пантер, что весьма неплохо по меркам военного времени,и будучи весьма трудоемкой в начале своего производства, Пантера затем производилась в больших количествах, и общий объем танков , самоходок, командирских машин, танков артиллерийского наблюдения и БРЭМ на ее шасси превысил 6 тысяч. Тем не менее немецкая промышленность не смогла перейти на выпуск Пантеры в качестве основного танка - им до конца войны по количеству выпущенных штук оставался Т-4. Хотя на самом деле вообще то самым массовым немецким танком была САУ Штука на шасси Т-3 - Pz.III.

В 1944 году организация немецкой танковой дивизии претерпела существенные изменения. Первый батальон танкового полка получил танки Pz.V "Пантера", второй был укомплектован Pz.lV. "Пантеры" поступили на вооружение не всех танковых дивизий вермахта. В ряде соединений танковые батальоны имели только Pz.lV.

Пантера была грозным противником для всех танков как на Восточном так и на Западном фронтах , мощная пушка с длиной ствола в 70 калибров и толстая лобовая броня давали ей значительное преимущество перед всеми типами бронетехники противника в обороне, однако слабое бортовое бронирование вело к высоким потерям когда Пантеры участвовали в наступлении, имея при этом слабое сопровождение и отсутствие огневой поддержки.

Наращивание темпов производства повлекло за собой упрощение технологии производства бронеплит равно как и некоторый дефицит легирующих добавок во второй половине 1944 года привели к ухудшению стойкости брони на всех без исключения типах танков, включая Пантеру.


Буква "L" - символ принадлежности «Кошки» к «Учебной» танковой дивизии - «Panzer Lehr».
Модификация Ausf A с шаровой пулеметной установкой вместо бугельной у первой производственной серии Ausf D, которая представляла собой горизонтальную щель, закрытую заглушкой, также Пантера несет новый тип коммандирской башенки, устанавливавшийся также в улучшенной серии Ausf G, в которой был изъят из лобового листа лючок механика водителя, который имеется на этом танке.

История создания и описание конструкции

Наряду с тяжелым танком PzKpfw VI «Тигр» средний PzKpfw V «Пантера» является наиболее известным немецким танком второй мировой войны. В период с 1942 по 1945 год немецкая промышленность выпустила почти 6000 машин этого типа. Помимо боевых версий производились танки управления, эвакуационные машины и самоходные артиллерийские установки «Ягдпантера». Танки PzKpfw V использовались на всех фронтах. Наравне с советским Т-34 «Пантера» заслуженно считалась одной из лучших боевых машин второй мировой войны.

Когда в апреле 1941 года советская военная делегация посетила немецкие военные предприятия, «гости из-за Буга" были искренне удивлены, что самым тяжелым серийным немецким танком был 23-тонный PzKpfw IV. Спустя всего два месяца панцерваффе столкнулось в бою с совершенными советскими машинами Т-34-76 и KB, которые значительно превосходили немецкие машины бронированием и огневой мощью. Снаряды стандартных немецких противотанковых пушек Pak 35/36 калибра 37 мм отскакивали от брони советских танков.

Т-34 и KB безнаказанно расстреливали слабо бронированные немецкие машины. Для борьбы с этими типами советских танков немцы стали применять зенитные (универсальные) пушки Flak 18/36/37 калибра 88 мм и тяжелую артиллерию.

В связи с этим немецкое командование приняло решение в кратчайшие сроки развернуть серийное производство противотанковой пушки Pak 38 калибра 50 мм и перевооружить танки PzKpfw III и IV длинноствольными орудиями калибра 57 и 75 мм, а также использовать... трофейные советские пушки типа Ф-22 и УВС калибра 76,2 мм, которые в большом количестве были захвачены немецкими войсками в Белоруссии и на Украине в 1941 году. Под обозначением 7,62 cm Pak 36 (г) и 7,62 cm Pak 39 (г) они устанавливались на противотанковые САУ «Мардер» II и «Мардер» III. Эти пушки поступали также на вооружение противотанковых артиллерийских подразделений.

Однако выйти из тупика можно было единственным способом: разработать новые типы танков и как можно скорее приступить к их серийному производству. Большие средства были выделены для ведения работ по созданию тяжелого танка. Но быстро развернуть производство среднего танка не удавалось, и поэтому возникло предложение скопировать Т-34.

Реализации этой идеи помешали трудности технологического характера - аллюминий необходимый для производства двигателей уходил на постройку самолетов для Люфтваффе а дизельное топливо уходило для кораблей и подлодок в Кригсмарин. Оставался только один путь — создание «немецкого» среднего танка - на бензине.В ноябре 1941 года на фронт прибыла специальная комиссия с целью изучить новые типы советских танков. В состав комиссии, прибывшей во 2-ю танковую армию, входили известные конструкторы: профессор Порше (фирма «Нибелунген»), инженер Освальд (фирма MAN) и доктор Адерс (фирма «Хеншель»). В расположении 35-го танкового полка 4-й танковой дивизии комиссия пррвела подробные технические исследования тяжелых танков КВ-1, КВ-2 и среднего Т-34. Результаты, полученные комиссией, способствовали ускорению работ немецких конструкторов.

Строительство прототипов VK 2401 и VK 2001 (MAN) было прекращено, а строящиеся прототипы тяжелых танков было рекомендовано усилить с точки зрения броневой защиты и перевооружить. Основная работа по производству тяжелых танков легла на фирмы «Хеншель», «Нибелунген» (Порше) и «Крупп» (башни), а задание на проектирование среднего танка получили 25 ноября 1941 года фирмы «Даймлер-Бенц» и MAN.

Условия проектного задания были следующими: ширина танка — 3150 мм, максимальная высота — 2990 мм, двигатель мощностью 650-700 л. с., лобовая броня — 40 мм, максимальная скорость — 55 км/ч.

Танк VK 3002 фирмы «Даймлер-Бенц» внешне сильно напоминал Т-34, и это стало основной причиной отказа от предложенного проекта. Главное возражение сводилось к тому, что в боевых условиях солдаты будут путать его с Т-34. Значительно более многообещающим был проект фирмы MAN. Ее танк VK 3002 имел также больший запас хода, чем конкурентная машина фирмы «Даймлер-Бенц». 3 февраля 1942 года фирма MAN получила рекомендацию завершить строительство прототипа в течение семнадцати недель, что и было сделано. Испытания прототипа проводились на полигоне 2-го танкового полка в Берке.

Производство танков PzKpfw V «Пантера» планировалось поручить четырем : фирмам: MAN, «Даймлер-Бенц», «Хеншель» (Кассель) и MNH (Ганновер). Стоимости одного серийного танка была установлена в размере 117000 рейхсмарок (для сравнения PzKpfw III стоил 96163 рейхсмарки, PzKpfw IV — 103462 RM, а PzKpfw VI «Тигр» — все 250800 RM).

4 июня 1942 года министр А. Шпеер отдал распоряжение, чтобы 250 «Пантер» были готовы к 12 мая 1943 года. Первые танки версии D (D2) поступили на вооружение 51-го и 52-го танковых батальонов, 23-го и 26-го танковых полков, а также дивизий СС «Дас Рейх» и «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер».

Становление «Пантеры» не обошлось без вмешательства вождя Третьего рейха. В начале 1943 года Гитлер распорядился перевооружить танки PzKpfw V 75-мм пушкой KwK 42 L/100. К счастью для немцев, этот тип орудия еще не был готов, и дальнейшие работы пошли уже без помех... и личного участия фюрера.

Стоит также добавить, что первоначально планировалось строительство так называемой легкой «Пантеры» с 50-мм пушкой KwK 39 L/60.

Первая серийная «Пантера» покинула сборочный цех фирмы MAN 11 января 1943 года. Серийное производство танка PzKpfw V «Пантера» началось с выпуска 20 машин так называемой нулевой серии, которые получили обозначение Ausf. А. Эти танки не имели ничего общего с танками, выпускавшимися с сентября 1943 года и имевшими такое же обозначение.

Основным отличием машин нулевой серии было расположение командирской башенки. Она выходила за контур башни, образуя своеобразный «навес». Подобным образом выглядела башня танка PzKpfw VI Ausf. В «Тигр» II, выполненная по проекту Фердинанда Порше. Танки оснащались коробкой передач ZF 7 и двигателем «Майбах» HL 210P45. Лобовая броня имела толщину 60 мм. Танки были вооружены 75-мм пушкой KwK 42 L/70 с однокамерным дульным тормозом. Отсутствие фронтовых фотоснимков этих танков позволяет предположить, что машины первой серии использовались только для обучения и тренировки танкистов.

И по сей день неизвестно, почему первая крупносерийная производственная версия получила обозначение Ausf. D. Можно только предполагать, что обозначения В и С были зарезервированы за другими модификациями танков. В некоторых источниках указывается, что версия В — это модификация с коробкой передач «Майбах» OLVAR.

Танки PzKpfw V «Пантера» Ausf. D незначительно отличались от прототипа VK 3002 (MAN) и машин нулевой серии (A, D1). Изменения коснулись только командирской башенки и дульного тормоза пушки KwK 42. Толщина лобовой брони увеличилась до 80 мм. На танках устанавливался новый тип коробки передач типа «Майбах» АК 7-200. Такими же коробками оснащались машины версии А и G.

Танки версии D, выпускавшиеся в первой половине 1943 года, имели командирские башенки со смотровыми щелями, прикрытыми бронестеклом толщиной 50 мм. Машины, производившиеся во второй половине 1943 года, а также версии А и G оснащались модифицированной командирской башенкой с семью перископами и стойкой для установки пулемета MG 34, из которого можно было вести огонь по воздушным целям. На первых танках по бокам башни устанавливались по три дымовых гранатомета NbK 39 калибра 90 мм. На танках более поздних выпусков дымовые заряды выстреливались изнутри танка.

Небольшое лирическое отступление

У нас тут между прочим практически везде и все время читаешь о том какой плохой был танк Т-34, и как плохо все у нас было, и что как только наши танки попадают в бой к примеру под Харьковом или Прохоровкой, то по причине плохой конструкции, необученного экипажа и тупого начальства, они сразу раз и горят, горят, горят. Как начитаешься такого так и хочется пойти и дать в (censored) опровержение. Также читая статьи про танки эпизодически попадаешь в сети на перлы типа:

(орфография сохранена как и первая буква в предложении написанная с маленькой)

на сайте есть рассказ о танковом бое, в котором один КВ-1 под командованием лейтенанта Колобанова уничтожил сразу 22 немецких танка. На этом примере, хорошо видно, какой грозной силой в 1941 году были танки КВ. Правда, в умелых руках. Но, именно, умелых рук, то в 1941 году, почти, и не нашлось.

А запятые то через каждое слово - автор - ты рюскай ?

Дальше автору сего опуса нужно было дописать :

Именно по причине отсутствия умелых рук в РККА, в 1941 году Гитлер дошел до Владивостока ...

Ну там еще про пожирателя талантивых Тухачевских - Сталина добавить тоже надо - куда же мы без описаний злодеяний кровавого тирана то попадем ? Не иначе как прямиком в демократический ад.

А Гитлер дошел до Владивостока?

Тухачевский когда то чего то выигрывал в настоящей войне?

Имейте в виду что если б сей славный маршал и кстати масон из общества «Полярная Звезда» не просрал свои войска под Варшавой в 1920-м году в ходе Советско-польской войны, то никакого Гитлера в Германии у власти в 30-е не было бы.

Тут еще вылезет какой нибудь «просвещенный специалист» - иллюминат и пропищит

- А вот Калабанов такой герой, а ему так и не дали медальку !

Ну как воюют демократические армии в которых раздача медалей хорошо организована и всегда ведется своевременно, мы уже видели в 1940 году во Франции. В этой связи возникает вопрос, а почему Колобанов и РККА при диктаторе Сталине воевали за Родину гораздо лучше, нежели чем свободные от тирании демократические солдаты ?

Может быть потому что при демократии главное зло и причина тирании - это деньги и беспридельная власть тех кто их имеет над теми у кого их нет.

«Мы за людей - и поэтому мы против них !» - офицер восточногерманской спецслужбы «Штази» озвучивает эту фразу в германском фильме «Легенды Риты» (оригинальное название «Die Stille nach dem Schub» - «Тишина после Выстрела») о террористке из Rote Armee Fraktion, бегущей из ФРГ чтобы жить в ГДР.

Нельзя пропагандировать индивидуализм и шкурничество - они ведут к распаду и гибели общества и цивизизации в целом. Советскую цивилизацию уничтожили путем ведения информационно-подрывной пропаганды капиталистических ценностей. В фильме наглядно показано как в ГДР меняется психология общества, грядущая «демократия» обещает немцам в восточной Германии после воссоединения неисчислимые материальные блага.

Но капиталистические ценности ценны только для капиталистов - благодаря насаждаемому образу жизни «а ля демократия», власть имущие держат в буквальном смысле за горло сотни миллионов своих граждан, с трудом сводящих концы с концами на мизерную зарплату и живущих в кредит. Именно поэтому во всех голивудских фильмах главные герои крадут деньги. И никогда не пытаются их честно заработать - «там» это невозможно.

«Ну купишь ты эти джинсы, но зачем они если твоя задница не будет тебе принадлежать !?» - вопрошает свою знакомую главная героиня фильма «Die Stille nach dem Schub», не понаслышке знакомая с реалиями «демократического рая».

Всю эту муть читают дети. А дети как известно бывают большие и малые. Некоторые бывает так и просто никогда не вырастают. И вот при чтении псевдоисторической писанины, в наивных детских мозгах, создается образ Родины. В которой все не так как надо. В которой все через попу. В которой за подвиги не дают медалей. А ведь им предстоит нести знамя наших отцов дальше вперед в светлые Дали.

Далеко они его пронесут с таким моральным настроем и декларируемыми общенациональными ценностями ? Вся вражеская пропаганда именно на этом и строится - если завтра война, если завтра в поход - знай Родина плохая, Родина тебя не любит, так что бросай знамя и ружье в канаву и беги спасать свою шкуру. Своя шкура к своей попе ближе.

Ребята - если бы оно все так было, то вас бы сейчас здесь не было - вас бы давно уже истребили как североамериканских индейцев, а на ваше место завезли бы негров, которые трудились бы на мировую элиту на картофельных и пшеничных плантациях и рудниках с нефтепромыслами.

И до тех пор пока этого не произошло, это означает что все что было сделано нашими предками и нашими вождями до этого было сделано правильно. Абсолютно все - всегда, везде и во всем. Было сделано правильно.

Но современная молодежь на самом деле не такая глупая, какими их хотели бы видеть «современные властители дум». Скорее даже наоборот - по сравнению с «цивилизованными» отпрысками буржуазной демократии, они знают почему Т-34 - лучший танк в мире, а так же где и в каком месте в предложении необходимо ставить или не ставить запятые.

И они настоящие патриоты, и готовы принять и нести дальше Знамя Нашей Великой Родины. Но имеющиеся отдельные неточности необходимо прояснять, дабы они не превратились из трещин в расщелины и не развалили исподволь весь базис.

Да, и мы с вами конечно же знаем, что на самом деле никакого ЗОГ-а, не существует - это все беллитристика.

А по поводу Запада, там тоже в плане оценки России и ее роли в войне, все также далеко не однозначно - к примеру один из «знатоков истории» вещал на «буржуйском» форуме относительно того что вот какие растяпы (а возможно и просто враги трудящихся банкиров) были генералы и руководство у союзников - они дали плохим большевикам «взять Берлин».

И далее вероятно он хотел перечислить ужОсы по списку - два, нет четыре миллиона изнасилованных немок, да что там - дайте все шесть, и тридцать миллионов (конфискованных с надписью «сделано в Харькове») отобранных велосипедов, патефонов, мясорубок и щипчиков для сахара, вместе с ситечками конечно.

А простой английский парень из Лондона, ему на это и отвечает:
- В 1945 никто не смог бы остановить Красную Армию, она раскатала бы любого кто встал у нее на пути, именно поэтому русские и взяли Берлин.

Так что радует что кроме России есть еще много народа за рубежом, которые правильно понимают «политику партии», и поддерживают нашу страну.

Однако вернемся к нашим фошицким «кошарам».

Сражение на реке Нида в январе 1945

Здесь мы расскажем о наших героических танкистах, которые выбив «Пантер» с позиций, разогнали «Кошек» по близлежащим плавням реки Нида в январе 1945, где они драпая от советских Т-34, все благополучно утопли, послужив затем к вящей славе польской металлургии в качестве источников металла.

Передовой отряд 3-й гвардейской танковой армии под командованием полковника Якубовского, в ходе Сандомирско-Силезской операции 1-го Украинского фронта, захватил плацдарм на реке Нида 6 км по фронту и 4 км в глубину и обеспечил форсирование реки главными силами корпуса и другими частями 3-й гвардейской танковой армии.

Маршал бронетанковых войск Якубовский Иван Игнатьевич, рассказывает в своей книге мемуаров «Земля в огне» об этом сражении:

Примерно в час ночи 13 января мы разгромили штаб пехотной дивизии и двинулись к реке Нида, как вдруг командир бригады Суховаров доложил, что с севера в направлении Хмельника идет колонна танков. Откуда они взялись? Может быть, это передовой отряд танковой армии Д. Д. Лелюшенко? Но оказалось — это немцы. Как выяснилось потом, в район действий нашего передового отряда противник выдвигал из Кельце к Хмельнику 17-ю танковую дивизию. Перед нами был один из ее танковых полков. Гитлеровцы не рассчитывали на такую опасную для них встречу, и после скоротечного боя танковые экипажи врага бросили свои машины, скрылись в лесу. Первые в тылу врага боевые трофеи — танки и автомашины — наши саперы быстро вывели из строя.

Остаток ночи отряд безостановочно шел к Ниде. Однако к рассвету он вынужден был снова завязать короткую схватку. Мы настигли колонну тяжелой артиллерии. Дерзкими действиями с флангов и с тыла наши танкисты и самоходчики рассеяли гитлеровцев. Вражеские орудия подорвали.

Утро 13 января застало нас на Ниде, где силами автоматчиков мы захватили плацдарм в районе Пяски, Гурки. К этому времени наш передовой отряд, совершая стремительный рейд по тылам противника, вышел на глубину до 70 км от бывшего переднего края немецкой обороны.

Уже в первых боях на пути от Вислы к Одеру личный состав отряда проявил мужество и изобретательность. Сошлюсь на такой пример. Наше продвижение к реке Нида было столь быстрым, что саперы с их тяжелой техникой иногда отставали. Построить мосты своими силами мы, конечно, не могли, а захватить с ходу имевшиеся нам не удалось. Они находились под сильной охраной пехоты и танков противника. Однако время не ждало, и надо было во что бы то ни стало найти выход из положения. Река была покрыта льдом, по которому могли передвигаться только легкие машины.

Что касается танков и орудий, то лед их не выдерживал. Тогда было решено оборудовать переправу танков вброд. Определив обычные броды, по которым машины переправлялись летом, мы стали разрушать ледовый панцирь артиллерийскими выстрелами. Так во льду была пробита трасса, по которой в сравнительно короткий срок мы переправили танки на противоположный берег и расширили плацдарм.

Между тем 17-я танковая дивизия немцев, с которой мы встретились ночью, привела себя в порядок и выходила в район Хмельника, где встретилась с главными силами нашей танковой армии. О выходе отряда на Ниду я доложил П. С. Рыбалко, после чего связь с ним прервалась и была восстановлена только на следующий день, когда к реке стали подходить вражеские резервы. Но противник опоздал. Подготовленный им рубеж на Ниде был уже занят нашим армейским передовым отрядом. Для танковой армии, которая разгромила противника в районе Хмельника, форсирование реки было обеспечено.

В полдень 14 января к нам в отряд прибыл П. С. Рыбалко. Он передал нам благодарность командующего фронтом. Выслушав мой доклад, командарм взял карту и от нашего места стоянки до города Влощова провел линию, пометил время и расписался. Сказал, что это новая задача отряда.

Нам предстояло преодолеть около 60 км, не ввязываясь в затяжные бои за населенные пункты. Главное — своевременно овладеть узлом дорог: городом Влощова и подготовленным рубежом обороны на западном берегу реки Пилица. С наступлением темноты отряд двинулся к городу. Шли вне дорог. Единственным ориентиром в ночной мгле на незнакомой местности нам служил еле заметный свет на городских окраинах.

В отряд поступили данные о том, что в городе Влощова сосредоточиваются отходящие войска и на железнодорожной станции разгружаются воинские эшелоны. Не теряя времени, мы нанесли противнику ошеломляющий удар. Отдельные его части, которые еще не успели выгрузиться из эшелонов, были разгромлены. Улицы были забиты брошенной техникой. Пришлось расчищать дорогу своими танками. Вскоре город был полностью очищен от врага.

Приказ генерала П. С. Рыбалко был выполнен в срок. Позднее командующий армией отметил, что решительные действия нашего передового отряда обеспечили успешное выполнение задачи, поставленной перед армией.

Для просмотра внутри башни нажать левую кнопку мыши и крутить, колесико для увеличения

Фото галерея «Пантеры» из музея Жака Литлфилда - Military Vehicle Technology Foundation
Littlefield Collection.

Клуб Заводчиков «Пантер» на сегодняшний день очень мал – сегодня по всему миру насчитывается два или три десятка «выживших» машин, из них только три или четыре на ходу, при этом только машина старательно отреставрированная персоналом музея Жака Литлфилда находится в состоянии как будто она только что сошла с конвейера.

В то время как остальном мире считанные единицы «Пантер», которым повезло оказаться к примеру в Кубинке, в Бовингтоне или Сеймуре, могут самостоятельно передвигаться и образно говоря ни в чем себе не отказывают и катаются себе в свое удовольствие, прямо можно сказать как сыр в масле, остальные танки рассредоточены по площадкам под открытым небом или ржавеют на заднем двере музеев, и как правило находятся в весьма плачевном состоянии.

Не исключено что по ночам нашу русскую «Пантерку» иногда посещают кошмарные видения, и она просыпается с ужасными воплями, когда вдруг вместо своего удобного персонального стойла с обогревом и крышей в Кубинке, она в своем сне неожиданно оказывается ржавеющей посреди поля рядом с полуразвалившимся «Тигром» в Снегирях ...

В основном танки находящиеся в приличном для показа состоянии, находятся в музеях или в частных коллекциях, доступ в которые ограничен. В отличии от них к частной коллекции Жака Литлфилда, расположенном в Калифорнии, имеется свободный доступ, с посещаемостью до 4000 человек в день. Большинство танков «Пантера» в послевоенный период недолгое время находились на вооружении армий стран победителей - но сложное техническое обслуживание и отсутствие комплектующих к началу 50-х годов привели к тому что все «Кошки» отправились на переплавку.

Экземпляр приобретенный Жаком Литлфилдом из числа утонувших в польской реке Черная Нида весной 45-го, когда советские танковые войска прорвали немецкую оборону. В реке осталось несколько «Кошек», которые вскоре были отправлены поляками в переплавку, а наш единственный уцелевший экземпляр представленный на фото, вероятно так глубоко ушел в топь, что его скорее всего просто не обнаружили, поскольку как мне видится сложности с его извлечением не превышали стоимость 30-35 тонн первоклассной стали которые можно было получить из «Пантеры» после переплавки с пересчетом на усушку и утруску.

Практически из ржавого лома за шесть лет «Пантера» была восстановлена персоналом музея Литлфилда до превосходного состояния, в прямом смысле слова символизируя собой победу человеческого духа над тленной материей и беспощадным бегом времени. В феврале 2009 года, когда Пантера была полностью готова не только к показу, но в буквальном смысле слова к бою, оставалось только доделать некоторые мелочи в неустановленной пока на танк башне, Жак констатировал - «Теперь я удовлетворен !» Несколько дней спустя, 7 февраля 2009 года, Жак Литлфилд, безвременно в возрасте 59 лет, покинул этот мир, после долгой и мужественной борьбы с тяжелым недугом.

Посмотрите повнимательнее на этот танк. По сложности конструкции и технологическому исполнению «Пантера» - это вне всякого сомнения «восьмое чудо света». Но германцам это не помогло. Страшное орудие тоталитаризма - сталинская трехлинейная винтовка плюс пять патронов, которая выдавалась в количестве одной штуки на десять человек, могла завалить и не такого зверя как простая немецкая «Пантерка».

map
Вооружение
Основное вооружение "Пантеры" - пушка 7,5 cm KwK 42 калибра 75 мм, производившаяся на заводе фирмы Rheinmetall-Borsig в Дюссельдорфе. Ствол орудия имел длину 70 калибров - 5250 мм; вместе с дульным тормозом - 5535 мм. Масса составляла 1000 кг, а всей установки вместе с маской - 2650 кг. Предельная длина отката - 420 мм. Вертикальная наводка - в пределах от - 8° до +18°. «Наша» Пантера имеет все признаки модификации Ausf А - новый тип башенки командира, шаровая установка пулемета, в маске башни двойные бойницы под бинокулярный телескопический ломающийся прицел TZF-12, отреставрированная машина несет монокулярный TZF 12а - вероятно башня относится к ранней производственной серии Ausf А.

map
Вооружение
Пушка снабжалась вертикальным клиновым затвором и полуавтоматикой копирного типа. Полуавтоматика располагалась на правой стороне казенника (закрывающий механизм) и на люльке (копирное устройство). Противооткатные устройства состояли из гидравлического тормоза отката и воздушно-жидкостного накатника. Подъемный механизм пушки - секторного типа. Выстрел из пушки производился с помощью стационарного электроспуска, кнопка которого находилась на рукоятке маховика подъемного механизма. В боевом отделении под сиденьем наводчика устанавливался воздушный компрессор для продувки ствола пушки после каждого выстрела. Воздух для продува ствола отсасывался из короба гильзоулавливателя.

map
Вооружение
С пушкой был спарен 7,92-мм пулемет MG 34. Курсовой пулемет размещался в лобовом листе корпуса в бугельной (Ausf D) или в шаровой (Ausf А и G) установках. Танки Ausf D и Ausf D2 оснащались бинокулярным телескопическим ломающимся прицелом TZF 12, а Ausf А и G - монокулярным TZF 12а. При изменении вертикального угла установки вооружения изменялось и положение объективной части прицелов, окулярная же часть оставалась неподвижной, что обеспечивало работу с вооружением на всем диапазоне вертикального угла наведения без изменения положения стреляющего. Прицелы изготавливались фирмой Karl Zeiss в Йене. Боекомплект пушки состоял из 79 выстрелов у Ausf D и А и 82 выстрелов у Ausf G. Выстрелы укладывались в нишах подбашенной коробки, в отделении управления и в боевом отделении. Боекомплект пулеметов составлял для моделей D и А 5100, а для G - 4800 патронов.

map
Командирские башенки модификаций А и G были приспособлены под монтаж зенитного пулемета MG 34.

map
Башня "Пантеры", в форме усеченного конуса,- сварная, с соединением листов в шип и наклоном стенок в 65°.
В передней части башни в литой маске полуцилиндрической формы устанавливались пушка, спаренный с ней пулемет и прицел. Башня приводилась во вращение гидравлическим поворотным механизмом мощностью 4 кВт. Скорость поворота зависела от частоты вращения коленчатого вала двигателя. При 2500 об/мин полный оборот башни осуществлялся за 17 с вправо и 18 с влево. При выключенном двигателе башня поворачивалась вручную. При этом из-за неуравновешенности башни ее поворот вручную при крене свыше 5° был невозможен.

map
Вспомогательное вооружение. Танк оснащался «устройством ближнего боя» (Nahkampfgerat) - мортиркой калибра 26 мм.
В боекомплект входили дымовые (12 шт.), осколочные (20 шт.) и осколочно-зажигательные (24 шт.) снаряды. Мортирка располагалась в правой задней части крыши башни.

map
Комадирская башенка - вид без блока перископов.
На крыше башни устанавливалась командирская башенка с шестью (позже с семью) смотровыми приборами.

map
Комадирская башенка - вид без блока перископов.

map
Корма "Пантеры".
Кормовая часть корпуса делилась на три отсека внутренними водонепроницаемыми переборками. Слева и справа от моторного отделения расположены массивные блоки радиаторов охлаждения с вентиляторами, при преодолении водных преград вброд они могли заливаться водой. В центральный же отсек, где находился двигатель, вода не поступала. Крайние отсеки закрывались сверху броневыми решетками, четыре из них служили для притока воздуха, охлаждавшего радиаторы, а две средние - для его отвода. Надмоторная часть закрывалась крышкой с двумя вентиляционными отверстиями. В днище танка были предусмотрены люки для доступа к торсионам подвески, к спускным кранам систем питания, охлаждения и смазки, к водооткачивающей помпе и к спускной пробке картера коробки передач.

map
Блок радиаторов "Пантеры".

map
Моторное отделение "Пантеры" Ausf A.

map
Бензин заливать сюда.

map

map

map

map
Стеллажи для снарядов.

map
Боевое отделение «Пантеры» - вид на левый задний стеллаж для снарядов.

map
Боевое отделение «Пантеры» - вид на левый борт.
Справа вдоль борта расположены подсумки под пулеметные ленты.

map
Боевое отделение «Пантеры» - вид на правый борт.

map
Башенный погон "Пантеры" с кругом обслуживания 1850 мм.
Боевое отделение располагалось в средней части танка. Здесь размещались: в башне - пушка и спаренный с ней пулемет, приборы наблюдения и прицеливания, механизмы вертикальной и горизонтальной наводки и сиденья командира танка, наводчика и заряжающего. В корпусе в нишах, по стенкам и под вращающимся поликом башни находился боекомплект.

map
Вращающийся полик боевого отделения «Пантеры».

map
Полик боевого отделения «Пантеры» в сборе с башней.
Установлены механизмы поворота башни и наводки орудия.

map
Вид сверху над башенным погоном.
По днищу боевого отделения к коробке скоростей проходит карданный вал, под ним видны элементы подвески. На днище танка устанавливались водяной насос, насос гидравлической системы поворота танка и воздушный компрессор.

На машины версии D (официальное обозначение D2 — в отличие от бывшей версии А, получившей обозначение D1) устанавливались карбюраторные двигатели «Майбах» 230Р30 мощностью 700 л. с. Танки, выпускавшиеся со второй половины 1943 года покрывались циммеритом и оснащались дополнительными броневыми экранами толщиной 5 мм, которые защищали верхнюю часть ходовой части и ослабляли эффект воздействия кумулятивных зарядов. Спереди внутри корпуса располагался пулемет MG 34, огонь из которого можно было вести через специальную амбразуру в броне.

map
Коробка переключения скоростей танка и кресло механика-водителя.
Вид со стороны стрелка курсового пулемета.

map
Коробка переключения скоростей танка и кресло механика-водителя.
Вид со стороны водителя. За креслом механика-водителя расположен стеллаж для размещения боезапаса, ее металлический корпус служил дополнительным элементом противоосколочного бронирования - при пробитии брони "Пантеры" он защищал снарядные гильзы от раскаленных осколков.

map
Рабочее место механика-водителя, справа расположена трансмиссия.

map
Компоновка "Пантеры" - классический вариант для германского танкостроения с передним расположением трансмиссии.
Отделение управления находилось в передней части танка. В нем размещались главный фрикцион, коробка передач, механизм поворота, органы управления танком, контрольные приборы, курсовой пулемет, часть боекомплекта, радиостанция и рабочие места двух членов экипажа - водителя и стрелка-радиста.

map
Вид на место механика-водителя со снятой крышей боевого отделения.
Верхний лобовой лист корпуса располагался под углом 38° к горизонтальной плоскости, нижний - под углом 37°. Нижние бортовые листы - вертикальные, верхние наклонены под углом 48°, кормовой лист - под углом 60°. В передней части крыши корпуса имелись люки-лазы механика-водителя и радиста. Для входа и выхода из танка крышки люков приподнимались вверх и отводились в сторону с помощью специального подъемно-поворотного механизма (у модификации G - откидывались на петлях). Люки-лазы были выполнены в крышке люка, предназначенного для удобства монтажа и демонтажа коробки передач и механизма управления танком.

Другой характерной особенностью танков версии D2 были сдвоенные выхлопные трубы, расположенные симметрично в кормовой части корпуса машины. На танках этой же модификации, но более позднего выпуска выхлопные трубы закрывались специальными пламягасителями и броневыми щитками. В левой стороне башни имелось круглое отверстие для выброса наружу стреляных снарядных гильз. Рядом находился маленький лючок для стрельбы из стрелкового оружия, который прикрывался съемной крышкой. Такой же лючок имелся и в задней стенке башни. Всего был выпущен 851 танк версии D.

map
Трансмиссия "Пантеры
Трансмиссия состояла из карданной передачи, трехдискового главного фрикциона сухого трения, коробки передач АК 7-200, механизма поворота фирмы MAN, бортовых передач и дисковых тормозов типа LG 900. Коробка передач - трехвальная, с продольным расположением валов, семиступенчатая, пятиходовая, с постоянным зацеплением шестерен и простыми (безынерционными) конусными синхронизаторами для включения передач со 2-й по 7-ю. Картер коробки передач центрировался и жестко соединялся с картером механизма поворота, образуя единый монтажно-демонтажный агрегат (с общими внутренним объемом и системой смазки) трансмиссии: двухпоточный механизм передач и поворота.

map
Планетарный редуктор "Пантеры".
Механизм поворота состоял из двух планетарных редукторов. К бортовым передачам мощность передавалась короткими поперечными валиками с зубчатыми муфтами на концах. Центровочные работы при сборке танка были сведены таким образом к минимуму, но монтаж и демонтаж механизма передач и поворота из сварной носовой части броневого корпуса представлял большие трудности. Приводы управления танком - комбинированные,с гидросервоприводом следящего действия с механической обратной связью.

map
Приборы наблюдения
В передней части крыши корпуса устанавливались четыре перископических прибора наблюдения (по два для механика-водителя и радиста) и имелось вентиляционное отверстие, прикрытое броневым колпаком, перед которым монтировалась стойка для фиксации ствола пушки в походном положении. Система пожаротушения - автоматическая. Сигнализация была выведена на панель приборов механика-водителя.

В конце августа — начале сентября 1943 года началось серийное производство следующей модификации «Пантеры» — PzKpfw V Ausf. А. Основным ее отличием от предыдущей модели была замена съемного курсового пулемета MG 34 стандартным пулеметом в шаровой установке. Изменилась также система выхлопных труб, увеличилось количество и расположение подшипников опорных катков, не стало малого входного люка в боковой стене башни и лючков для стрельбы, вместо двухобъективного прицела появился однообъективный типа TZF 12а. Угол вертикального наведения орудия составил от -8°до +18°. Ряд изменений был внесен в конструкцию командирской башенки. Собственный перископ появился у заряжающего.

Танки версии А выпускались до марта 1944 года, после чего на смену им пришли машины версии G. Эта модификация была наиболее многочисленной. Немецкая промышленность выпустила 3740 машин этого типа.

map
Вид на рабочее место стрелка-радиста.
Электрооборудование было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение 12В. Источники: генератор Bosch GTLN700 12-1500BJ1 мощностью 0,7 кВт, два аккумулятора Bosch емкостью 150 А.ч.
Потребители: электростартер Bosch BFD624ARS15 мощностью 4,4 кВт, контрольные приборы, подсветка прицелов, приборы звуковой и световой сигнализации, аппаратура внутреннего и внешнего освещения, спуски пушки и пулеметов.

map
Рабочее место стрелка-радиста.
Курсовой пулемет размещался в лобовом листе корпуса в бугельной (Ausf D) или в шаровой (Ausf А и G) установках.

map
Радиостанция "Пантеры".
Все танки "Пантера" оснащались радиостанцией Fu 5, имевшей дальность действия 6,4 км телефоном и 9,4 км телеграфом.

map
Установка трансмиссии в корпус "Пантеры".
В музее Жака Литлфилда, выловленная в польском водоеме «Пантера» была полностью восстановлена до Runing condition. Разбитая башня почти полностью была изготовлена заново.

map
Установка трансмиссии в корпус "Пантеры".

map
Трансмиссия "Пантеры" установлена в корпус.


























Перископ мехвода


Перископ для командирской башенки


Двигатель и трансмиссия.

На танке "Пантера" устанавливался 12-цилиндровый карбюраторный четырехтактный двигатель Maybach HL 230P30 мощностью 700 л.с. (515 кВт) при 3000 об/мин (на практике число оборотов не превышало 2500). Диаметр цилиндра 130 мм. Ход поршня 145 мм. Цилиндры располагались V-образно под углом 60°. Степень сжатия 6,8. Сухая масса двигателя 1200 кг.

Топливо - этилированный бензин с октановым числом не ниже 74. Емкость пяти бензобаков 730 л. Подача топлива принудительная, с помощью четырех диафрагменных насосов Solex. Карбюраторов - четыре, марки Solex 52FFJIID. Система смазки - циркуляционная, под давлением, с сухим картером. Циркуляция масла осуществлялась тремя шестеренчатыми насосами, из которых один нагнетающий и два отсасывающих.
Система охлаждения - жидкостная. Радиаторов-четыре, соединенных по два последовательно. Емкость радиаторов - около 170 л. По обеим сторонам двигателя располагались вентиляторы типа Zyklon.

Для ускорения запуска двигателя в холодное время года предназначался термосифонный подогреватель, отапливаемый паяльной лампой, которая устанавливалась с наружной стороны кормового листа корпуса.
Трансмиссия состояла из карданной передачи, трехдискового главного фрикциона сухого трения, коробки передач АК 7-200, механизма поворота фирмы MAN, бортовых передач и дисковых тормозов типа LG 900.
Коробка передач - трехвальная, с продольным расположением валов, семиступенчатая, пятиходовая, с постоянным зацеплением шестерен и простыми (безынерционными) конусными синхронизаторами для включения передач со 2-й по 7-ю.

«Пантеры» версии G имели новый тип лобовой брони, в которой уже не было прямоугольного смотрового люка механика-водителя. Боковые стенки корпуса устанавливались под углом 61°, а их бронирование увеличилось до 50 мм. Изменилась форма входных люков механика-водителя и стрелка-радиста. На ряде танков пушки получили цилиндрические маски со специальным отворотом, который препятствовал попаданию снарядов в основание башни. Машины, выпускавшиеся с конца 1944 года, имели дополнительный вентилятор силового отделения, прикрытый броневой защитой. Меньше стали отверстия воздухозабора, находившиеся сразу за башней и т. д. Танки версий А и G оборудовались дополнительными броневыми экранами для защиты верхних ветвей гусениц.

С середины 1944 года началась разработка новой версии «Пантеры», которая получила обозначение Ausf. F. Машины этой версии существенно отличались от танков предыдущих модификаций. Самым важным усовершенствованием была установка башни нового типа — так называемой «узкой башни», спроектированной фирмой «Даймлер-Бенц». Планировалась также разработка узкой башни под пушку калибра 88 мм.

По сравнению со стандартной башней версии G новая отличалась меньшими размерами и другой системой бронирования. Пушка устанавливалась в новой маске типа «свиное рыло», подобной той, что использовалась на танках PzKpfw VI «Тигр» II. Толщина лобовой брони башни увеличилась до 120-125 мм, боковой и задней — до 60 мм, крыши — до 30 мм. Появилось дополнительное оборудование: прибор ночного видения и стереоскопический дальномер.

Изменения коснулись и вооружения танка: в корпусе вместо пулемета MG 34 устанавливался штурмовой пулемет МР 44 калибра 7,9 мм. Его можно было размещать в любом из двух предусмотренных для этого гнезд. В качестве основного вооружения использовалась 75-мм пушка KwK 44 L/70 с углом склонения ствола -8° и возвышения +20°. Кроме того, в башне устанавливался пулемет «Рейнметалл-Борзиг» MG 42 калибра 7,9 мм. Командирская башенка была приспособлена для установки пулемета MG 34, из которого можно было вести огонь по воздушным целям. Монтаж вооружения в башне осуществляли фирмы «Крупп» и «Шкода». Модифицированная 75-мм пушка KwK 44/1 полностью производилась на предприятиях фирмы «Шкода».

Танки «Пантера» Ausf. F (с 26 февраля Гитлер запретил использование обозначения PzKpfw V, оставив только название) должны были оснащаться прицелом фирмы «Лейц» TZF 13 с увеличением от 2,5 до 6 раз и стереоскопическим дальномером фирмы «Цейсс», который обеспечивал 15-кратное увеличение. Дальномер имел длину 1320 мм и устанавливался вдоль передней стенки башни. Объективы находились в выступающих с боков защитных кожухах. Прицел TZF 13 размещался по центру под пушкой. Некоторые изменения претерпел и гидравлический привод вращения башни.

Модифицированию подверглась не только башня, но и корпус танка. Бронирование верха корпуса увеличилось с 12 мм до 35 мм, изменилась форма и размер входных люков механика-водителя и стрелка-радиста. Планировалась также разработка узкой башни под пушку калибра 88 мм. Серийные танки версии F оснащались улучшенной пушкой KwK 44/2, однако в 1944 году фирма «Крупп» дважды разрабатывала проекты перевооружения танков «Пантера» 88-мм пушками KwK 43 L/71.

В феврале 1943 года было принято решение унифицировать производство новых танков «Тигр» II и «Пантера» II. Реализовать это решение было довольно просто, поскольку на заводе фирмы «Хеншель» в Касселе производились и те и другие машины.

По проекту танк «Пантера» II имел узкую башню диаметром 1750 мм и видоизмененный корпус с иным расположением люков механика-водителя и стрелка-радиста, а также воздухозаборов для двигателя. Бронирование новой машины было усилено: толщина лобовой брони увеличилась до 100 мм, бортовой — до 60 мм, а кормы и верха корпуса — до 40 мм. Предполагалось, что танк будет вооружаться 88-мм пушкой KwK 43 L/71 с углом склонения -8° и возвышения + 15°.

Башня была приспособлена для установки дальномера. В 1945 году началось проектирование башни с лобовой броней толщиной 150 мм. Предполагаемая боевая масса «Пантеры» — 50,2 т — вынудила конструкторов искать новую силовую установку. В результате появились три опытные машины: одна с двигателем «Майбах» HL 234 мощностью 850 л. с., другая с дизелем «Зиммеринг» Sla 16 мощностью 720 л. с. и третья с двигателем MAN/Argus LD 220 мощностью 700 л. с.

В конце 1944 года фирма MAN получила заказ на строительство двух танков «Пантера» II. Первый прототип был готов в 1945 году, однако он имел стандартную башню, которой оснащались предыдущие модификации «Пантеры». В ходовой части были использованы опорные катки и ведущие колеса, применявшиеся на «Тиграх» II.

В 1943 году на базе стандартного танка PzKpfw V «Пантера» Ausf. D строились танки с дополнительной радиостанцией — танки управления. В зависимости от типа радиостанции они производились в двух версиях. Машины 3d Kfz 267 оснащались радиостанциями FuG 5 и FuG 7 и служили для связи на уровне батальона и роты, тогда как на машины Sd Kfz 268 ставились рации FuG 5 и FuG 8 для обеспечения связи с полком и дивизией.

Экипаж танка управления состоял из командира, механика-водителя, «офицера связи», который выполнял также обязанности стрелка, и двух радистов, выполнявших функции наводчика и заряжающего. Однако чаще всего дополнительную радиостанцию обслуживал заряжающий. На танках управления пулемет MG 34 находился в башне, иным было размещение боеукладок, боекомплект для пушки сократился до 64 выстрелов на танках версии D и А и до 70 выстрелов на машинах версии G.

Другой специальной версией «Пантеры» была артиллерийская машина наблюдения. Она не имела пушки, но оснащалась деревянным макетом орудия KwK 42, чтобы вводить в заблуждение противника. Пулемет MG 34 размещался в башне в стандартной шаровой установке. С 1943 года на базе «Пантер» версии D фирма MAN начала производство ремонтно-эвакуационных машин, предназначавшихся для замены полугусеничных тягачей и тягачей на базе танков PzKpfw III, которые не могли буксировать слишком тяжелые для них «Пантеры» и «Тигры».

1 марта 1944 года на полигоне Берке под Эйзенахом новый БРЭМ «Бергепантера» SdKfz 179 был продемонстрирован генеральному инспектору танковых войск генерал-полковнику Гейнцу Гудериану, а 7 апреля Гитлер приказал выпускать ежемесячно по 20 машин. Однако в апреле удалось построить только 13 машин, в мае — 18, в июне — 20, а в июле — лишь 10. Планировалось строительство «Бергепантер» на базе танков «Пантера» версии F. БРЭМ «Бергепантера» использовались также в качестве транспортеров боеприпасов.







Двухсторонняя защелка для буксировочного троса








Упрощенный вариант люков был введен на «Пантерах» поздних выпусков.
Этот тип люков у механика и стрелка имел эджективное устройство и при необходимости быстро покинуть горящий танк, они просто сбрасывались наружу. Этот экземпляр «Пантеры 2» - единственный сохранившийся в мире, экспонируется в форте Нокс в США. Но танк установлена башня от Ausf G. Однако вернемся к нашей отреставрированной «Пантере» из музея Жака Литлфилда.




Тубус для перевозки банника - ёршика для чистка ствола орудия






Домкрат






Башмак для домкрата


Огнетушитель и ножницы для резки проволочных заграждений













Бинокулярный телескопический ломающийся прицел TZF-12





Технические спецификации

Корпус сварен из бронеплит, расположенных под углом. Лобовая бронеплита толщиной 80 мм. расположена под углом 55°. Нижняя лобовая бронеплита толщиной 60 мм., также расположена под углом 55°. Борта толщиной 40 мм. Верхняя часть бортовой бронеплиты расположена под углом 40°, а нижняя — располагается вертикально. Кормовая бронеплита толщиной 40 мм расположена под углом 30°.

Крыша корпуса толщиной 17 мм. располагалась горизонтально. Днище в передней части корпуса было толщиной 30 мм., а в задней 17 мм. Крыша перед башней снималась, открывая доступ к коробке передач и рулевому управлению. Крышу можно было снять, не снимая башню. В крыше находились два люка: механика-водителя и радиста. Люки открывались следующим способом: их нужно было приподнять и повернуть в сторону. Крыша над двигательным отделением также снималась целиком, кроме того, в ней имелся большой квадратный люк, подвешенный на петлях.

Двигатель

Двигательная установка состояла из 12-цилиндрового карбюраторного двигателя Maybach HL 210 P30, развивавшего 650 л.с.515 К/Вт при 3000 об./мин, 7-скоростной коробки передач Zahnradfabrik Friedrichshafen AK 7-200, бортовых фрикционов и бортовых передач. Танк мог развивать на шоссе скорость 54,8 км/ч. Боевая масса машины равнялась 45 тоннам. Ходовая часть состояла из восьми опорных катков диаметром 860 мм., подвешенных на торсионах. Опорные катки имели резиновый бандаж и частично перекрывали друг друга. Гусеницы Kgs 64/660/150 при заглублении в почву на 20 см обеспечивали удельное давление на грунт 0,735 кг/см². В конце 1943 мощность всех машин снизили, установив регулятор и понизив мощность до 592 л/с, 441 К/Вт, 2500 об/мин и скорость до 46 км / час.

Бронирование

Выгнутая маска пушки закрывала большую часть лобовой брони башни. В центральной части маска пушки имела толщину 100 мм., к верхней и нижней части толщина несколько уменьшалась. Лобовая броня башни толщиной 100 мм. располагалась под углом 12°. Борт башни представлял собой выгнутую монолитную плиту. Борта и задняя стена башни имели толщину 45 мм. и располагались под углом 25° к вертикали. Крыша башни толщиной 17 мм. была горизонтальной в задней части башни и слегка склонялась вниз в передней части (угол 84,5 градусов).

Выпуклость под командирской башенкой, имевшаяся у прототипов, на серийных танках отсутствовала, а сам борт башни был загнут вовнутрь несколько ближе к корме. Командирская башенка представляла собой цилиндрическую надстройку с шестью смотровыми щелями, прикрытыми 50 мм. бронестеклом, ее люк открывался по тому же принципу, что и люк у стрелка-радиста и механика-водителя. Внутрь башни можно было попасть через люк в командирской башенке и через люк в задней стене башни, расположенный позади места заряжающего. В крыше башни имелся вентилятор, закрытый бронеколпаком.

Несмотря на значительно усиленное бронирование. «Пантера» все же была достаточно уязвима для противотанкового оружия, применявшегося на Восточном фронте. 17 декабря 1942 года было решено в порядке эксперимента усилить броню на двух танках навесными листами толщиной 30 и 50 мм. 3 января 1943 года было сообщено, что навесить дополнительную броню на танки чрезвычайно сложно.

Гитлер приказал начать работы по созданию модификации «Пантеры» с лобовой броней толщиной 100 мм. и бортовой броней толщиной 60 мм. Позднее этот танк получил известность как «Panther II». Но в производство он так и не попал.

В выпущенных в ходе войны модификациях танка D, E и G были устранены многие недостатки танка. На некоторых танках модификации G устанавливались приборы ночного видения FG 1250, зенитный пулемет MG-34, бортовая броня была усилена за счет навесных фальшбортов, защищавших танк от кумулятивных снарядов.

Для защиты от магнитных мин и гранат на броню наносилась циммеритная обмазка - мелко размельченная глина сваренная на масле.

30 марта 1943 года отменили требование использовать для лобовой брони гетерогенные бронеплиты. Первые танки с гомогенной лобовой броней вышли из сборочного цеха в августе 1943 года.

Вооружение

Танк был вооружен 75-мм пушкой 7.5cm. KwK 42 L/70. Дополнительно танк нес два пулемета MG 34 калибра 7,92 мм. Один пулемет был спарен с пушкой и располагался справа от нее. Второй MG 34 во время боя выдвигался в бойницу на лбу корпуса для пулемета. Члены экипажа вооружались пистолетами P-08 или P-38, пистолетами-пулеметами МР-40 и ручными гранатами.

Боекомплект танка состоял из 79 выстрелов к пушке 7.5cm. KwK 42 L/70. Сорок выстрелов размещалось горизонтально в левом и правом спонсонах. Тридцать шесть выстрелов размешалось вертикально вдоль бортов корпуса, а три выстрела лежали горизонтально под поликом башни. Боекомплект к пулеметам составлял 5100 патронов, размещенных в 34 мешках. Каждый мешок содержал одну ленту на 150 патронов.

Приборы наблюдения

Поле зрения всех членов экипажа за исключением командира танка было ограничено. Место наводчика оборудовалось телескопическим прицелом Turmzielfernrohr 12, обеспечивающим 2,5-кратное увеличение. Слева от места наводчика в борту башни имелась бойница. Аналогичная бойница находилась в борту башни справа от заряжающего. Командир имел круговое поле зрения благодаря командирской башенке. Слева в борту имелось отверстие для переговоров (Verstandigungsoeffnung). В задней стенке башни имелась третья бойница.

Перед местом механика-водителя в лобовой броне находился смотровой прибор, смотровая щель которого была закрыта вкладкой из ламинированного бронестекла. Когда щель смотрового прибора была закрыта, механик водитель мог смотреть вперед через два фиксированных перископа, обеспечивающих обзор вперед и несколько влево. Стрелок-радист мог смотреть вперед через прицел курсового пулемета и через два фиксированных перископа, похожих на те, какими было оборудовано место механика-водителя.

Радиооборудование

Танки командиров рот и взводов оснащались двумя радиостанциями: FuG 5 и FuG 2. Радиостанция FuG 5 представляла собой 10-ваттный передатчик и приемник, работающие в УКВ-диапазоне на частотах 27,2–33,4 МГц. FuG 2 представляла собой УКВ-приемник, работающий в том же диапазоне, что и FuG 5. Радиус действия FuG 5 составлял 4–6 км и сильно зависел от характера местности и погодных условий. Стандартные «Пантеры» оборудовались только одним приемо-передатчиком FuG 5. Все танки без исключения оснащались системой внутренней связи, рассчитанной на 5 человек. Кроме того, в распоряжении командира танка был набор сигнальных флажков и ракетница.

Технические особенности и модификации танка "Panther" (Пантера).

Panzerkampfwagen V Panther является вторым, после Panzerkampfwagen VI Tiger, наиболее известным германским танком Второй Мировой Войны. Также Panther признан вторым после советского Т-34 лучшим танком войны. Когда в июне 1941 года Германия напала на СССР, то танковые части столкнулись с сопротивлением советских танков серии "КВ" и Т-34/76, которые были гораздо боеспособней (бронирование, огневая мощь) немецких машин, имевшихся на тот период.

На основе рапортов с Восточного фронта, было решено начать разработку нового, более мощного среднего танка, который можно было бы в короткие сроки запустить в производство. 25 ноября 1941 года Адольф Гитлер приказал компаниям Daimler-Benz и MAN разработать новый танк как ответ советскому Т-34/76. Rheinmetall- Borsig получил заказ на разработку башни для нового танка.

Первым, в марте 1942 года, свой прототип VK3002 (основанный на не принятом в январе того же года прототипе VK3001, в точности повторявшем советский Т-34) представил Daimler-Benz. VK3002 также в основном базировался на Т-34, и больше представлял собой германскую версию этого танка. MAN закончил разработку своего прототипа VK3002 в начале февраля 1942 года. Башня прототипа VK3002(DB) была установлена в передней позиции, как и у Т-34.

Прототип был представлен Фюреру, который приказал выпустить первую партию в 200 машин как можно скорей. 11 мая 1942 гота проект VK3002 получил обозначение "Panther" (Пантера). 14 мая 1942 года, после всесторонних испытаний, Гитлер приказал запустить в производство прототип компании MAN. Дизайн Daimler-Benz не был принят по причине предполагаемых сложностей с идентификацией принадлежности танка в боевых условиях.

К тому же прототип Daimler-Benz имел множество недостатков, и нужно было провести несколько модификаций прежде, чем они могли бы быть устранены. В 1945 году этот прототип был захвачен Красной Армией. Skoda также разработала свой прототип, похожий на Т-34, под обозначением Panzerkampfwagen T-25. Но он также не был принят. В июне-июле 1942 года Panther компании MAN был окончательно принят к производству.

Адольф Гитлер приказал начать производство Panther не позже декабря 1942 года. Сам Фюрер настаивал на использовании на этом танке 75мм. орудия KwK 42 L/100, но в связи с тем, что это орудие ещT не было готово к производству, на Panther начали устанавливать более короткие 75мм. орудия KwK 42 L/70, которые были способны пробивать броню толщиной 140мм. с дистанции в 1000м. На прототипе VK3002(MAN) башня располагалась по центру и имела лучшие характеристики. Технически Panther также во многом основывался на конструкции Т-34, и имела много черт, присущих этому советскому танку.

Таких как гусеницы, шириной 660мм. (для уменьшения удельного давления на грунт и увеличения проходимости по бездорожью), мощный двигатель, сильное бронебойное 75мм. орудие и наклонное расположение броневых плит, что предоставляет дополнительную защиту экипажа (Panther был первым германским танком с наклонным расположением бронеплит). Но, хотя дизайн Panther был во многом схож с Т-34, он был несколько больше и имел другие технические решения. Шасси имело перекрывающиеся дорожные колTса и развитую подвеску, позволявшую преодолевать препятствия бездорожья на высокой скорости.

В июле 1942 года MAN изготовил 2 прототипа (только на одном была установлена башня), которые были интенсивно испытаны. В результате было выявлено множество технических проблем. В конце 1942 года была заказана малая серия (Null-Serie - серия "0") из 20 машин. Все они были легкобронированные (лобовая броня - 60мм.) и вооружeнные ранними версиями 75мм. орудия KwK 42 L/70 (с дульным тормозом от орудия KwK 40 L/43), установленными в башне с командирским куполом. Силовой установкой служил бензиновый двигатель Maybach HL 210 P 45.

Эти 20 танков носили обозначение PzKpfw V Panther Ausf A, и технически отличались от поздних серийных моделей. Интересной модификацией был Ausf D1 (некоторые источники говорят, что это был Bergepanther), на который установили башню от PzKpfw IV Ausf H. Он использовался как командирский танк в 653-ем schwere Heeres Panzerjager Abteilung на Восточном фронте в начале-середине 1944 года.

В декабре 1942 года улучшенная версия, получившая обозначение Ausf D была готова, и в феврале 1943 года 20 Ausf A были переименованы в Ausf D1. Ausf D1 (бывшие Ausf A) использовались исключительно для испытаний и, позже, как тренировочные машины. К 12 мая 1943 года, в ходе приготовлений к операции "Zitadelle", было изготовлено 250 Ausf D Panther. ЕщT 750 машин должны были быть завершены в ближайшее время. В декабре 1942 года началось производство Ausf D, и к 11 января 1943 года первая серия была готова. Его бронезащита была улучшена (в сравнении с Ausf D1) и установлена новая версия 75мм. орудия KwK 42 L/70.

На первые 250 Ausf D (также обозначались как Ausf D1) устанавливался двигатель Maybach HL 210 P 30. Panzerkampfwagen V Panther Ausf D(D1) и Ferdinand, наряду с другими новыми типами танков, впервые участвовали в боевых действиях в ходе операции "Zitadelle", в июле 1943 года, в составе 52-го и 53-го танковых полков. Из-за технических проблем, от которых не удалось полностью избавиться, многие Panther сломались ещe до начала или в ходе боTв этой операции. К 10 августа 1943 года из 250 Panther, в боевом состоянии осталось всего 43 машины, и позже они были переделаны в Panzerbefehlswagen (Sd.Kfz.267). Позже, на 600 Ausf D (также обозначавшихся как Ausf D2) были установлены более мощные двигатели HL 230 P 30, которые стали стандартными для всех последующих версий Panther.

С декабря 1942 по сентябрь 1943 года около 850 «Пантер»были изготовлены на заводах MAN, Daimler-Benz, MNH и Henschel. В августе 1943 года после ремонтов и модификаций была создана новая версия - Ausf A, которая вскоре и стала тем самым наводившим ужас танком. Ausf A стал наиболее многочисленной модификацией Panther в ходе обороны при высадке Союзного десанта в Нормандии. В ходе этой операции Вермахт потерял около 400 Panther всех вариантов. Модернизация продолжалась, и в марте 1944 года был изготовлен первый Ausf G. Ausf G был наиболее многочисленной версией Panther, которая имела несколько модификаций. Слабым местом Panther было боковое бронирование. С 1943 по 1945 год компаниями Maschinenfabrik-Augsburg-Nuremberg (MAN) в городах Kassel и Maschinenfabrik, Niedersachsen-Hannover (MNH) в Ганновере (Hannover), параллельно с Daimler-Benz, Henschel и Demag было выпущено 5976 Panther.

В 1944 году небольшое количество (вероятно, 5) Panther было продано в Венгрию, а в 1943 году один экземпляр был продан в Швецию, хотя это и не подтверждено. В 1943 году один танк Panther и один Tiger были проданы Японии, но в связи с военной обстановкой, они так и не были доставлены в Японию и были сданы в аренду германской армии. В феврале 1943 года MAN продал лицензию на производство Panther итальянскому концерну Fiat-Ansaldo. Но в Италии производство Panther так и не началось, в связи с еe захватом Союзниками в сентябре 1943 года.

Изначально планировалось выпускать Ausf G с дорожными колeсами на стальных ободах (вместо применявшихся до этого резиновых), но в 1944 году было выпущено лишь ограниченное количество таких машин. В то же время Krupp разработал два проекта по вооружению Panther 88мм. орудием KwK 43 L/71, но эти проекты так и не были воплощены в реальность.

Модификации танка «Пантера».

* Модификация V1 и V2.

V1 и V2 — (сентябрь 1942) опытные модели (нем. Versuch — опыт), практически ничем не отличающиеся друг от друга.

* Модификация a (D1) (нем. Ausfuhrung a (D1).

Первый вариант «Пантеры» массой 43 т, выпущенный в январе 1943 года с двигателем HL210P45 и коробкой передач ZF7, имели обозначение Ausf. a (не путать с A). Вооружение: 75-мм пушка KwK 42 с длиной ствола 70 калибров, оснащалась однокамерным дульным тормозом, на правой стороне башни располагался выступ-прилив под основание командирской башенки.

В феврале 1943 года машины первой производственной серии получили индекс Ausf. D1.

* Модификация D2 (нем. Ausfuhrung D2).

Запущенные в валовое производство «Пантеры» получили индекс Ausf. D2. На пушке был установлен более эффективный двухкамерный дульный тормоз, что позволило сместить командира ближе к орудию и убрать прилив командирской башенки. Двигатель Maybach HL 230РЗО мощностью 700 л.с. и КПП «Майбах» АК 7-200. Курсовой пулемёт размещался в лобовом листе корпуса в бугельной установке. Танки Ausf. D2 оснащались бинокулярным телескопическим ломающимся прицелом TZF-12. Боекомплект пушки и пулемётов состоял из 79 выстрелов и 5100 патронов соответственно.

На машинах поздних выпусков появилась командирская башенка нового типа.

* Модификация A (нем. Ausfuhrung A).

С осени 1943 года начался выпуск модификации Ausf. A. На танке устанавливалась новая башня (такая же ставилась и на поздние машины модификации Ausf. D2). В новой башне были упразднены лючки Verstandigungsoeffnung (один из переводов — «Люк для связи с пехотой») и амбразуры для стрельбы из пистолетов. Танки этой модификации оснащались более простым монокулярным прицелом TZF-12А, а также командирской башенкой, унифицированной с танком «Тигр». Изменения коснулись и корпуса: малоэффективную бугельную установку курсового пулемёта заменили на шаровую. Уменьшен угол возвышения пушки.

Несколько «Пантер» Ausf. A были в опытном порядке оборудованы инфракрасными приборами ночного видения.

* Модификация G (нем. Ausfuhrung G).

В марте 1944 года в серию пошла самая массовая модификация танка «Пантера». Версия Ausf. G имела более простой и технологичный корпус, из лобового листа была удалена люк-пробка механика-водителя, угол наклона бортов уменьшен до 30° к нормали, а их толщина доведена до 50 мм. На поздних машинах этой модификации дизайн нижней части маски орудия был изменен в виде дополнительного прилива - отбойника для предотвращения рикошетов снарядов в крышу корпуса. Боекомплект пушки увеличен до 82 выстрелов.

Внесены изменения в системы двигателя. Часть машин выпущена с опорными катками без резиновых бандажей.

* Модификация F (нем. Ausfuhrung F).

С осени 1944 года планировалось начать производство новой модификации танка Ausf. F. Данная модификация отличалась более мощным бронированием корпуса (лоб 120 мм, борта 60 мм), а также новой конструкцией башни. Разработанная фирмой «Даймлер-Бенц» башня Schmalturm 605 («тесная башня») имела несколько меньшие размеры по сравнению со стандартной, что позволило усилить лобовое бронирование до 120 мм при угле наклона 20° к нормали. Борта новой башни имели толщину 60 мм и угол наклона 25°, толщина маски пушки достигала 150 мм.

До конца войны не появилось ни одного законченного прототипа, хотя были произведены 8 корпусов и 2 башни.

* Модификация «Пантера II» (нем. Panther 2).

Принимая на вооружение осенью 1943 года танк «Тигр II», министерство вооружений и боеприпасов выдало задание на разработку нового танка «Пантера II», с условием максимальной унификации по узлам этих двух машин. Разработка нового танка была поручена конструкторскому бюро фирмы «Хеншель и сыновья».

Новая «Пантера» представляла собой как бы облегчённый «Тигр II» с уменьшенной толщиной брони, оснащённый башней Schmalturm. Основное вооружение — Шаблон:Ut3 с длиной ствола 70 калибров. Главной проблемой стало отсутствие подходящего двигателя для потяжелевшей машины, были проработаны варианты установки двигателей MAN/Argus LD 220 мощностью 750 л. с., Maybach HL 234 мощностью 850 л. с. и других, однако работы завершены не были.

В конце 1944 года управлением вооружений был выдан заказ на изготовление двух «Пантер II», однако успели изготовить только один корпус, на который для испытаний была установлена башня от серийной «Пантеры» Ausf. G. Но испытания проведены не были, и данный танк был захвачен американскими войсками. Корпус этого танка хранится в музее кавалерии и танковых войск Паттона — в Форт-Ноксе.

* Модификация Командирский танк «Пантера» (нем. Panzerbefehlswagen Panther, Sd.Kfz. 267).

С лета 1943 года, на базе «Пантер» модификации D, началось производство командирских танков, отличавшихся от линейных машин установкой дополнительных радиостанций и уменьшенным боекомплектом. Производилось два варианта танков: SdKfz 267 с радиостанциями Fu 5 и Fu 7, для связи в звене «рота — батальон», и SdKfz 268, с радиостанциями Fu 5 и Fu 8, обеспечивающими связь на уровне «батальон — дивизия». Дополнительные радиостанции Fu 7 и Fu 8 размещались в корпусе, а штатная Fu 5 — в правой части башни машины. Внешне танки отличались от линейных наличием двух дополнительных антенн, одной штыревой и второй с характерной «метёлкой» наверху. Дальность связи для Fu 7 достигала 12 км при работе телефоном и 16 км при работе телеграфом, Fu 8 могла работать на 80 км в режиме телеграфа

«Пантеры» и германские инфракрасные приборы ночного видения - Infrarot-Scheinwerfer.

В 1936 году компании AEG было приказано начать разработку инфракрасного прибора ночного видения, и в 1939 году первый действующий прототип, работающий параллельно с 37мм. противотанковым орудием Pak 35/36 L/45, был готов. Осенью 1942 года был разработан прибор для использования с 75мм. противотанковым орудием PaK 40 L/46 и установлен на самоходную установку Marder II (Sd.Kfz.131). В середине 1943 года начались испытания прибора ночного видения (Nacht Jager) и телескопического дальномера установленных на "Пантере". Было разработано, и в дальнейшем использовалось, два варианта размещения приборов на танках "Пантера".

panzer
"Пантера" с прибором ночного видения "Beobachtungsgerat 1250" с 30 см. прожектором инфракрасного излучения.
Штатный 30 см. ИК излучатель мощностью 200 W, имел дальность подсветки до 600 метров, и обеспечивал видимость приблизительно на 100 - 200 метров, подсветка инфракрасным излучением на дальних дистанциях велась с больших 60 см. ИК прожекторов, установленных на бронетранспортерах Sd.kfz.251/20 "Uhu" - "Сова". Бронетранспортер оснащался генератором мощностью в 6 kW, дальность освещения прожектора равнялась приблизительно 1500 метров, это позволяло вести эффективное наблюдение ночью используя конвертер изображения "Beobachtungsgerat 1250", приблизительно на 700 - 1000 метров. Ночью взвод "Пантер" с "Beobachtungsgerat 1250" и одна "Сова" Sd.kfz.251/20 "Uhu" работали вместе "в связке". Всего было построено около 60 Sd.kfz.251/20 "Uhu", и вероятно около 360 Пантер и других танков использовали ПНВ в связке с 60 см. прожектором. "Beobachtungsgerat 1250" вероятно использовали достаточно широко и со штатным 30 см. прожектором. Конвертер "Beobachtungsgerat 1250" стоит сегодня приблизительно 1000 долларов.

Вариант (А) - Sperber (Воробьиный ястреб) состоял из 30см. поискового инфракрасного фонаря и конвертера изображения, управлявшимися командиром экипажа, и имевшего обозначение FG 1250. С конца 1944 по март 1945 года несколько "Пантер" Ausf G (и других типов) с установленными FG 1250 прошли успешные испытания. С марта по апрель 1945 года примерно 50 Panther Ausf G (и других моделей) оснащенные приборами ночного видения, приняли участие в боях на Восточном и Западном фронтах. "Пантеры" с приборами ночного видения использовались вместе с бронемашинами SdKfz.251/20 Uhu (Сова), оборудованными 60 см. поисковыми инфракрасными фонарями, и Sd.Kfz.251/21 Falke (Сокол). Этот вариант прибора с легкостью мог быть установлен на любом типе бронемашин.

Вариант (В) - вторая, более сложная, комплектация под названием Biwa, которая состояла из трeх комплектов (для водителя, наводчика и командира) 30 см. инфракрасных поисковых фонарей и конвертеров изображения. Несколько вариантов "Пантер" были оборудованы комплектами Biwa. Сообщается, что испытания прошли успешно, но имеется всего несколько упоминаний о боевом использовании таких комплектов на Восточном и Западном фронтах.

2 февраля 1945 года генерал-инспектор танковых войск приказал 1-й роте 101-го танкового батальона танковой бригады «Fuehrer» начать войсковые испытания прибора ночного видения FG 1250. Десять «Пантер» роты были отправлены в Альтенграбов, для оснащения ноктовизорами. Кроме того, рота получила три SdKfz 251/20. оснащенных ИК-прожекторами BG 1251 (Uhu). 26 марта 1945 года майор Вёльварт и гауптман Ритц доложили о ходе первого ночного боя с использованием ИК-прицелов. Бой прошел успешно, приборы ночного видения оказались достаточно надежны. Получив обнадеживающие результаты, немецкое командование оснастило ИК-прицелами танки в следующих частях:

* I./PzRgt 6 (3. PzDiv) — 1 марта 10 штук;
* Ausbildungs-Lehrgang Fallingbostel — 16 марта 4 штуки;
* I./PzRgt 130 (25. PzGrDiv) — 23 марта 10 штук:
* I./PzRgt 29 (PzDiv Muenchenberg) — 5 апреля 10 штук;
* 4. Kp/PzRgt 11-8 апреля 10 штук.

За исключением четырех «Пантер», отправленных в Фаллингбостель, все машины, оснащенные FG 1250 (50 штук), участвовали в боях на Восточном фронте.

Несколько танковых подразделений получили "Пантеры" с приборами ночного видения, среди них: 3-я рота, 24-го танкового полка 116-й танковой дивизии (лето 1944 года, Западный фронт), 6-я танковая армия SS (начало 1945 года, Венгрия), танковые дивизии "Muncheberg" и "Clausewitz". Одним из источников информации о боевом применении могут служить воспоминания ветерана 1-го танкового полка "SS", 1-ой танковой дивизии "SS" "LSSAH", который сообщал, что несколько Panther, возможно из 116-й танковой дивизии, оснащeнных приборами ночного видения использовались в 1944-45 годах в германском наступлении в Арденнах.

В апреле 1945 года "Пантеры" с IR (вариант "В") поступили в танковую дивизию "Clausewitz" и в середине апреля около города Uelzen уничтожили целый взвод английских крейсерских танков Comet. Также, 21 апреля 1945 года те же "Пантеры" уничтожили американскую противотанковую позицию на канале Weser-Elbe. Также сообщается, что отдельное подразделение было вооружено Jagdpanther, также оснащeнными инфракрасными приборами ночного видения.
Экипажи "Пантер" оснащенных приборами ночного видения, вооружались винтовками MP44 с инфракрасными прицелами Vampir (Вампир).

panzer
Panther Ausf F. прототип с башней Schmallturm.

В мае 1944 года был предложен и принят дизайн нового поколения Panther - Ausf F (neuer Art). Новая модель имела увеличенную бронезащиту, новую узкую башню Schmallturm (разработанную в ноябре 1944 года компанией Daimler-Benz) и вооружалась 75мм. орудиями KwK 42/1 или KwK 44/1 L/70 с бронеманжетой. Также был проект вооружить Panther более длинным 75мм. орудием KwK L/100. Предполагалось, что серийные танки Ausf F будут выпускаться только с дорожными колесами на стальных ободах. В октябре 1944 года планировалась, что производство Ausf F начнется на заводе Daimler-Benz в Берлине, в марте 1945 года. Но к январю 1945 года был готов единственный прототип (Ausf G с башней Schmallturm).

В связи с общей тяжелой ситуацией, только несколько прототипов с узкой башней (без ключевых компонентов) и 8 корпусов было собрано до конца войны. Многочисленные усовершенствования в ходе развития модели не могли полностью удовлетворить всем требованиям и устранить все недостатки конструкции. Принципиально новой модификацией должна была стать PzKpfw V Ausf F, специально для которой разрабатывалась новая "узкая" башня "Шмальтурм 605" концерна "Даймлер-Бенц". Ее отличали меньшие габариты, плоская крыша, иное устройство командирской башенки, лобовая деталь толщиной 120 мм и новое крепление орудия - "горшковая" манжета.

В качестве вооружения фигурировала новая 75-мм пушка KwK 44 фирмы "Шкода" - длиной 70 калибров, без дульного тормоза. Прицел наводчика был перенесен к центру башни, спаренный пулемет - в лобовую плиту. Защита корпуса также была усилена (120 мм - лоб, 60 мм - борт,30 мм - крыша). Планировалась также замена силовой установки и типа опорных катков. Но вплоть до конца войны корпус так и не был подготовлен, а башни испытывались на версии Ausf G. В серию улучшенная "Пантера" уже пойти не могла из-за недостатка времени и состояния промышленности, и информация о ее участии в последних боях, видимо, не соответствует истине.

Некоторые источники указывают на то, что несколько Ausf F были закончены Daimler-Benz в период между 20 и 23 апреля 1945 года и, возможно, они применялись в боевых действиях. Также, 20 февраля 1945 года, был предложен список необходимых модернизаций Panther. Проведение их началось, но ни один модернизированный танк так и не был выпущен.

panzer
Panther II.

Танк «Пантера» 2.

В конце 1942, немецкие конструкторы начали разработку более мощной версии танка Пантера под недавно разработанное шасси. О замене своему танку германские конструкторы впервые задумались уже в 1943 г., хотя о полном обновлении речь не велась. В январе 1943 года, Адольф Гитлер согласился на дальнейшие работы по обновлению Пантеры с повышением броневой защиты, прежде всего для нужд Восточного фронта. Этот проект был назначен Panther II и его разработка шла параллельно с разработкой Тигра II. В феврале 1943 года, было принято решение о том, что Пантера II, по конструкции будут напоминать Тигр II и обе машины будут унифицированы, в таких элементах как: гусеницы, трансмиссия, подвеска и ходовая. Обе конструкции имеют общие компоненты необходимые что бы стандартизировать производство.

Габаритные размеры Пантеры II были весьма сходны с размерами Panther Ausf G. Новая машина внешне была очень похожа на Panther Ausf G, но достаточно глубоко модернизированная, в таких компонентах , как приборы наблюдения и двигательная установка. Ее броневая защита была значительно увеличилось по сравнению с предыдущими Пантерами. Борта защищала 60 мм броня, толщиной лобовой брони возросла до 100 мм. Panther II проектировалась под последнюю 75 мм пушку KWK 42 l/100 или даже под 88 мм KWK 43 L/71 (без маски). Устанавливалось вооружение в недавно разработанную башню - Schmalturm (дизайн Rheinmetall в 1944 году и была изготовлена на Daimler -Benz).

Panther II с башней Schmalturm выглядела несколько иначе чем Panther Ausf F. Броня башни значительно увеличилась по сравнению другими Panther. У башни Schmalturm имеются специальные кронштейны для инфракрасных устройств и телескопического дальномера. Все эти изменения увеличили вес Panther II до 47 тонн. Panther II должна была быть укомплектована новым двигателем Maybach HL234 с общей мощностью 900 л/с и 8-ступенчатой гидравлической трансмиссией. Считалось, что у Panther II будут расход топлива такой же как у Panther Ausf G. Неизвестно, какие ещё изменения могли быть приняты, если бы Panther II дошла до испытаний.

Новый танк "Panther II", по ряду ответственных узлов (ходовая часть, основное вооружение, внутреннее оснащение) унифицировался с разрабатываемым в то время "Тигром-II". В башне, подобной "Шмальтурму", но с 150-мм фронтальной броней и гнутыми бортовыми листами, устанавливалась длинноствольная 88-мм пушка KwK 43. Корпус отличался от предшественника лишь размерами и защитой; в ходовую часть входили 14 штампованных катков со стальными ободами. Серийные танки (их выпуск поначалу назначался на весну 1944 г., позднее - на конец года) должны были иметь 900-сильный двигатель. Но в 1944 г. закончили лишь сборку одного корпуса, и проект вскоре был приостановлен. Единственный прототип испытывался с башней PzKpfw V Ausf G, причем выявилась масса недостатков по части надежности и мобильности, присущие и "Тигру-II". Он был захвачен американскими войсками на полигоне и ныне экспонируется в Музее Паттона в Форт-Ноксе.

В марте 1943 года, было запланировано, что производство первой серии начнется в конце 1943 или начале 1944 года, и что к весне 1944 года, начнётся полномасштабное производство Panther II. 20 мая 1943 года, Rheinmetall предложил специальную ПВО-башню для Panther II, в которой были установлены четыре 20мм пушки MG151/20 но она так никогда и не достигла стадии прототипа.

В начале 1944, MAN (Maschinenfabrik Аугсбург-Нюрнберг) получил разрешение на производство двух прототипов, но реально начал их производить только в начале 1945 года, и без новой башни Schmalturm. 4 мая 1944 года стало ясно, что немецкой промышленности не в состоянии начать производство Panther II и от этого проекта отказались в пользу дальнейшего развития Panther Ausf G / F. 3 июня 1944 года, всем компаниям, которые должны были производить Panther II, было приказано сосредоточиться на производстве обычных Panther. Разработка башни так и не была завершена, для испытаний, прототип Panther II был оснащен новой башней от Ausf G (построен в марте-апреле 1945 года), вооруженных 75 мм пушкой KWK 42 L/70 так же в ней был установлен прицел ночного видения и телескопический дальномер. Вполне возможно, что она была использована и в боевых действия.

Ближе к концу войны Департамент по вооружениям германской армии (Heereswaffenamt) всё больше склонялся к необходимости экономить материальные и людские ресурсы, так как война постепенно приобретала затяжной характер. Разработка программы Entwicklung (или просто "Е") была начата для разработки новой бронетанковой техники, причём с привлечением КБ, которые до этого не сталкивались с проектированием танков.

На смену "Пантере-II" в отдаленной перспективе (осень 1945 г.) создавался и один из объектов стандартизированной серии Entwicklung ("E") - тяжелый танк Е-50 с рассчетной массой 50-60 т, по своему устройству очень напоминающий "Пантеру-II".

Машины на шасси «Пантеры».

Шасси "Пантеры" представляло из себя вполне подходящую основу для сооружения многочисленных боевых и специальных машин. Из них производились крупными или ограниченными сериями лишь четыре, немногим более - воплощены в опытных образцах. Количество же проектов, оставшихся только в чертежах или предварительных эскизах, как и их разнообразие и оригинальность, напротив, весьма внушительны.

Разработка Panther сделала возможным использовать его шасси и другие компоненты для создания других бронемашин. Первой такой конверсией был Artillerie-Panzer-Beobachtung Panther (машина корректировки артиллерийского огня), предложенный компанией Rheinmetall- Borsig в конце 1942 года. Было предложено несколько проектов, но ни один из них не был принят. Весной 1942 года компаниям Krupp и Rheinmetall-Borsig было приказано разработать новую самоходную установку на шасси и с использованием компонентов Panther. Krupp разработал и предложил две серии таких машин: Grille и Heuschrecke. В конце 1942 года два варианта было представлено: Grille 12, вооружeнный 128мм. орудием K44 L/55 и Grille 15, вооружeнный 150мм. орудием sFH 44.

Вся бронезащита этих машин была съемной и полностью взаимозаменяемой. Heuschrecke 12 и 15 (имел такое же бронирование как Grille 12 и 15) был разработан как артиллерийский тягач - Waffentrager. Его разработка была прекращена в феврале 1943 года, а проект Grille был закрыт в октябре 1943 года. В начале-середине 1944 года Krupp предложил новую модель Waffentrager, основанную на Panther, и вооружавшуюся 150мм. орудием sFH или 128мм. K44 L/55. В октябре 1944 года был предложен проект Sturmpanther, который был рассмотрен и включен в список запланированных с 20 февраля 1945 года модификаций Panther. Практически одновременно с Krupp проекты похожих машин предлагались компанией Rheinmetall-Borsig, такие как Skorpion, вооруженный 128мм. орудием K 43.

Все эти проекты, как компании Krupp, так и Rheinmetall-Borsig, так и не перешли порога деревянных макетов. С конца 1942 по начало 1944 года Rheinmetall-Borsig также работал над созданием 88мм. Flakwagen, основанном на шасси и компонентах Panther. Но, в конце концов, этот проект был закрыт. В 1944 году Rheinmetall-Borsig начал разрабатывать новый Flakpanzer (зенитный танк) на шасси Panther. Планировалось вооружить его 37мм. орудием Flak 43, установленным в поворачивающуюся на 360 градусов бронированную башню, позволявшую поднимать ствол орудия практически вертикально.

Поздние модели должны были вооружаться 55мм. орудиями Flak, установленными в башню нового дизайна. Первый проект, предусматривавший вооружение Flakpanzer двумя 37мм. орудиями Flak 43 (Flak 431 или Flak 44 L/57) получил обозначение Flakpanzer 431, но также именовался как Flakpanzer V Coelian. Был изготовлен деревянный макет башни, и установлен на шасси Panther, но прототип так и не достиг стадии производства.

Skoda также разработала очень современно выглядящий вариант Panther, вооруженный 105мм. ракетной пусковой установкой, помещенной на полностью поворачивающейся платформе на месте башни. Но этот проект не достиг даже стадии прототипа. Многие из этих проектов так никогда и не покинули чертежной доски в силу тяжелого военного положения и недостатка ресурсов.

panzer
Sd. Kfz. 173 Panzerjager V Jagdpanther.

Самым удачным танком на базе Panther стал Jagdpanther - превосходный истребитель танков, вооружeнный 88мм. орудием Pak 43 L/71. В феврале 1944 года началось серийное производство САУ, получившей официальное название Sd. Kfz. 173 Panzerjager V Jagdpanther. Основное количество Ягдпантер производилось на базе танка PzKpfw V Panther Ausf. G.

Первая САУ была выпущена на заводе MIAG в октябре 1943 года. Начиная с 29 ноября 1944, САУ получила свое известное имя Ягдпантера, вместо Panzerager 8.8 cm auf Panther I. Всего было выпущено 415 Ягдпантер.

Panzerkampfwagen V Panther имел очень удачную конструкцию. За то время, которое было необходимо для производства одного тяжелого танка Tiger (Тигр), можно было выпустить два Panther. Разработка более крупного и мощного Panther II было начато, но тяжeлая военная ситуация не дала продвинуться этому проекту дальше стадии прототипа. Башни с повреждeнных и устаревших Panther (наряду со специально изготовленными) также устанавливались в фортификационных сооружениях.

Башни (поворачивавшиеся механически) устанавливались на бетонные конструкции (Pantherturm III - Betonsockel) или стальные основания (Pantherturm I - Stahluntersatz) которые служили складом боеприпасов, боевым пространством и местом отдыха расчeтов. Такие установки были обнаружены в фортификационных сооружениях "Атлантическая Стена", "Западная Стена", "Готическая (Божественная) Линия" (Goten-Linie), "Линия Гитлера" (одна из таких установок находилась на Piedimonte на территории Monte Cassino) и на Востоке (ещe примерно 12 в Берлине).

На 26 марта 1945 года было установлено 268(280) таких огневых точек. В ходе подготовки к наступлению в Арденнах, около 10 Panther Ausf G были переделаны с расчeтом быть похожими на американские истребители танков M10. Получив обозначение Ersatz M10, все они вошли в состав 150-й танковой бригады.


Panther Ausf. A № 211 – Saumur Tank Museum, Франция. Состояние танка: стационарное.
Франция, Французская Республика — государство в Западной Европе. Столица — город Париж. Франция — высокоразвитая индустриально-аграрная страна, занимает одно из ведущих мест в мире по объёму промышленного производства. Валовый внутренний продукт в 2008 году составлял 2,84 триллионов евро. Название страны происходит от этнонима германского племени франков, хотя большинство населения Франции имеет смешанное галло-романское происхождение и говорит на языке романской группы. Население — 65,4 млн человек на январь 2010, в том числе свыше 90 % — граждане Франции. Религия - католицизм исповедуют свыше 76 % французов. Законодательный орган — двухпалатный парламент - Сенат и Национальное собрание. Административно-территориальное деление: 26 регионов - 22 в метрополии и 4 заморских региона, включающих 100 департаментов - 96 в метрополии и 4 заморских департамента.

С целью улучшить боевые характеристики на Panther экспериментально устанавливались различные типы двигателей, включая дизель Daimler-Benz, двигатель с воздушным охлаждением MAN/Argus и модифицированный авиационный двигатель BMW. Также были опробованы гидростатическая и гидродинамическая подвески, и специальная фильтровочная система, позволяющая Panther вести боевые действия в химически зараженных местах. Также существовал так и не реализованный проект разработки на базе Panther огнеметного танка.

Сравнивая свои танки с советскими Т-34/85 и ИС-2 (с 122мм. орудием), германское командование сделало следующие выводы: Panther гораздо более превосходил советский Т-34/85 при лобовом огне (Panther пробивал лобовую броню Т-34/85 с дистанции 800м., тогда как Т-34/85 удавалось пробить лоб Panther только с 500 м.), а при атаке сбоку или сзади их шансы примерно одинаковы (больший чем у немецкой "кошки" угол наклона бортовой 60-мм брони, а также 90-мм брони борта башни, существенно улучшал шансы Т-34 выжить при попадании снаряда, в отличии от 40-мм "фольги" на борте корпуса и башни на "Пантере".)

Panther также превосходил советский ИС-2 при ведении огня в лоб, (только для ранних типов ИС с ломаной ВЛД) но уступал при атаке сбоку или сзади. В 1943-44 гг. Panther был способен уничтожить любой танк того времени с дистанции до 2000 метров, ветераны экипажей Panther сообщают о 90% поражении вражеских танков с дистанции до 1000 метров.

Согласно американской армейской статистики, уничтожение одного Panther приходилось оплачивать потерей пяти танков M4 Sherman или около девяти советских Т- 34 (брешут сволочи - не пяти а пятидесяти пяти М4).

Начиная с 1943 года, Красная Армия захватила небольшое количество Panther различных модификаций, которые использовались некоторыми танковыми подразделениями СССР, например подразделением лейтенанта Сотникова. В советских танковых войсках Panther пользовалась славой опасного противника, и захваченные машины всегда воспринимались как большая удача.

Они передавались наиболее опытным и результативным экипажам как подтверждение их высоких заслуг. Для поддержания Panther в хорошем техническом состоянии советские танковые части использовали пленных германских механиков, а в 1944 году техническое описание Panther было напечатано на русском языке для распространения среди экипажей. Захваченные Panther временно оставались раскрашенными в свои оригинальные цвета, изменены были только опознавательные знаки. Позже, для лучшей идентификации, некоторые были перeкрашены в тeмно-зелeный цвет с нанесением тактической маркировки и больших белых звeзд.

Небольшое количество захваченных Panther также использовались англичанами (например, Ausf. G "Cuckoo" из 4-го батальона 6-ой гвардейской танковой бригады, Северо-западная Европа, 1944-45гг.), канадцами, французами и американцами. Один Panther использовался Польской Народной армией в ходе восстания в Варшаве в 1944 году. Также несколько машин были захвачены Французским Сопротивлением ("Маки") в середине 1944 года. Они приняли участие в боях в районе Руэна, где два из них были уничтожены 30 августа 1944 года "Тиграми" 102-го тяжелого танкового полка "SS" (sSSPzAbt 102). Это стало, наверное, наиболее интересной боевой ситуацией с применением Panther.

В общем, Panther зарекомендовали себя превосходными танками, когда управлялись такими людьми как Ernst Barkmann. Экипажи любили свои Panther, что лучше всего показывают слова лейтенанта Бергера (Lieutenant Berger), служившего в дивизии "Grossdeutschland": "В нас попали 3 снаряда, я обязан жизнью "Пантере"...".

Panther революционизировал танковый дизайн и стал образцом для многих западных послевоенных танков (наверное все же это был Т-34 с которого немецкие конструкторы скопировали свою "кошку"). Ему присвоили звание лучшего боевого танка Второй Мировой Войны (MBT). После войны многие танковые подразделения французской армии были вооружены танками Panther (например, 503-й танковый батальон, базировавшийся в Mourmelon, в 1947 году имел на вооружении 50 Panther).

Также, после войны, эти танки использовали Чехословакия, Венгрия, Румыния и Югославия. После войны Франция выпускала модифицированную версию 75мм. орудия KwK 42 L/70, устанавливавшегося на Panther, под обозначениями 75mm DEFA и CN75-50. Оно использовалось на нескольких легких французских танках (например, на AMX 13) и бронемашинах (например, EBR 75). Также Израиль использовал орудие Panther, чтобы улучшить свой танк M50 Super Sherman. В 1947 году Швеция получила в подарок от Франции один Panzerbefehlswagen Panther Ausf A, который впоследствии (1960-61 год) был возвращен в Германию и сегодня входит в состав экспозиции Panzermuseum Munster. В конце 1940-х годов Израильское Высшее Командование собиралось начать производство модернизированного Panther, но эти планы так и не осуществились.

panzer
Panther Ausf. A (бортовой № 211) – Saumur Tank Museum, Франция.
Состояние танка: на ходу .

Также полностью восстановленный и действующий PzKpfw V Panther Ausf G можно увидеть в Wehrtechnische Studiensammlung в Кобленце (Koblenz), Германия.

Вариации на шасси Panther:

* Befehlswagen Ausf D/A/G (Sd.Kfz.267) - командирский танк
* Befehlswagen Ausf D/A/G (Sd.Kfz.268) - коммуникационный танк "земля-воздух"
* Beobachtungspanzer Panther Ausf D - танк корректировки артиллерийского огня
* Bergepanther (Sd.Kfz.179) - восстановительная машина
* Munitionspanzer Panther - перевозчик боеприпасов
* Panzerjager Jagdpanther (Sd.Kfz.173)
* Flakpanzer V Coelian - 2 x 37mm/55mm Flak - планировался
* Flakpanzer V / Grille 10 - (удлинTнное шасси) - прототип
* Grille 10 - 100mm K самоходная установка (планировалась)
* Grille 10 - 105mm leFH 43/35 (планировался)
* Minenraumpanzer Panther- танк разминирования (стадия прототипа)
* Ramschaufelpanzer Panther - машина расчистки завалов
* Munition Schlepper Panther (изготовлено 2 машины)
* Munition Schlepper/Waffentrager Panther (укороченное шасси - планировался)
* Grille 12 - 128mm K 43/44 самоходное орудие, разрабатывавшееся компанией Krupp (планировалось)
* Skorpion - 128mm K 43 самоходное орудие, разрабатывавшееся компанией Rheinmetall (планировалось)
Grille 15 - 150mm sFH 43/44 самоходная гаубица (планировалась)
88mm Flakwagen Panther
Sturmpanther - 150mm StuH 43/1 самоходное орудие
Panther со 105мм ракетной пусковой установкой
Panther II (стадия прототипа)

Машина корректировки артиллерийского огня с сильно изменeнной башней, ложным орудийным стволом и установленном в передней бронеплите на шаровом шарнире 7,92мм. пулемTтом MG34. В 1944-45 годах из Panther, возвращенных для ремонта, была переделана 41 такая машина.

Командирский танк с дополнительным радиооборудованием и антенной, производился в двух вариантах: 1.Befehlswagen Ausf D/A/G (Sd.Kfz.267) - командирский танк. 2.Befehlswagen Ausf D/A/G (Sd.Kfz.268) - коммуникационный танк "земля-воздух". С мая 1943 по февраль 1945 года из Panther было переделано 329 таких танков

Bergepanther

29 марта 1943 года было решено разработать на основе Panther восстановительную машину для использовании в Panzer-Abteilungen. В июне 1943 года MAN изготовил первую серию прототипа из 12 машин без башен, на базе модифицированных Panther Ausf D, возвращTнных с фронта для ремонта. Производство Bergepanther началось в июле 1943 года с использованием Panther Ausf A и более поздних Ausf G. Но выпуск шел вялыми темпами, и в ходе производства проводилось множество модернизаций.

Ранние версии Bergepanther были вооружены 20мм. орудиями KwK 38 L/55, а позже двумя 7,92мм. пулемTтами MG34 или MG42. Bergepanther управлялись экипажем в составе командира, водителя и механика. Машины были оснащены 1,5 тонным краном и другим восстановительно-ремонтным оборудованием (большой лопатой, 40 тонной лебедкой и т.д.), некоторые из этих инструментов были специально разработаны для Bergepanther. Всего, с июня 1943 по март 1945 года, было выпущено 347 таких машин (240 на базе Ausf A и 107 на базе Ausf G), и 12 прототипов из пробной партии на базе Ausf D.

Производством занимались компании Demag(Benrath), Henschel и MAN. Bergepanther входили в состав Panther-Abteilungens (начиная с августа 1943 года), schwere Panzer(Tiger)-Abteilungens и schwere Panzer-Jager-Abteilungens (начиная с января 1944 года) наряду с отдельными восстановительными и ремонтными подразделениями. С некоторых Bergepanther ремонтное оборудование было снято, и машины использовались как перевозчики боеприпасов, обозначавшиеся как Munitionspanzer Panther. Bergepanther были самыми лучшими восстановительными машинами Второй Мировой Войны, а после войны некоторые захваченные Bergepanther использовались французской армией вплоть до середины 1950-х годов.

"Пантерами" предполагалось заменить в боевых частях танки Pz III и Pz IV, однако темп серийного производства не соответствовал потребностям войск. В конце концов генеральный инспектор танковых войск вермахта генерал-полковник Г.Гудериан после консультаций с министром вооружения А.Шпеером постановил, что перевооружению новыми танками подлежит только один батальон в танковом полку.

В состав батальона входили четыре роты по 17 танков в каждой. При штабе состояло 8 танков, саперный взвод и взвод ПВО, вооруженный самоходными орудиями Mobelwagen или Wirbelwind. Имелась в батальоне и техническая рота, укомплектованная эвакуационными тягачами и различными автомашинами. На практике же организация частей никогда не соответствовала штату. В частях панцерваффе насчитывалось в среднем 51 - 54 танка "Пантера", а в войсках СС (Waffen SS) 61-64.

Первыми воинскими частями, которые укомплектовали "Пантерами", стали 51-й и 52-й танковые батальоны. Их формирование закончилось к 15 июня 1943 года. Они составили 10-ю танковую бригаду (Panther-Brigade 10). В составе войск СС также сформировали бригаду "Пантер".

Всего же в середине 1943 года в эксплуатации находилось около 240 танков модификации D. В операции "Цитадель" приняли участие 196 танков. Боевой дебют их не был удачным - только по техническим причинам из строя вышли 162 "Пантеры". Стремительное контрнаступление Красной Армии в первую очередь перерезавшее транспортные артерии, не позволило немцам эвакуировать подбитые "Пантеры". 127 подбитых или поврежденных машин из более чем двухсот задействованных в наступлении под Курском "Пантер", досталась противнику - их не удалось вовремя вывезти по железной дороге.

Перевооружение "пантерами" шло довольно интенсивно. Во многих случаях это совпадало с передислокацией танковых частей и соединений или отводом их в тыл для ремонта и пополнения материальной части. Так, например, 16-я танковая дивизия получила новые танки в октябре 1943 года, при переброске из Италии на Украину.

До конца 1943 года было перевооружено по одному батальону во 2, 3, 4, 7 и 19-й танковых дивизиях; 51-й батальон включили в состав 9-й танковой дивизии. В первую очередь "пантеры" поступали в элитные соединения: танковые дивизии СС GroB deutschland ("Великая Германия"), Hermann Goring ("Герман Геринг") и другие. Небольшое число танков задействовали и в учебных целях, например, в 1-й танковой школе (1.Panzer Schule).

Всего же с 1 декабря 1943 года по 30 ноября 1944 года, то есть за год, немцы потеряли на Восточном фронте 2116 "пантер". На Западе к моменту высадки союзников в Нормандии 6 июня 1944 года в танковых соединениях вермахта и войск СС насчитывалось 663 "Пантеры", которые оказались "твердым орешком" для союзнических войск.

panzer
"Пантера" Ausf. A – экспонат канадского Canadian War Museum (CWM) в Оттаве.
Канада (англ. Canada ) — государство в Северной Америке, занимает второе место в мире по площади. Омывается Атлантическим, Тихим и Северным Ледовитым океанами, граничит с США на юге и на северо-западе, с Данией (Гренландия) и Францией (Сен-Пьер и Микелон) — на северо-востоке. Граница Канады с США является самой протяжённой общей границей в мире. Сегодня Канада — конституционная монархия с парламентарной системой, являющаяся двуязычной и многокультурной страной, где английский и французский языки признаны официальными на федеральном уровне. Население Канады на начало 2010 года составляет 34 миллиона человек. Перепись 2006 года зафиксировала 5,4% прирост по сравнению с 2001 годом. Несмотря на большую площадь, приблизительно три четверти населения Канады проживает в пределах 160 км от границы с США.

Американские танкисты - "сага" о «Пантере».

Капитан Эверетт Дж. Гэррис, наводчик: «Пантера» выдвинулась вперед и остановилась примерно в 1000 ярдов от нас. Я выстрелил, но промахнулся. Немец повернул направо и углубился на 50 ярдов в лес, прежде чем я успел сделать второй выстрел. Гансы используют совершенно бездымный порох, в то же время наши 76-мм выстрелы дают столько дыма, что сквозь него едва удастся разглядеть место падения снаряда.»

Сержант Рейне М. Роббинс, командир танка и капрал Уолтер Мак Грейл, механик-водитель: «С момента высадки во Франции мы видели бесчисленное множество американских танков, подбитых и сгоревших. Американские парни гибнут из-за того, что наши танки плохие. Конечно, мы понимаем, что находящиеся в обороне немцы обычно делают первый выстрел. Но наше мнение таково: «Пантеры» превосходят «Шерманы» по всем параметрам. Немецкие танки быстрее, маневреннее, лучше вооружены и несут гораздо более толстую броню.»

Капитан Генри У. Джонсон, рота F, 66-й танковый полк: "Широкие гусеницы немецких танков обеспечивают им заметно лучшую проходимость. Даже антипробуксовочные накладки на гусеницах «Шерманов» не позволяют им сравниться в ходовых качествах с «Тиграми» и «Пантерами».

Пушки немецких танков имеют высокую начальную скорость снаряда, что позволяет немцам открывать огонь на дальних дистанциях. Я видел «Шерманы», подбитые с расстояния 900 м, однако никогда не видел «Тигра», подбитого на дистанции более 250 м. По моим личным наблюдениям, большинство "Тигров" и «Пантер», потерянных противником, были не подбиты, а брошены экипажами или уничтожены в ходе авианалетов. Мы же 85% танков теряем именно в результате действий танков противника.

Немецкие длинноствольные 75-мм и 88-мм пушки значительно превосходят наши 75-мм и 76-мм пушки. Силуэт «Шермана» высок, его легко заметить на расстоянии 2000-3000 м. Я редко видел, чтобы снаряды рикошетировали от брони «Шерманов». В то же время от лобовой брони немецких танков снаряды рикошетируют непрерывно. По моему мнению, силуэт «Тигров» и «Пантер» гораздо компактнее, чем у «Шермана».

Немцы используют совершенно бездымный порох, что затрудняет обнаружение танков противника. В то же время наши танки при выстреле выпускают заметное облако дыма. Лобовая броня немецких танков позволяет выдержать попадание нескольких снарядов, в то же время наши танки выходят из строя после первого же попадания.

По моему мнению, наши «Шерманы» следует сравнивать с немецкими PzKpfw III и PzKpfw IV, а «Тигры» и «Пантеры» находятся классом выше, имея более низкий силуэт, лучшую броню, лучшую маневренность, намного лучшую пушку с великолепным прицелом, а также превосходные боеприпасы».

Техник 5-го ранга. Джордж Си. Морер, наводчик: «Это произошло севернее Крсфельда. Германия. Мы двигались на большой скорости, когда наводчик командира взвода заметил Гансов. По его мнению, это была «Пантера». Мы начали перестрелку с дистанции 750 ярдов. Мы добились двух попаданий, но оба снаряда рикошетировали. Немец также дважды попал, и оба снаряда пробили лобовую броню наших танков. Я думаю, это достаточное доказательство превосходства немецких танков.»

Техник 5-го ранга, Говард А. Вуд. Наводчик: «Я башенный стрелок «Шермана», оснащенного 75-мм пушкой. Я дважды стрелял бронебойными снарядами по двум «Пантерам». В обоих случаях добился попаданий и в обоих случаях снаряды рикошетировали, хотя между нами было не более 400 ярдов.»

Техник 4-го ранга, М.Л. Холл: «В битве за Румэ, Бельгия, я видел как танк командира роты стрелял в «Пантеру» с расстояния 600 ярдов. Все снаряды рикошетировали от лобовой брони. В то же самое время, немецкие снаряды пробивали даже самые толстые участки брони на наших танках.»

Сержант Честрер Дж. Марчак: «Немецкие снаряды пробивают даже самую толстую броню на наших танках. Они стреляют с таких дистанций, с каких мы даже и не думаем открывать огонь. Нам нужна более толстая броня, большая скорость движения и подкалиберные боеприпасы. Калибр пушки увеличивать не обязательно. Кроме того, мы должны получить возможность более активно маневрировать. Все что я знаю — это то, что немецкие танки намного превосходят наши. Немцам для маневра достаточно пятачка свободного пространства.

Как мы можем зайти им во фланг, когда они разворачиваются на месте и снова подставляют нам свою лобовую броню? А их лобовую броню мы пробить не можем, разве что приблизимся на расстояние вытянутой руки. Но немцы нас на такую дистанцию ни за что не подпустят. Наши танки хороши для парадов и для подготовки новобранцев. Но на передовой это не более чем самоходные гробы! Я это почувствовал на собственной шкуре, не раз выскакивая из горящей машины, которую немецкий снаряд пробивал через самый толстый участок брони!»

Сержант Лео Андерсон: «Мне приходилось видеть в бою то, что часто расстраивает и злит танкистов. Многократно я наблюдал дуэли между нашими и немецкими танками. Немецкие машины превосходят наши. Их пушки и броня гораздо лучше. Вот, например, к северу от Вурзелена, Германия, наша колонна двигалась к указанной цели, когда мы внезапно попали под огонь немецких танков. Две «Пантеры» били с дистанции 2800-3000 ярдов.
Наши истребители танков открыли ответный огонь. И хотя они добились нескольких попаданий, их снаряды не могли пробить броню немецких танков. Я собственными глазами видел, как рикошетировало несколько снарядов. А вот пушки Гансов били наверняка. Немцы сожгли три наших истребителя танков и одного «Шермана». Если бы наши танки были не хуже «Пантер», немцы ни за что не смогли бы добиться успеха.»

Сержант Френсис У. Бейкер. командир танка: «Утром 20 ноября 1944 года, я занял свое место в танке «Шерман», вооруженном 76-мм пушкой. Немцы начали контратаку, причем пехоту поддерживали по меньшей мере три «Пантеры». Я приказал наводчику открыть огонь по ближайшему танку, находившемуся от нас в 800 ярдах. К моему изумлению наши снаряды рикошетировали от борта «Пантеры».
Мой наводчик добился, по меньшей мере, семи попаданий в разные участки «Пантеры»: от гусениц до башни. Немцы подумали, что мы располагаем истребителями танков и отступили. Я не верил своим глазам, наблюдая за маневрами танка, только что получившего семь попаданий. Справа от меня на огневую позицию выдвинулся истребитель танков, вооруженный 90-мм пушкой. Одним точным выстрелом истребитель танка поджег «Пантеру». Развернув орудие, истребитель сжег и второй немецкий танк.»

Второй лейтенант Фрэнк Сейдел-младший, командир взвода: «3 марта под Бозингхофеном, Германия, я попал под огонь двух «Пантер», бивших с дистанции 600 ярдов. Мой танк открыл ответный огонь. Первым же выстрелом из нашей 76-мм пушки мы добились попадания. Я видел, как наш снаряд рикошетировал от брони немецкого танка. Второй выстрел мы произвели с дистанции 500 ярдов, снова добились попадания, и снова снаряд рикошетировал. После этого, мы открыли беглый огонь, выпустив по немецкому танку вперемежку десять бронебойных и фугасных снарядов. «Пантера» загорелась. Из этого боя я сделал вывод, что у немецких танков броня лучше, чем у мас, но механизм вращения башни хуже нашего. Я это заметил потому, что пока мы маневрировали, немецкий танк не успевал взять нас на прицел.»

Сержант Эмет Андерсон, командир танка: «Броня наших танков защищает нас только от винтовочных пуль. Наши 75-мм пушки способны пробить броню немецких танков только на дистанциях меньше 1000 ярдов. Однажды я вел огонь по «Пантере» с дистанции 1200 ярдов. Потребовалось шесть попаданий бронебойных и фугасных снарядов, чтобы танк вышел из строя. Если бы в моем распоряжении была бы более мощная пушка, немецкий танк был бы подбит с первого выстрела. Немецкие танки более медленные, чем наши, поэтому мы их превосходим в маневренности.
Однако наша броня никуда не годится. Наши дымовые снаряды очень эффективны, я заметил, что немцы их не любят. Однажды я добился четырех попаданий в «Пантеру» бронебойными и фугасными снарядами с дистанции менее 1000 ярдов, но только попадание дымового снаряда под маску пушки «Пантеры» заставило немца повернуть назад.»

Сержант Лоренс Э. Джентри, командир танка: «Во время боя с немецкими танками под Селле, Бельгия, я наблюдал как наши танки вели огонь по «Пантерам» с дистанции 800 ярдов. Снаряды рикошетировали от лобовой брони, нам потребовалось использовать более тяжелое вооружение, чтобы остановить немца. В то же время, «Пантера» сожгла два танка M4 «Шерман», открыв огонь с дистанции 2000 ярдов.»

Техник 5-го ранга Джон Садлак, механик-водитель: «Под Фловерихом, Германия, наши 75-мм пушки показали свою полную бесполезность. Я видел, как трижды снаряды рикошетировали от брони «Пантеры», хотя огонь велся всего с 400 ярдов. В то же время 75-мм пушка «Пантер» пробивает броню наших «Шерманов» на той же дистанции.»

Техник 4-го класса Мелвин О. Эванс: «17 июля 1944 года в районе Пуффендорфа, Германия, мы добились пяти попаданий из 75-мм пушки. Четыре снаряда рикошетировали от брони «Пантеры» и лишь один смог пробить броню. Все попадания были сделаны в борт немецкого танка.»

Штаб-сержант Керше X. Аткипсон, взводный сержант: «Во время одного боя мой взвод вел бой с двумя «Пантерами» на дистанции около 800 ярдов. Первыми тремя выстрелами немцы сожгли три наших танка. Они бы подбили и два оставшихся, но мы поставили дымовую завесу. Мой танк добился нескольких попадании, но все 75-мм бронебойные снаряды рикошетировали.»

Первыми "кошками" вступившими в бой в Нормандии были две роты "Пантер" из 12-й танковой дивизии СС "Гитлерюгенд" (Hitlerjugend).

В 22 часа 8 июня 1944 года танки без затруднений преодолели открытую местность близ Ле Буржа и приблизились к Бреттевилю. Там они попали под прицельный огонь замаскированных противотанковых орудий. В свете пламени горящих домов "пантеры" стали легкой добычей для канадских артиллеристов, уничтоживших три танка. На следующий день 12 "пантер" вновь угодили в засаду. В результате на поле боя осталось 7 немецких танков. При этом один или два танка были подбиты, попав под огонь тяжелой корабельной артиллерии (снаряды калибра 406 мм, выпущенные с английского линейного корабля "Нельсон").

Совсем другой расклад потерь имел место в танковых боях, тем более что в 1944 году единственным танком союзников, который мог хоть как-то противостоять "Пантере", был британский "Шерман файерфлай". 15 июля 1944 года, например, обер-юнкер СС Фриц Ланганке (2-я танковая дивизия СС "Рейх") на дороге близ Сен-Дени подбил пять "шерманов" из 3-й американской танковой дивизии. 27 июля унтер-шарфюрер СС Эрнст Баркман уничтожил 9 "шерманов", при этом его собственный танк оказался поврежденным.

Убедившись, что на легкую победу в танковом бою с "пантерами" рассчитывать не приходится, союзники бросили против них авиацию, на долю которой и приходится большинство подбитых на Западном фронте немецких танков. С 1 сентября по 30 ноября 1944 года здесь было безвозвратно потеряно 613 "пантер". В начале же ноября боеготовые "пантеры" распределялись по театрам военных действий следующим образом: Восток - 684, Запад - 371, Италия - 39.

Любопытный эпизод произошел 17 января 1945 года в г.Херлисхайм. Его атаковали "пантеры" 10-й танковой дивизии СС "Фрундсберг" (Frundsberg). Американская артиллерия уничтожила несколько танков, так что на улицы города ворвались только две "пантеры". Стреляя в упор, они за считанные минуты подбили несколько "шерманов". Над остальными заполоскались белые флаги. Причем их выкинули экипажи танков, еще не вступивших в бой! В результате немцам достались 12 исправных машин. Такое поведение американских танкистов объясняется категорической инструкцией командования, запрещавшей вести бой с "пантерами" на близких дистанциях.

Довольно необычную роль должны были сыграть во время наступления в Арденнах четыре "пантеры" 150-й танковой бригады СС. Эта бригада, которой командовал обер-штурмбаннфюрер СС Отто Скорцени, предназначалась для ведения боевых и диверсионных действий в тылу союзных войск. В нее набирались солдаты, знающие английский язык, они вооружались трофейным оружием, оснащались трофейным автотранспортом и были одеты в американскую военную форму. "Пантеры" переоборудовали таким образом, что внешне они напоминали американские истребители танков М10. Однако хитроумный замысел немцев быстро провалился.

Они не учли, как говорили англичане, "дурацкую привычку янки стрелять куда попало и по чему попало". 21 февраля 1945 года фальшивые М10 наткнулись на боевое охранение 120-й американской пехотной дивизии. Рядовой Френсис Куррей, нисколько не обращая внимания на белые звезды на бортах боевых машин, выстрелом из базуки поджег первый танк, а остальные обстрелял ружейными гранатами. Экипажи покинули поврежденные танки. Подошедшие вскоре "шерманы" добили этих "троянских коней". В результате рядовой Френсис Куррей был награжден медалью Героя.

panzer
Panther Ausf. G – Кубинка, Танковый Музей, Россия – состояние на ходу - бегает и ловит мышей.
Обозначение на башне: штаб второго батальона, штабная рота батальона, 1-й взвод, 1-я машина.

А теперь внимание - на "десерт" рассказ советского танкиста воевавшего на «Пантере» об особенностях танка.

Записал А.Сухоруков.

- Как-то в очень молодом возрасте мне довелось познакомится с ветераном ВОВ-танкистом. Так вот он какое-то время воевал на "Пантере". Помню в то время меня его рассказ сильно поразил, поскольку я не знал, что наши использовали этот танк.Поскольку я был очень молод (лет 13-14) то, конечно, я не записал данных этого ветерана, поэтому придется мои слова принять "на веру", но ручаюсь, что услышанное было при обстановке, вне всякого официоза.

Итак, дело по его словам происходило во второй половине войны, как понял год 43-44. Я не могу сказать на каком участке фронта воевал данный ветеран, мне тогда было не до таких тонкостей.

Он был механиком-водителем танка и попал в этот полк после госпиталя. Полк был отведен на переформирование и пополнение, где и получили новую матчасть, а именно танки "Пантера". Все танки достались Красной Армии либо совсем не поврежденными (например, почти все танки его роты захвачены прямо на ж/д платформах, немцы их не успели разгрузить), либо после мелкого ремонта (обычно перебитая гусеница или разбитый каток).

После минимального времени на освоение танка, полк был брошен в бой. Теперь конкретно его характеристика "Пантеры". Первое впечатление. Огромен, по сравнению с Т-34-76, на котором от воевал до этого. Броня толстая, рациональная, по виду надежная. Очень удобное место механика водителя, кресло намного удобнее, чем на Т-34. Управление легче, чем на Т-34. Великолепное ТПУ (танковое переговорное устройство).

Качественные триплексы - никакой замутненности ( у наших такое бывало). Когда полк пошел на фронт, армия активно наступала, поэтому довольно много пришлось передвигаться своим ходом.

Оценка ходовых качеств.

По его словам, "на круг" - плохо, с советскими машинами никакого сравнения, хотя сами по себе танки собраны качественнее отечественных (меньше подтягивать-подкручивать). А почему плохо? Во-первых хронический перегрев двигателя.

Во вторых - гигантский расход топлива и особенно масла, хотя сам по себе движок был надежен (в "холостую" или там, генератор какой крутить, работал бы бесконечно - его слова). В-третьих - отвратительная ходовая часть, танк куда более "тряский", чем Т-34. Не помнит ни одного случая, чтобы дошли в полном составе.

Коробка и сцепление "летели" постоянно. Максимальная скорость передвижения 30 км/час, обычно 20-25. По началу, когда им закладывали темпы передвижения как Т-34, отставание было хроническим, никогда не могли выдвинуться вовремя, со всеми вытекающими последствиями для командиров, хорошо потом разобрались и "сроки" выдвижения стали давать реальные.

Впрочем, в большинстве своем экипажы были повоевавшие и на фронт никто не торопился, т.к. для них "медленность" "Пантеры" была скорее плюсом. Преодоление водных преград было вообще "песней". Поскольку мосты "Пантеры" не "держали", то преодолевали реки вброд. Делалось это так. Командир договаривался с "соседями" и они выделяли Т-34, который стоял на другом берегу (он то по мосту перебирался).

Если во время преодоления брода "Пантера" садилась на брюхо (а это случалось почти всегда), то заводили троса и Т-34 помогал "Пантере" выбраться. Потом Т-34 шел дальше, а они продолжали эпопею с тросами дальше, только тягачем становилась перебравшаяся "Пантера".

Боевые характеристики.

Совместно "Пантеры" и Т-34 использовали 1-2 раза, потом их использовали только отдельно.

Очень быстро разобрались, что танкистам в Т-34 "Пантеры" здорово действуют на нервы. Кроме того, выяснилось, что это танки совершенно разные по назначению. Потом, "Пантеры" занимались только прорывом укрепленных полос. Поняли, что этот средний танк, очень тяжелый и стали использовать его соответственно. "Как только где немцы закрепятся - нас туда" - это его слова.

Двигатель в бою. По его словам - дрянь. Кроме перегрева, выяснилось, что слаб двигатель для такого танка. Немцы закреплялись на высотах, вверх танк шел очень плохо, а если еще незадолго и дождик прошел, то полная жопа. Ворваться "рывком" в окопы (а иногда это очень надо), как это получалось на Т-34, на "Пантере" не реально. Были случаи поломок сцепления в бою, когда экипажи "по старой" памяти пытались "рвануть".

Попадание снаряда в моторное отделение - по настоящему боялись. "На Т-34, снаряд в мотор - это счастье. Танку амбец - экипаж цел. Отдыхай, жди новой машины. А "Пантера" тут как повезет - если в мотор, то шанс есть, а если в бензобак - то трындец, взрывалась любо-дорого".

По его словам в бой шли только с полной заправкой баков - шанс взорваться был поменьше. Броня. Лоб - надежен. Башня - спереди хорошо, с боков и сзади - неплохо. Борт корпуса и корма - плохо. Немецкая 75-мм ПТО разделывала "Пантеру" в борт с метров 500-600, а 88-мм пушки и за километр.

Еще один серьезный недостаток брони - отлет осколков из-за растрескивания. По его словам раненые кусками брони (иногда очень тяжело) были после каждого боя. На Т-34, по его словам, броня была намного более вязкая и такие ранения были редкостью, причем каждый случай такого ранения был поводом для серьезной "разборки" и рекламации на завод.

Вообще, по его словам, психологически в "Пантере" бой вести было тяжело. И броня, и ходовая ненадежны. Особенно броня, танк очень большой, не убежать, не спрятаться, на броню только и надежда, а она (броня) такие фортеля выкидывает.

Пушка.

"Класс!". И пушка, и прицел. Наводчик, в отличие от него, был доволен страшно. Била далеко и сверхточно. По его словам - "за 1000 метров - в носовой платок". Правда, его экипажу, использовать ее против танка представился случай только один раз. Откуда-то выполз "шалый" Т-IV, "заделали" его двумя снарядами с метров 900.

Точнее, после попадания 1-го танк загорелся, а вторым добили - боезапас сдетонировал, экипаж погиб. (Они вначале думали, что "Тигр", а это, как минимум медаль, но потом разведка посмотрела и оказалось, что увешанная экранами "четверка".) По его словам, бронепробиваемость пушки была великолепной, из нее, в принципе, уже с 1000 м можно было "заделать" любой немецкий танк, даже "Тигр" (и у них такие случаи были). Конечно, на Т-34-76 такой "фокус" был невозможен.

Другое дело, что танков у немцев было мало, на всех "не хватало". В стрельбе по дотам и ПТО, каких-то особых отличий по мощности от 76-мм пушки Т-34, он не заметил. Радиостанция и прочее. Рация великолепна. Дальнобойная, ни шумов, ни хрипов. Обзор со всех мест, безусловно лучше чем, на Т-34-76, но аналогичен Т-34-85. Вообще, башня очень удобная, даже удобнее чем на Т-34-85. Ненамного, но все-таки.

Его вывод, отличная пушка, при средней надежности брони и никуда негодной ходовой части. Ремонтопригодность - видимо плохая, на наших полевых ремзаводах, по его словам, "Пантеру" ненавидели. Чем, уж им так "Пантера" не нравилась, я тогда спросить не догадался. На "Пантерах" они отвоевали где-то с месяц. Потом полк опять отвели на переформирование и заменили матчасть на Т-34-85, на котором он довоевал до конца войны. Т-34-85 этот ветеран считал лучшим в мире танком. Очень он ему нравился.

panzer

"Пантера" подбитая американским тяжелым танком М-26 у кельнского собора.


За эту ленту фронтовой оператор Джим Бейтс был награждён Бронзовой Звездой.

Последним крупным сражением, в котором приняли участие "Пантеры", стал контрудар немецких войск в Венгрии, в районе озера Балатон в марте 1945 года. В этих боях особенно отличились экипажи 130-го танкового полка учебной танковой дивизии вермахта (Panzer Lehr Division).

Ценой огромного напряжения сил промышленность в 1945 году смогла дать фронту 507 "Пантер". На 1 марта 1945 года в распоряжении германских танковых частей находилось 1763 линейных танка "Пантера", 169 командирских машин и 256 БРЭМ. Однако стремительно ухудшавшаяся ситуация на фронтах свела на нет все усилия промышленности. На 28 апреля в войсках оставалось следующее количество боевых машин: Восточный фронт - 446 (из них только 288 боеготовых), Западный фронт- 29 (24 боеготовых), Италия - 24 (23 боеготовых).

А вот как обстояло дело в различных танковых соединениях. В знаменитой учебной танковой дивизии, находившейся в тот момент на Западном фронте, осталось только семь "пантер". 26-я танковая дивизия в Италии располагала 24 танками этого типа. В 10-й танковой дивизии СС "Фрундсберг", действовавшей на центральном участке Восточного фронта, имелось 34 "пантеры", и она считалась одной из наиболее боеспособных. Значительно хуже обстояло дело на южном участке, где в составе трех танковых дивизий СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер", "Рейх" и "Мертвая голова" осталось только 23 "пантеры".

Всего же с 5 июля 1943 по 10 апреля 1945 года в боевых действиях было потеряно 5.629 танков "Пантера". Более поздней статистики нет, но окончательное число уничтоженных машин этого типа несколько больше, поскольку бои с их участием шли в Чехии вплоть до 11 мая 1945 года.

На вооружении армий союзников Германии "Пантеры" не состояли, хотя такие попытки предпринимались. В феврале 1943 года в Риме прошли германо-итальянские переговоры по вопросу развертывания лицензионного производства "Пантер" в Италии. Их выпуск, а позже и выпуск "Пантеры II", предполагалось наладить на заводе фирмы FIAT с темпом сборки 50 машин в месяц. При этом танки должны были в основном поступать в итальянскую армию. Производственные трудности (нехватка в Италии стали и цветных металлов), а затем и капитуляция Италии в сентябре 1943 года не позволили осуществить эти планы.
В июле 1944 года пять танков Ausf G заказала Венгрия - наиболее стойкий союзник Германии. Однако заказ, по-видимому, так и не был выполнен.

Серьезно интересовались "Пантерой" и японские военные. Один танк они даже закупили (как, впрочем, и "Тигр"). Правда, ни тот, ни другой в Японию так и не доставили.
В 1943 году одна "Пантера" модификации А была продана Швеции.
В послевоенное время "пантеры" состояли на вооружении в Чехословакии (около 70 единиц), Венгрии и Франции.
Во Франции до 1947 года 50 "пантерами" был вооружен 503-й танковый полк, дислоцировавшийся в Мурмелоне.
До наших дней сохранилось довольно много танков этого типа. Во Франции их четыре. В экспозиции танкового музея в Самюре (Saumur Musee des Blindes) имеются две "пантеры" модификации А - одна на ходу, другая стационарная. Два танка находятся в Париже как дар городу от 2-й бронетанковой дивизии генерала Леклерка.

Две "пантеры" модели G, собранные уже после войны, сохраняются в Великобритании. Одна в танковом музее в Бовингтоне (RAC Tank Museum), там же находится и "тесная башня" Schmalturm. Другая - в военном колледже в Шрайвенхеме (Shrivenham Military College), закрытом для посетителей. В голландском городе Бреда можно увидеть "Пантеру" Ausf D - подарок городу от 1-й польской танковой дивизии генерала Мачека. Еще один танк, но модели G, экспонируется в Национальном военном музее (National War and Resistance Museum). В Германии, в музее при 2-й танковой школе бундесвера в Мюнстере имеется "Пантера" Ausf А. В швейцарском танковом музее в г.Туне, закрытом для посетителей, хранится танк модификации D.

В США тоже четыре "пантеры". Две - моделей А и G - в музее Абердинского полигона (Aberdeen Proving Ground Museum). Две других-в Форт-Кнокс, в музее кавалерии и бронетанковых войск (The Patton Museum to Cavalry and Armor); обе машины модели G, причем одна из них статичная, а другая, с экспериментальной ходовой частью - на ходу. В канадском военном музее (Military Museum of Canada) экспонируется "Пантера" Ausf А.
И, наконец, еще одну "Пантеру" модели А можно увидеть в Музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке.

На шасси тяжелого танка "Пантера" было произведено около 7.000 танков, САУ, артиллерийских наблюдателей и инженерных машин.

Жак Литтлфилд о «Пантере»

У русских были удивительные находки. Например, в танке T-72 есть вентилятор охлаждения, расположенный рядом с головой танкиста. При этом он находится в «клетке», так что танкист не может случайно пораниться. Почему до такой очевидной вещи никто не додумался, кроме русских? Разве не были бы счастливы американские мамаши, зная лица их сыновей в жарком Ираке охлаждает такой вентилятор?

А с другой стороны, посмотрите, как устроен радиатор немецкой Пантеры. К нему идёт 96 разных шлангов 6 разных диаметров. У американского Шермана всего 4 и все одного диаметра. Ничего удивительного нет в том, что немцы проиграли войну!


Длина: 6.870 метра - "Пантера" на пол метра длиннее "Тигра" !
Длина с пушкой вперёд: 8.660 метра
Ширина: 3.270 метра ; "Пантера" - Зато я на полметра стройнее !
Высота: 2.995 метра
Экипаж: 5
Клиренс : 560 мм
Высота линии огня : 2225 мм
Бронирование : маска пушки 100 мм
Бронирование : лоб 85 мм
Бронирование : борт 40 мм
Бронирование : низ борта 40 мм
Бронирование : фальшборт 5 мм
Бронирование : крыша и днище 17 - 30 мм
Вес: 44.800 тонн
Скорость: при 3000 об/мин 55 км/ч по шоссе
Скорость: при 2400 об/мин 46 км/ч по шоссе , проселок 25 км/ч
Количество выпущенных : 5976
Стоимость: 136.000 - заявленная, реальная не менее 400.000 рейхсмарок
Человеко-часы затраченные на производство : 156.000
На производство одного танка уходило 80 тонн стали


panzer

Panzerkampfwagen VI
«Tiger» / «Tигр»
тяжелый танк

Тяжелый танк "Тигр» в игре появляется в следующих миссиях: «Высота 220.5», «Совхоз Октябрьский», «Поселок № 5», «Перекресток», «Виллерс-Бокаж», «Кан - Синту - Шоссе № 158».


PzKpfw VI «Tiger» Ausf. E

Первоначальный проект танка и техническое задание полученное еще до войны и шедшее весьма вялыми темпами было приведено в действие после начала войны с Россией когда на поле боя появились Т-34 и КВ недосягаемые не только для огня противотанковой артиллерии но и для большинства германских танков.


PzKpfw VI «Tiger» (P)

Разработка новой машины была поручена любимцу Гитлера - доктору Фердинанду Порше, в качестве конкурента выступал Эрвин Адерс - главный инженер и начальник отдела новых разработок компании «Хеншель и сын АГ» в Касселе. В ходе полевых испытаний «Тигр» Порше военные отвергли, и приняли модель от Хеншеля.

В Шасси «Тигра» от профессора Порше, была использована комбинированная силовая установка. Два двигателя воздушного охлаждения, раскручивали два генератора, которые питали два тяговых электромотора, приводящих в движение гусеницы танка.


PzKpfw VI «Tiger» (P)

Плохая проходимость танка на слабых грунтах и сложность конструкции ходовой части, а также большое количество дефицитной меди, необходимой для обмоток блока электрогенераторов, а также закулисные интриги производителей и заказчиков, привели к тому что на вооружение был принят танк «Тигр» от Хеншеля. Корпуса и заготовки 90 машин «Тигра» Порше, были переделаны в САУ Фердинанд. «Тигра» Порше в количестве 90 штук, были пущены на производство самоходного орудия.


PzKpfw VI «Tiger» (P)

Вместо двигателей воздушного охлаждения Порше, в САУ устанавливались два 12-цилиндровых карбюраторных двигателя «Maybach» HL 120TRM мощностью 265 л.с. каждый. Перед отправкой под Курск летом 1943, по личному указанию Гитлера самоходка на шасси Порше получила название «Фердинанд». Выжившие после Курской битвы Фердинанды (потеряно было 39 машин), всего 47 штук и четыре разбитых и сгоревших машины, были переделаны. Сау получили курсовой пулемет, командирскую башенку и улучшенный орудийный щиток.


PzKpfw VI «Tiger» (P)
Ходовая Порше не требовала смены гусениц при транспортировке по железной дороге.

«Тигры» Порше имевшие двигатели воздушного охлаждения, первоначально предполагалось использовать на Африканском театре военных действий. Однако, в связи с неудовлетворительной проходимостью танка, от этой идеи отказались. Как минимум две из пяти построенных машин были переданы на учебный полигон Дюллерсхейм (Dollersheim) в августе для продолжения ходовых испытаний.


PzKpfw VI «Tiger» (P) командирский танк 653-го ТБ САУ Фердинанд
Cправа на платформе эрзац САУ с башней от PzKpfw IV - она была собрана из БРЭМ «БергенПантер»

С декабря 1943 по январь 1944 все выжившие Фердинанды 653-го батальона были отозваны с фронта на завод производитель Нибелунгверке в Австрию. В САУ были произведены конструкционные переделки по опыту боевого применения, включавшие в себя всего 31 пункт и был проведен капитальный ремонт. Модернизированные самоходки 1 февраля получили новое наименование - Слон. Переименование было связано с внесенным Гитлером 29 ноября 1943 года предложении о переименовании ряда образцов бронетехники, и таким образом оно удачно совпало с модернизацией - машина до ремонта называлась Фердинанд , а после модернизации - Элефант, 88-см штурмовое орудие Порше.

В феврале были сданы 20 машин, в марте 27 машин, и еще четыре корпуса были настолько сильно повреждены пожаром и внутренними взрывами, что их не могли восстановить за короткое время. 22 января 1944 американские войска начали наступление в районе Анцио и Неттуно на итальянском фронте. Первыми были модернизированы танки первой роты, которые Гитлер отправил в Италию - в составе 11 машин, три машины первой роты не успели доделать к сроку отправки в Италию. Вторая и третья рота 653-го батальона в апреле по окончании ремонта отправились на Восточный фронт. 653-й ТБ кроме «ПоршеТигра» с гидравлической трансмиссией, также имел переделанную «БергенПантеру» с башней от Pz IV - она была закреплена неподвижно и не вращалась.


PzKpfw VI «Tiger» (P) командирский танк 653-го ТБ

В качестве командирского танка в составе 653-го тяжёлого батальона истребителей танков, «Тигр» Порше с бортовым номером «003» участвовал в боях на Восточном фронте в районе Галиции в 1944 году. Еще один «Тигр» весной 1945 был включен в состав немобильного взвода танков роты полигона «Куммерсдорф».

Дизайн танка «Тигр» был прост и имел в основе типично немецкое расположение бронелистов без рационального угла наклона, что тем не менее компенсировалось их толщиной, танк был вооружен высокоскоростной зенитной пушкой, имел систему продува канала ствола сжатым воздухом после выстрела. Тигр был оборудован системой пожаротушения в виде двух баллонов с азотом и автоматической системой с порогом срабатывания при температуре в 120 градусов. Широкие гусеницы уменьшали давление на грунт и позволяли вне дорог передвигаться с повышенной проходимостью.

panzer
Die Tiger: Ну что фашисты ? Накатались, настрелялись ? А теперь быстренко сбацайте мне ТО, и как следует начистите мне хобот !
Фашисты: Ja, Ja! Gerr Tiger ! Naturlich ! Полчаса спустя :
- Глубже, глубже, еще глубже ! О ! Уууу ! Eeee ! Ja ! Ja ! Das ist Fantastisch !

Основным вооружением "Тигра" была 88-мм пушка с длиной ствола в 56 калибров, которая имела в боекомплекте 92 выстрела унитарного заряжания, по желанию экипажа в танк можно было уложить более полутора комплектов боезапаса. В лобовой листе и башне устанавливалось по пулемету калибра 7.92-мм. В верхнем листе башни стояла мортирка стрелявшая разрывавшимися над танком гранатами со стальными шариками, предназначенными для борьбы с пехотой противника находящейся вне зоны поражения стрелкового оружия экипажа и пулеметов.

Первые 460 машин имели оборудование для подводного вождения машины, которое приводилось в действие менее чем за час и позволяло форсировать водные преграды по дну, однако ввиду того что оно почти не применялось на поздние модификации его уже не ставили. Тигр в начале своего боевого применения был весьма успешеным оружием - его орудие могло уничтожить любой танк противника на дальности, с которой его собственная броня была недосягаема для поражения противником.

Массово эти танки применялись только под Курской Дугой в количестве 250 штук, концепция супероружия которую русские подкинули немцам в виде Т-34 и КВ уже начала себя изживать, пальму первенства перехватывали штурмовая авиация и многочисленная противотанковая артиллерия.После провала операции "Цитадель" Тигры были сведены в тяжелые танковые батальоны - "Schwere Abteilung" в составе которых Тигры как пожарные команды перекидывались вдоль линии фронта, направляясь на наиболее опасные участки.

Имея мощное орудие и хорошую броневую защиту, которую не мог пробить не один танк в 1943 году на средних дистанциях боя, "Тигр" до конца войны был наиболее опасным оппонентом на для всех видов бронированной техники противника, до появления советского ИС-2 и американского М-26. Толстая броня и огневая мощь в сочетании с высокотехнологичной конструкцией, а также хорошая подготовка и солидный боевой опыт немецких экипажей, вселяли трепет в ряды противника.


PzKpfw VI Ausf. H. Единственный в мире «ползающий тигр».
Танк прошел полный ремонт в период с 1999 по 2004 год и сейчас находится «на ходу». Машина экспонируется в BOVINGTON TANK MUSEUM , Англия.


PzKpfw VI Ausf. H.
Танк был захвачен при отступлении немецких войск в северном Тунисе. Экипаж бросил машину после того как снаряд попавший под маску пушки заклинил башню. След от снаряда до сих пор виден под пушкой, чтобы он был лучше земетен на фоне стандартной окраски грингельб, его подкрашивают серебристой краской.


PzKpfw VI Ausf. H.
Машина экспонируется в BOVINGTON TANK MUSEUM , Англия.


PzKpfw VI Ausf. H.
Машина экспонируется в BOVINGTON TANK MUSEUM , Англия.


PzKpfw VI Ausf. H.
Машина экспонируется в BOVINGTON TANK MUSEUM , Англия.


PzKpfw VI Ausf. H.
На корме танка установлены воздушные фильтры «Файфель», дополнительно фильтрующие воздух поступающий в карбюратор.


PzKpfw VI Ausf. H.
На корпусе танка видны воздуховоды от расположенных за кормой 2-х бачковых воздушных фильтров «Файфель» - по одному слева и справа от выхлопных труб. С октября 1943 на «Тигры» перестали ставить фильтры Файфеля.


PzKpfw VI Ausf. H.
Машина экспонируется в BOVINGTON TANK MUSEUM , Англия.


PzKpfw VI Ausf. H.
Машина экспонируется в BOVINGTON TANK MUSEUM , Англия.

"Тигр" получил широкую известность и был признан наряду с Пантерой лучшим немецким танком Второй Мировой. Всего было произведено 1355 машин, летом 1944-го "Тигр 1" был снят с производства, его место занял "Тигр-2" оказавшийся в производстве еще менее технологичным нежели его предшественник - на производство "Королевского Тигра" уходило стали столько же сколько на две Пантеры - 160 тонн , при весе в 65 тонн, почти 100 тонн металла уходило в "стружку", если к этому прибавить стоимость затраченных на обработку металла человеко - часов, то становится ясным почему таким дорогим и сложным в производстве выходил каждый тяжелый танк.

«Тигр» имел также и много слабых сторон - автоматическая пушка заклинивалась при стрельбе гильзами с различной толщиной стенок гильзы, 88 мм орудие перед началом движения танка приходилось ставить на стопор, а перед стрельбой снимать со стопора на что уходило около двух минут, иначе не зафиксированное орудие при движении танка по пересеченной местности быстро задиралось вверх.


PzKpfw VI Ausf. H, захваченный англичанами в северном Тунисе
Танк оснащен воздушными фильтрами Файфеля.

Недостаточно мощный карбюраторный мотор Maybach HL 210 P45 "Тигра", был копией несколько увеличенного в размерах такого же двигателя что и на колесно-гусеничном бронетранспортере Sdkfz 251 «Ганомаг». Мотор работал на пределе возможностей и требовал частого технического обслуживания - первое проводилось после первых пяти пройденных километров в день, и затем после каждых двенадцати. Без производства постоянного технического обслуживания, "Тигр" мог выдержать не более трех дней интенсивного использования. Для движения не рекомендовалось использовать дороги с твердым покрытием, лучше всего подвеска "Тигра" чувствовала себя на дороге с мягким грунтом.

В Panzer Front «Тигр» вне всякого сомнения представлен как танк для бескомпромисного и эпического сражения с превосходящими силами противника. С польской кавалерией ? Ага !

map


map
Рабочее место механика - водителя.
16 - индикатор направления для гироскопа, 17 - рулевое колесо управления, 18 - ящик для запасного прибора наблюдения, 19 - панель управления, 20 - переключение скоростей, 21 - рычаг переключения направления движения, 22 - электрический стартер, 23 - аварийные рычаги управления гусеницами, 24 - педали сцепления, тормоза и акселератора, 25 - ручной тормоз

panzer
Вид на панель управления и трансмиссию.
Справа сверху - стойка с запасными стеклоблоками, под ней панель управления - большой датчик показывает обороты / мин. Два датчика справа отображают скорость и давление масла, датчик температуры воды под спидометром, справа - предохранители, внизу в центре - рычаг переключения скоростей и трансмиссия Maybach Olvar с гидравлическим приводом - восемь передач вперед и четыре назад, за рулевым колесом находится вентиль регулирующий шаг открытия бронезаслонок стеклоблоков прибора наблюдения.


panzer
Вид на рабочее место заряжающего
1 - казенная часть пушки KwK 36 88mm L / 36 , 2 - проводка для устройства запуска дымовых гранат , 3 - личный ящик заряжающего , 4 - гидравлический цилиндр - амортизатор противовеса , 5 - стойка для хранения снятого пулемета , 6 - коробка с противогазом , 7 - фляга с водой и подсумки для пулеметных лент , 8 - башенный люк эвакуации , 9 - приемник дыма из гильз , 10 , 11 - укладка со снарядами для пушки KwK 36 88mm L / 36 , 12 - сиденье заряжающего

panzer
Вид с сиденья заряжающего.
1 - ящик с предохранителями, 2 - башенный люк эвакуации, 3 - кожух пропеллера вентилятора, 4 - стойка для МР - 40 и магазинов к нему, 5 - заслонки стеклоблоков приборов наблюдения, 6 - ящик для приборов ТПУ, 7 - ящик для патронов к сигнальному пистолету - ракетнице, 8 - командирское сиденье позади - укладка для продуктов , 9 - пистолетный порт, 10 - рукоять указателя направления движения, 11 - командирский личный ящик командира с картами и биноклем, 12 - кобура хранения сигнального пистолета, 13 - командирский ручной руль траверса, 14 - корзина для сигнальных флагов, 15 - укладка для канистр с водой.

Вид с места заряжающего
Вид с места заряжающего


Вид со стороны эвакуационного люка
Вид с места заряжающего.
13 - командирский рычаг траверса, 14 - командирский радио разъем, 15 - аварийная батарея электроспуска для стрельбы, 16 - радио разъем стрелка, 17 - личный ящик стрелка, 18 - индикатор траверса, 19 - ручное колесо траверса, 20 - прицел TZF пушки KwK 36 88mm L / 36, 21 - указатель подъема орудия, 22 - сиденье заряжающего, 23 - прицел спаренного пулемета, 24 - ручное колесо подъема орудия, 25 - педаль спуска для стрельбы из спаренного пулемета, 26 - педаль электропривода поворота башни, 27 - огнетушитель , 28 - ящик для ЗИП к пушке, 29 - мотор привода траверса башни, 30 - укладка для трех канистр с водой, 31 - командирское сиденье, 32 - сиденье стрелка, 33 - командирское ручное колесо траверса, 34 - информационная доска - о подготовке башни к бою.

Рабочее место командира
Рабочее место командира


Рабочее место стрелка наводчика.

panzer
Рабочее место стрелка - радиста.

Конструкция танка

Компоновка танка PzKpfw VI Ausf. H. представляла собой классический вариант с передним расположением трансмиссии.

В передней части танка находилось отделение управления. В нем размещались коробка передач, механизм поворота, органы управления, радиостанция, курсовой пулемет, часть боекомплекта и рабочие места механика-водителя (слева) и стрелка-радиста (справа). Боевое отделение занимало среднюю часть танка.

В башне устанавливались пушка и спаренный пулемет, приборы наблюдения и прицеливания, механизмы наводки и сиденья командира танка, наводчика и заряжающего. В корпусе в нишах и по стенкам размещался боекомплект. На днище танка - гидропривод поворота башни. В моторном отделении располагался двигатель и все его системы, а также топливные баки. Моторное отделение отделялось от боевого перегородкой.

Корпус танка собирался из броневых листов, соединенных в шип и сваренных двойным швом. Броня - катаная, хромомолибденовая, с поверхностной цементацией. Лобовой лист подбашенной коробки располагался под углом 8° к вертикали, верхний лобовой лист корпуса - под углом 77°, нижний - под углом 27°. Бортовые листы - вертикальные, кормовой лист наклонен под углом 8°.

В передней части крыши подбашенной коробки имелись люки-лазы механика-водителя и стрелка-радиста. Люки закрывались круглыми крышками, откидывающимися на петлях. В каждой крышке был смонтирован перископический прибор наблюдения. Между люками имелось вентиляционное отверстие, прикрытое броневым колпаком.

Кормовая часть корпуса делилась на три отсека внутренними водонепроницаемыми перегородками. Два крайних отсека при преодолении водных преград вброд могли заливаться водой; центральный, в котором располагался двигатель, был герметичным. Крайние отсеки закрывались сверху массивными литыми решетками. Две передние решетки служили для притока воздуха, охлаждающего радиаторы, а задние - для его отвода.

Башня подковообразной формы - сварная, с соединением листов в шип и вертикальными стенками из цельного гнутого листа. В передней части башни в литой маске устанавливались пушка, спаренный пулемет и прицел. Башня приводилась во вращение гидравлическим поворотным механизмом мощностью 4 кВт. Скорость поворота зависела от частоты вращения коленчатого вала.

Отбор мощности производился от коробки передач с помощью специального карданного вала. При 1500 об/мин коленчатого вала поворот башни на 360° осуществлялся за 1 мин. При неработающем двигателе башню поворачивали вручную. Башня, вследствие большого вылета пушки и тяжелой броневой маски, была неуравновешенна, что делало невозможным ее поворот вручную при крене в 5°. На ее крыше устанавливалась командирская башенка с шестью, а затем с семью смотровыми приборами.

Основное вооружение “Тигра” - пушка 8,8-cm KwK 36, производившаяся заводом “Wolf” в Магдебурге. Ствол пушки имел длину 56 калибров - 4928 мм; вместе с дульным тормозом - 5316 мм. Масса пушки - 1310 кг. Вертикальная наводка: в пределах от -6,5° до +17°. Предельная длина отката - 580 мм.

Пушка уравновешивалась с помощью специального гидравлического устройства, расположенного под ее казенной частью. С пушкой был спарен 7,92-мм пулемет MG-34. Курсовой пулемет размещался в лобовом листе подбашенной коробки в шаровой установке. На командирской башенке позднего типа на специальном устройстве Fliegerbeschutzgerat 42 можно было установить зенитный пулемет.

Танки “Тигр” первоначально оснащались бинокулярным телескопическим ломающимся прицелом TZF 9а, а затем монокулярным TZF 9b. При изменении вертикального угла наведения вооружения изменялось, и положение объективной части прицелов, окулярная же часть оставалась неподвижной, что обеспечивало работу с вооружением во всем диапазоне вертикального угла наведения без изменения положения наводчика. Эти прицелы имели 2,5-кратное увеличение и поле зрения 23°. Курсовой пулемет MG-34 имел 1,8-кратный телескопический прицел KZF 2. Боекомплект пушки состоял из 92 выстрелов, пулеметов - из 5100 патронов.

На танке устанавливались двигатели Maybach HL 210P30 или Maybach HL 230Р45 (с 251-й машины). Двигатели 12-цилиндровые, V-образные (развал цилиндров - 60°), карбюраторные, четырехтактные мощностью 650 л.с. и 700 л.с. при 3000 об/мин соответственно. Диаметр цилиндра 125 и 130 мм. Ход поршня 145 мм. Степень сжатия 7 (Maybach HL 210P30) и 6,8 (Maybach HL 230Р45). Рабочий объем 21 353 см2 и 23 095 см2.

Сухая масса двигателей 1200-1300 кг. Следует подчеркнуть, что двигатель Maybach HL 230Р45 был практически идентичен двигателю HL 230Р30 танка “Пантера”. Для повышения жесткости картер этого двигателя был выполнен из серого чугуна без разъема в плоскости коленчатого вала, то есть имел так называемую “туннельную” конструкцию.

Топливо - этилированный бензин с октановым числом не ниже 74. Емкость четырех бензобаков 534 л. Расход топлива на 100 км при движении по шоссе - 270 л, по бездорожью - 480 л. Подача топлива принудительная, с помощью четырех топливных насосов Solex. Карбюраторов - четыре, марки Solex 52FFJIID. Система охлаждения - жидкостная, с двумя радиаторами. По обеим сторонам двигателя располагались сдвоенные вентиляторы. В связи с изоляцией моторного отсека от воздухопритоков системы охлаждения на обоих двигателях был применен специальный обдув выхлопных коллекторов и генератора.

Для ускорения прогрева охлаждающей жидкости в процессе запуска двигателя в холодное время года была предусмотрена возможность установки термостатов с обратным перепуском через закороченный контур.

Трансмиссия состояла из карданной передачи, коробки передач со встроенным главным фрикционом, механизма поворота, бортовых передач и дисковых тормозов. Коробка передач Maybach OLVAR OG(B) 40 12 16А продукции завода “Zahnradfabrik” в Фридрихсхафене - безвальная, с продольным расположением осей, восьмиступенчатая, с постоянным зацеплением шестерен, с центральным синхронизатором и индивидуальными тормозами, с полуавтоматическим управлением.

Коробка обеспечивала 8 передач вперед и 4 назад. Ее особенностью являлось отсутствие общих валов для нескольких шестерен, каждая шестерня монтировалась на отдельных подшипниках. Коробка снабжалась автоматическим гидравлическим сервоприводом. Для переключения передач было достаточно перевести рычажок, не выжимая педали главного фрикциона. Сервопривод автоматически, без участия водителя, выключал главный фрикцион и ранее включенную передачу, производил синхронизацию угловых скоростей включаемых зубчатых муфт, включал новую передачу, а затем плавно включал и главный фрикцион.

В случае порчи гидравлической аппаратуры переключение шестерен и выключение главного фрикциона можно было производить механическим путем. Система смазки шестерен - струйная, с подачей масла в место зацепления при сухом картере.

Картер коробки передач центрировался и жестко соединялся с картером механизма поворота, образуя двухпоточный механизм передач и поворота. Последний крепился в носовой части корпуса танка, причем в расточку передней части картера запрессовывалось резиновое кольцо опорной балки, жестко закрепленной в броневом корпусе.

Многодисковый главный фрикцион с трением рабочих поверхностей в масле был конструктивно встроен в коробку передач, так же как и стояночный тормоз. Фрикционно-шестеренчатый механизм поворота с двойным подводом мощности обеспечивал танку по два фиксированных радиуса поворота на каждой передаче. При этом максимальный радиус составлял 165 м. минимальный - 3,44 м. Более крутые повороты при включенной передаче, в том числе вокруг отстающей гусеницы, трансмиссией танка не обеспечивались. При нейтральном положении коробки передач был возможен поворот вокруг центра тяжести танка движением забегающей гусеницы вперед и отстающей назад с радиусом В/2.
Бортовые передачи - двухрядные, комбинированные, с разгруженным ведомым валом.
Механические дисковые тормоза были разработаны инженером Клауе и изготовлены фирмой “Argus”.

Ходовая часть танка применительно к одному борту состояла из 24 опорных катков, расположенных в шахматном порядке в четыре ряда. Опорные катки размером 800x95 мм у первых 799 танков имели резиновые бандажи; у всех последующих - внутреннюю амортизацию и стальные бандажи. Конструкцию ходовой части разработал советник имперского управления вооружений инженер Г.Книпкамп - активный участник проектирования целого ряда германских бронированных машин.

Подвеска - индивидуальная, торсионная, одновальная. Балансиры передних и задних опорных катков снабжались гидравлическими амортизаторами, размещенными внутри корпуса.

Ведущие колеса переднего расположения имели два съемных зубчатых венца по 20 зубьев каждый. Зацепление цевочное. Направляющие колеса - литые, с металлическими бандажами и кривошипным механизмом натяжения гусениц. Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 96 двухгребневых траков каждая. Ширина гусеницы 725 мм, шаг трака 130 мм.

Все танки “Тигр” оснащались радиостанцией Fu 5, имевшей дальность действия 6,4 км телефоном и 9,4 км телеграфом. Также имелась система пожаротушения - автоматическая, с порогом срабатывания 120°С. Сигнализация была выведена на панель приборов механика-водителя.

Отто Кариус : "Тигры в грязи" - Как выглядит «Тигр»

Естественно, во время обратного пути наши мысли были заняты новым танком. Как-то поведет себя «Тигр»? Внешне он выглядел симпатичным и радовал глаз. Он был толстым; почти все плоские поверхности горизонтальные, и только передний скат приварен почти вертикально. Более толстая броня компенсировала отсутствие округлых форм. По иронии судьбы перед самой войной мы поставили русским огромный гидравлический пресс, с помощью которого они смогли производить свои «Т-34» со столь элегантно закругленными поверхностями. Наши специалисты по вооружению не считали их ценными. По их мнению, такая толстая броня никогда не могла понадобиться. В результате нам приходилось мириться с плоскими поверхностями.

Даже если наш «Тигр» и не был красавцем, его запас прочности воодушевлял нас. Он и в самом деле ездил, как автомобиль. Буквально двумя пальцами мы могли управлять 60-тонным гигантом мощностью 700 лошадиных сил, ехать со скоростью 45 километров в час по дороге и 20 километров в час по пересеченной местности. Однако с учетом дополнительного оборудования мы могли двигаться по дороге лишь со скоростью 20–25 километров в час и соответственно с еще меньшей скоростью по бездорожью.

По-видимому, самая большая ответственность за готовность машины ложилась на механика-водителя. Он должен вести машину, работая головой, а не задним местом. Если он будет действовать решительно, то его «Тигр» никогда его не подведет в трудную минуту. Только по-настоящему хорошего водителя танка и можно допустить к «Тигру», и, кроме того, он должен тонко чувствовать характер местности. Ему придется как следует двигаться по пересеченной местности. Он всегда должен держать танк обращенным к противнику менее уязвимой стороной, не надеясь, что командир танка подскажет каждый маневр. Только тогда командир танка сможет целиком сосредоточиться на противнике, а командир взвода или роты станет в ходе боя направлять машину туда, куда нужно, не отвлекаясь постоянно на характер местности.

От водителя танка также требуется сила воли. В конце концов, он единственный член экипажа, который может видеть очень многое, но которому приходится оставаться пассивным, когда по танку ведется огонь, а остальные члены экипажа завязали бой с противником. В таких случаях он помогает наблюдением и должен целиком полагаться на своих товарищей в башне.

Принимая во внимание вышеуказанные качества механика-водителя, становится понятным, почему командирами танков, как правило, становятся именно они, а не наводчики. Взять хотя бы двух командиров — Кершера и Линка. И тот и другой первоначально были механиками-водителями. Также и мой старый верный Карл Бареш сразу же занял мое место командира танка после того, как я был ранен в 1944 году.

Да позволит мне читатель донести до него некоторую интересную информацию, для того чтобы показать, насколько работа наша не завершена по окончании боевой операции. Для всех нас, особенно для водителя, она по-настоящему еще только начинается, потому что мы должны быть в форме на следующий день.

Топливные баки вмещают 530 литров. Это — двадцать семь канистр по 20 литров. С таким количеством мы могли пройти ровно 80 километров по пересеченной местности.

Обслуживание аккумуляторных батарей было делом важным, особенно зимой. Их приходилось постоянно подзаряжать, запуская мотор, если мы не слишком много перед этим ездили. В противном случае стартер уже не смог завести двигатель. Если такое происходило, двое членов экипажа вылезали и заводили мотор инерционным стартером, подобным тому, что используется на старых самолетах, но только расположенным сзади. Не требуется слишком богатого воображения для того, чтобы понять: нет более экстремальной ситуации, чем эта, в разгар боя и на виду у противника. Несмотря на наши усилия, иногда случалось так, что батареи оказывались подсевшими. На фронте мы вскоре придумали оригинальный способ избегать вылезания наружу.

Вызывали соседний танк. Он отворачивал свою пушку назад, медленно подползал сзади к переднему танку, подталкивал застрявший танк, и двигатель его обычно заводился после нескольких метров движения вперед.

Радиооборудование, внутреннее и внешнее освещение, вентилятор и электрический спуск пушки зависели от аккумуляторных батарей, поэтому понятно, какое большое значение имело их состояние.

Водяной радиатор вместимостью 120 литров и четыре вентилятора обеспечивали охлаждение двигателя. Жалюзи системы охлаждения на корме, абсолютно необходимые для удаления нагретого воздуха, часто становились причиной того, что танк терял боеспособность после попадания в него снарядов или осколков, которые в ином случае не причинили бы ему вреда. Они повреждали радиаторы, расположенные внизу.

Двигателю требовалось 28 литров масла, коробке передач — 30 литров, редукционной передаче — 12 литров, системе башенного механизма — 5 литров и двигателям вентилятора — 7 литров. Пара больших воздухоочистителей захватывает пыль. Если учесть, что при прохождении всего семи километров в машину нагнетается 170 000 литров воздуха, в то время как поднимается пыль с поверхности почти 4 акров земли — и такое ее количество вдыхает человек, сидящий на корме, в самом пыльном месте, — то понятно, что очистка воздушных фильтров необходима перед каждым маршем. При регулярно очищаемом фильтре в ходе операции можно преодолеть 5000 километров без замены двигателя. При загрязненных фильтрах мы не могли бы преодолеть и 500 километров.

Четыре карбюратора обеспечивали питание топливом двигателя, а всем этим процессом управлял механик-водитель. Капризность карбюраторов была самым большим недостатком немецких бензиновых моторов, которые проигрывали неприхотливым дизельным двигателям русских. Однако способность более быстро восстанавливать рабочий режим была преимуществом немецкого танкового двигателя.

Полуавтоматическая коробка передач имела восемь передних и четыре задние передачи. Они позволяли перемещать при повороте тяговое усилие с одной гусеницы на другую. При повороте на месте одна гусеница двигалась вперед, а другая — назад. Коробка снабжалась автоматическим гидравлическим сервоприводом. Для переключения передач не надо было выжимать педаль главного фрикциона.

Механик-водитель «Тигра» сидел у рычагов управления и мог управлять 63-тонной махиной столь же легко, как и автомобилем. В других танках для управления требовалось прилагать много усилий. Перекрывающая подвеска имела по восемь осей с каждой стороны. На каждой оси находились по три балансира, которые вращались внутри гусеницы и одновременно поддерживали ее. Более легкие типы немецких танков имели как балансиры, так и опорные катки. Подумать только, как много этих катков нужно снимать с «тигра» в случае необходимости заменить только один внутренний!

Двигатель объемом 22 литра лучше всего работал при 2600 оборотах в минуту. На 3000 оборотах он быстро перегревался. Прежде чем погрузить танк на платформу, гусеницу для бездорожья приходится заменять на более узкую. В противном случае она вылезала по бокам платформы и представляла опасность для встречного движения. Для транспортировки по железной дороге были сконструированы специальные шестиосные платформы. Они могли перевозить 80 тонн и следовали с каждым батальоном в район боевых действий. Для того чтобы не создавать опасную нагрузку на железнодорожные мосты, по меньшей мере четыре других грузовых вагона должны находиться между двумя платформами с «Тиграми».

Башня поворачивалась при помощи гидравлической трансмиссии. Ноги наводчика покоились на наклонной педали. Если он нажимал носком вперед, то башня поворачивалась вправо; если — пяткой назад, она поворачивалась влево. Чем сильнее он нажимал в том или ином направлении, тем быстрее происходило движение. При самом медленном движении поворот орудия башни на 360 градусов занимал 60 минут. При самом быстром — 60 секунд. Таким образом обеспечивалась чрезвычайная точность прицеливания. Опытному наводчику не требовалось потом доводить вручную.

При наличии у пушки электрического спуска легкого нажатия пальцем было достаточно для того, чтобы произвести выстрел. За счет этого удавалось избегать неизбежного рывка при производстве выстрела.

Нашими самыми опасными противниками в России были танки «Т-34» и «Т-34/85», которые были оснащены длинноствольными 76,2-мм и 85-мм пушками. Эти танки представляли для нас опасность уже на расстоянии 600 метров с фронта, 1500 метров с боков и 1800 метров с тыла. Если мы попадали в такой танк, то могли уничтожить его с 900 метров нашей 88-мм пушкой. Танк «Иосиф Сталин», с которым мы познакомились в 1944 году, как минимум, был равен «Тигру». Он значительно выигрывал с точки зрения формы (так же как и «Т-34»). Не буду вдаваться в подробности относительно танков «КВ-1», «КВ-85» и других, не так часто встречавшихся типов вражеских танков, а также самоходных орудий более крупного калибра.

В полностью оснащенной «Тиграми» танковой роте было 14 боевых машин. Их боевая мощь, таким образом, превосходила боевую мощь целого зенитного батальона (3 батареи по 4 орудия в каждом) (Кариус имеет в виду батальон зенитных 88-мм орудий). Затраты на производство одного «Тигра» доходили до 1 миллиона рейхсмарок. По этой причине было сформировано лишь несколько батальонов тяжелых танков. Стать командиром такой роты значило взять на себя большую ответственность.

О танке «Тигр»

Предупреждение.
Эта статья не есть плод творчества человека, страдающего квасным патриотизмом, и написана не с целью доказать, что все лучшее в мире может быть только советским, что немецкие танки мы били, как говорится "одной левой", что немецкие танки это была куча громыхающего железа, существовавшего только для того, чтобы советские танкисты имели бы возможность получать ордена.

Это попытка разобраться почему весьма перcпективная машина, обладавшая целым рядом превосходных параметров, не оправдала надежд, почему сумма отличных технических и боевых качеств так и не слилась в единое выдающееся целое.

В основном я опираюсь в этой статье на мнения и утверждения тех, кто командовал подразделениями Тигров и исследователя тяжелых танковых батальонов Вермахта майора резерва армии США Кристофера Вилбека, который в свою очередь ссылается на первоисточники.

О немецких тяжелых танках Тигр написано очень много. Тщательно описаны их технические характеристики, написаны истории каждого батальона тяжелых танков, рассказано о боевом пути каждого выдающегося танкиста. Казалось бы, что тут все ясно - Тигр сильнейшая боевая машина Второй Мировой войны, ему не было равных на поле боя. Особенно, если руководствоваться живописными материалами одной стороны - немецкой, или писаниями (опять таки на базе гитлеровских пропагандистских материалов) русофобствующей российской писательской и журналистской братии. Впадают в эту ошибку и довольно добросовестные исторки из тех, кто относится к публикуемым иностранным данным некритически, не перепроверяя по другим независимым источникам, и не обращают внимания на, казалось бы, второстепенные моменты и детали.

По односторонне и тенденциозно подобранным материалам выходит, что на каждый слегка поврежденный и кратковременно вышедший из строя немецкий тяжелый танк приходилось по 16-18 уничтоженных Тигром союзнических танков. А про советские "жестяные банки" и говорить не приходится - в среднем, каждый Тигр за свою жизнь "уничтожал" по 28-35 советских танков, а то и всю сотню.

Если принимать за чистую монету утверждения немецких танкистов, то рекордом являются бои под Черкассами в январе-феврале 1944 года, когда сводный полк оберст-лойтнанта Байка, состоявший из батальона Тигров и батальона Пантер за пять дней боев уничтожил ни много, ни мало, а 267 советских танков (ни много ни мало, а целую тановую армию) при потере лишь одного Тигра и трех Пантер. Да и этот Тигр, якобы, был по ошибке уничтожен своей же Пантерой сзади. Вот только спустя две недели почему то от всего полка из порядка 90 машин в целости остается 8 Тигров и 6 Пантер. Куда делись остальные машины, немецкий историк скромно умалчивает.

От автора. Характерный прием пропагандистских машин любых государств - чем хуже идут дела на фронте, тем больше у проигрывающей стороны становится выдающихся летчиков, танкистов, подводников, чьи подвиги выходят за рамки реального и возможного.

Наверное, если бы мы проиграли войну, то у Покрышкина сбитых самолетов наверняка оказалось бы штук 600, а капитан Маринеско со своей подлодкой С-13 утопил бы весь немецкий флот на Балтике.

Ну я понимаю, что во время войны в тяжкую пору задача пропаганды поддержать моральный дух армии и народа хотя бы и таким способом. Но зачем же тиражировать пропагандистскую ложь спустя десятилетия? Ведь все равно, итоги войны не пересмотреть. И от этой лжи красный флаг не исчезнет с рейхстага, а над Кремлем не поднимется флаг со свастикой.

Кстати, этот сводный полк, который должен был пробить дорогу двум окруженным в Черкассах корпусам, свою задачу так и не выполнил, немецкое командование, жестоко разочарованное результатами, полк Байка сразу после этой операции расформировало. А вот это уже документально подтвержденный факт.

Или вот пример. Если верить дневникам боевых действий 501-го эсэсовского батальона тяжелых танков, входившего в состав 1-й танковой дивизии СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер", то в период немецкого контрнаступления под Будапештом 20 марта 1945, один Королевский Тигр уничтожил пятнадцать советских танков под городом Вальпарота, а на следующий день, этот самый единственный Королевский Тигр, поддержанный двумя Пантерами, уничтожил еще семнадцать советских танков. Но за что тогда разъяренный фюрер после этих боев приказал всем танкистам этой самой элитной дивизии СС в наказание спороть с рукавов ленточки с его именем? Это факт, не оспариваемый даже немецкими историками и мемуаристами.

В целом, если принимать за чистую монету писания, составленные на основе пропагандистских газетных статей того времени, следует согласиться с утверждениями, что мол если Вермахт когда либо изредка и терял Тигра, то это происходило "исключительно в силу трагичного стечения обстановки", когда доблестная немецкая пехота оказывалась не в состоянии устоять перед "бесчисленными толпами русско-монгольских орд, безжалостно толкаемых в бой жидовско-большевистскими комиссарами с револьверами в руках", и была вынуждена отойти и оставить позади себя застрявший в грязи танк, имеющий мелкие повреждения, которые, однако препятствовали возможности двигаться. И плачущие от бессилия перед силами природы отважные панцерзольдатен были вынуждены сами взрывать свои превосходные машины.

Правда, сразу возникает недоуменный вопрос. Всего было построено 1843 танка обеих модификаций (Тигр и Королеский Тигр). Батальонов тяжелых танков в период 1942-44 годов было сформировано общим счетом 14. По штату K.St.N.1107d 1944 года батальон насчитывал 45 Тигров. Т.е. для укомплектования всех четырнадцати батальонов требовалось 630 машин. Если верить утверждениям, что безвозвратные потери в Тиграх были единичными, то позволительно спросить - куда же тогда девались остальные примерно 1200 Тигров?

Ведь ни в танковых полках, ни в танковых дивизиях Тигров никогда не было. Все они шли только в эти 14 тяжелых батальонов (11 армейских и 3 в войсках СС). Не слишком ли много их утонуло в грязи? И не слишком ли часто экипажи подрывали свои машины по причинам застревания? Даже простая арифметика дает нам основание полагать, что каждый батальон сменил полностью свою материальную часть не меньше двух раз.
Что то тут не так.

Вилбек приводит такие цифры потерь батальонов:

Батальон Тигров дивизии "Великая Германия" - 98 танков, т.е. поменял материальную часть 2.18 раза,
501-й батальон СС -107 танков т.е. поменял материальную часть 2.38 раза,
502-й батальон СС -76 танков т.е. поменял материальную часть 1.7 раза,
503-й батальон СС -39 танков. Он был сформирован только в январе 1945, укомплектован был неполностью и не пополнялся,
501-й армейский батальон -120 танков т.е. поменял материальную часть 2.7 раза,
502-й армейский батальон -107 танков т.е. поменял материальную часть 2.38 раза,
503-й армейский батальон -252 танка т.е. поменял материальную часть 5.6 раза,
504-й армейский батальон -109 танков т.е. поменял материальную часть 2.42 раза,
505-й армейский батальон -126 танков т.е. поменял материальную часть 2.8 раз,
506-й армейский батальон -179 танков т.е. поменял материальную часть 3.98 раз,
507-й армейский батальон -104 танка т.е. поменял материальную часть 2.31 раза,
508-й армейский батальон -78 танков т.е. поменял материальную часть 1.74 раза,
509-й армейский батальон -120 танков т.е. поменял материальную часть 2.67 раза,
510-й армейский батальон -65 танков т.е. поменял материальную часть 1.4 раза.

В среднем получается, что каждый батальон потерял по два с половиной комплекта танков. До конца войны из 1843 построенных танков Тигр и Тигр II дожили всего 263 машины, т.е 14.3%. А ведь Тигры в основном начали воевать лишь в 1943 году.

Слов нет, сам по себе танк Тигр отличная машина (если не обращать внимания на некоторые досадные огрехи). Толстая прочная броня, превосходная скорострельная 88-мм. пушка с очень высокой начальной скоростью снаряда, а значит и высокой бронепробивамостью, сильный мотор фирмы Майбах, способный без натуги таскать 57 тонн брони. Плюс куча различных очень полезных приспособлений и устройств, начиная с превосходной цейсовской оптики, знаменитой телефункеновской радиостанции и заканчивая дымовыми гранатометами и приспособлением, позволяющим использовать противопехотные прыгающие мины S.Mi.35 в качестве ближнего оборонительного оружия.

И если сравнивать танки, как экземпляры, то Тигр даст форы по некоторым показателям даже советскому тяжелому танку ИС-2 с его 122-мм. пушкой. Я уж не говорю о британском "Черчилле", про который даже сам сэр Уинстон Черчилль сказал, что у танка его имени недостатков больше, чем у него самого, и про который немецкая памятка по ближней противотанковой борьбе ехидно пишет: "Черчилль мы должны узнавать по множеству маленьких катков, вертикальным поверхностям. Он жалок, несмотря на огромные движущиеся траки гусениц".

Но, как правило, сравнения и выводы делаются некорректно. Во первых, Тигра почему то обычно сравнивают с советским танком Т-34-76 ( максимум Т-34-85), а ведь это танки различных классов.

Тигр это тяжелый танк (57-60 тонн) с броней 100-120мм и пушкой 88 мм.

Т-34 это средний танк весом около 28-30 тонн, с броней не более 45 мм и пушкой 76мм.

Извините, но столь же некорректно сравнивать автомобиль Ока с шестисотым Мерседесом. Почему бы тогда не сравнивать Тигра с легким советским танком Т-26 или еще лучше с плавающим суперлегким Т-37? В этих случаях превосходство Тигра будет выглядеть еще более разительным и убедительным.

Сравнения допустимы лишь среди машин одного класса. Да, тридцатьчетверкам приходилось сражаться с Тиграми, но разница в классах, естественно, приводила к тому, что Т-34 в боях против Тигров несли больше потерь, нежели Тигры. Но если немецкие средние танки Pz.Kpfw.IV сталкивались с советским тяжелым танком КВ-85 или ИС-2, то они несли куда более тяжелые потери. Случаи же встречи Тигров с ИС-2 можно пересчитать по пальцам, и всякий раз итог не свидетельствовал о превосходстве Тигров. Вилбек насчитал всего десять эпизодов встреч ИС-2 с Тиграми. Все заканчивались поражением Тигров.

От автора. А вообще то сам факт, что сравнивают Тигра и Т-34, говорит отнюдь не в пользу первого. Выходит, что советский средний танк почти равен по суммарным боевым качествам немецкому тяжелому танку. И что любопытно, немецкие историки и мемуаристы нигде и никогда не пытаются сравнивать между собой два танка одного класса - советский Т-34 и немецкий Pz.Kpfw.IV, увидевших свет примерно в одно и тоже время. Просто обходят этот вопрос глухим молчанием. С чего бы это?

Во-вторых, и я об этом уже писал не раз, что нельзя полагать танком некую железную коробку на гусеницах и снабженную пушкой. На самом деле, танк, это она (эта самая коробка), плюс развитая инфраструктура, позволяющая должным образом эксплуатировать эту самую кучу брони. А вот тут то с Тигром в 43-45 годах и произошло то, что произошло с бронетанковыми силами Красной Армии в 1941 году. Отсутствие у РККА средств, позволяющих эффективно использовать танки, превосходящие своими техническими характеристиками, да и по количеству тоже, соответствующие немецкие, привело к ужасающим потерям - более 14 тыс. единиц к осени 1941. Ведь, как не спирай на то, что в основной своей массе советские танки 41-го года были устаревшими, их технические характеристики все же превосходят характеристики немецких танков в этот момент.

Тигр, как это я докажу ниже, тоже не имел требуемой инфраструктуры. А без нее все выдающиеся технические качества Тигра оказались пустым звуком.

Впрочем, и некоторые технические параметры Тигра сильно снижали его остальные боевые качества, делая их совершенно бесполезными.

1.Огромное удельное давление на грунт - 1.04 кг/кв.см., тогда как оптимальным считается 0.72 - 0.85, а верхним пределом считается 0.95. Это привело к тому, что Тигр не мог двигаться там, где свободно ехали все иные танки. Ему была необходима либо улучшенная грунтовая дорога с гравийным покрытием, либо очень плотный грунт. Не то, что болотистые грунты, но и даже обычная весенняя раскисшая в ходе таяния снега земля не позволяла Тиграм действовать.Отсюда - Тигры могли действовать только зимой при глубине снежного покрова менее 50см., но изрядных морозах, делающих грунт твердым; или летом, после того, как просохнет земля, оттаявшая весной.

От автора. Любопытно, что немецкие мемуаристы, считающие основной причиной провала наступления осенью 1941 года российское бездорожье и распутицу, напрочь забывают про нее, как только речь заходит о Тиграх. Что, с той поры дорог с твердым покрытием на Руси стало в достатке, изменился ландшафт России, Украины и Белоруссии, или не было распутицы осенью 42, и в последующие годы войны? И дорого же обошлось немцам ожидание, пока высохнет земля под Курском!

2.Слишком большой общий вес машины - 57 тонн. При этом Вермахт не располагал в достатке понтонно-мостовым имуществом, позволяющим наводить мосты грузоподьемностью 60 тонн, а дивизионные саперы не умели строить низководные мосты этой грузоподьемности, и не имели для этого соответствующего оборудования. Стоит заметить, что на территории России стационарные автодорожные мосты грузоподъемностью 50-100 тонн строились лишь на очень больших реках, причем только там, где реки пересекали редкие дороги союзного значения. Например, автострада Москва-Минск. На остальных реках грузоподъемность мостов редко превышала 30 тонн. Это приводило к тому, что Тигры не могли успешно действовать, если на их пути оказывалась водная преграда, через которую не имеется в нужном месте железнодорожного или 100-тонного автодорожного моста.

Вот выдержка из труда американского историка К.Вилбека, описывающего действия 3-й роты 503-го тяжелого танкового батальона на Курской дуге 5 июля 1943:

После неудачной попытки преодолеть брод или по сохранившимся мостам реку Донец в 2-30 утра в первый день атаки, 3-я рота смогла наконец форсировать реку днем около 16 часов после того, как саперы корпусного саперного батальона построили мост через нее.

Мы видим, что отсутствие моста требуемой грузоподъемности через не слишком широкую реку остановило роту Тигров на восемь с половиной часов.

3. Огромный вес танка привел к тому, что ему потребовались очень широкие гусеницы (750 мм.), но даже с ними его удельное давление на грунт превышало всякие разумные пределы. При этом оказалось, что ширина танка по гусеницам превышает железнодорожные габариты. Это не позволяло перевозить Тигры по железной дороге. Чтобы обойти проблему, каждый танк снабжался вторым комплектом гусениц, более узкими (530мм.). При этом требовалось снимать два наружных ряда катков.

Мало того, оказалось, что ни в Германии, ни в России не существует железнодорожных платформ, которые могут выдержать Тигра. Пришлось для каждого экземпляра машины изготовить специальную 6-осную платформу. Прибывшие на платформах Тигры после разгрузки должны были "переобуваться" в боевые гусеницы и ставить два наружных ряда катков с каждой стороны.

Транспортировочные гусеницы загружались на платформы, которые должны были дожидаться, пока в них возникнет потребность. Для переброски Тигров на другой участок фронта все это приходилось проделывать в обратном порядке. А поскольку каждая гусеница весит более 3 тонн, то ясно, что без автокранов здесь не обойтись. Любой танкист скажет какая это адова работа заменить гусеницы. На погрузку или разгрузку Тигров уходило по нескольку суток. А это во время войны крайне опасно. Вражеская авиация, узнав, что на станции скопились танки, никогда не упустит случая нанести туда свой визит.

Вилбек приводит характерный пример - 506-му батальону тяжелых танков в сентябре 1943 года потребовалось четверо суток для разгрузки с железнодорожных платформ и замены гусениц при его прибытии в группу армий Юг для обороны Запорожья.

Для сравнения скажу, что на погрузку или разгрузку батальона танков Т-34 (полностью) уходило не более 40-45минут. Впрочем, и для немецких танков других типов не больше.

И стоит ли напоминать, что Тигры оказывались в безвыходном положении, если на станцию погрузки по каким то причинам не прибыли их родные платформы.

От автора. Получается, что для выведения Тигра из строя порой даже не нужно было видеть его. Нужно лишь несколько горстей песка. Сыпанул песочку в буксы пустой платформы, которая в это время, ествественно, никем не охраняется и готово - какой то Тигр в нужное время не прибудет туда, где он нужен.

4. В момент принятия решения на производство Тигров был упущен из виду очень важный вопрос - тягачи для эвакуации с поля боя и буксировки поврежденных танков, вытаскивания тяжело застрявших машин. Любой танкист вам скажет, чтобы вытащить из грязи застрявший по верхний край гусениц танк требуется либо специальный танковый тягач одинакового с танком веса, оснащенный мощной лебедкой и полиспастом, либо 2-3 танка этого же типа.

Вермахт же для буксировки танков имел в ремонтно-эвакуационных подразделениях полугусеничные тягачи Sd.Kfz.9, имеющие тяговое усилие всего 18 тонн. Для того, чтобы буксировать даже по хорошей дороге одного Тигра требовалось не менее двух тягачей. Для страховке на подъемах и спусках приходилось использовать еще один боевой танк, если таковой имелся. Увязший в болотистом грунте тяжелый танк зачастую можно было считать окончательно потерянным, даже если не было опасности захвата противником, но не имелось поблизости 2-3 других исправных Тигров.

Немецкие танкисты поднимали вопрос оснащения подразделений Тигров соответствующими тягачами неоднократно, но он так и не решился до конца войны. БРЭМ на базе танка Пантера (Bergpanther) начали производить лишь в середине 1944 года И их было крайне мало. Танковая промышленность не поспевала восполнять потери в боевых танках. О создании БРЭМ на базе Тигра оставалось только мечтать.

5.Невероятно огромный расход остродефицитного для Германии бензина. Полной заправки баков (540 литров) прожорливому 600-700-сильному двигателю Майбах хватало лишь на 80-100 километров. Даже в немецкой памятке по эксплуатации Тигра издания 1943 года наглядно было показано, что по автостраде Тигр сможет проехать 140 километров от Берлина до Магдебурга, а вне дороги заправки хватит лишь от Бранденбурга до Магдебурга (85 км.). Это создавало большие трудности в снабжении Тигров топливом, тем более, что как ни странно, но сухопутные войска не располагали бензозаправщиками и автоцистернами. Топливо перевозилось в грузовых автомобилях, как правило в 20-литровых канистрах. Поэтому заправлять машины приходилось вручную из канистр. А одному Тигру требовалось 27 канистр.

Для сравнения - танк Т-34 имел емкость баков всего 480 литров, которых хватало на 455 километров Дизельный двигатель был куда менее прожорлив, да и проблем с соляркой у Красной Армии не было.

К тому же синтетический бензин плохо переносил морозы и при низких температурах мотор Тигра не рекомендовалось глушить, чтобы не потерять возможность завести его вновь. Это также вело к огромному перерасходу бензина и преждевременному износу двигателя. Я уже не говорю о том, что бензин куда более пожароопасен, нежели дизельное топливо.

От автора. Нет, конечно, для Тигров бензина не жалели. Но так или иначе, Тигры обжирали на бензин другую боевую технику или машины снабжения, делая тем самым топливную проблему еще более острой. Генерал Г.Фриснер в своих мемуарах с горечью писал: "Как часто наступления заканчивались не тогда, когда достигались цели или войска выдыхались, а когда кончался бензин".

6.Хотя для подготовки экипажей Тигров и был создан 500-й учебный запасной батальон (Panzer Ersatz und Ausbildungs Abteilung 500) , оснастить его учебными машинами оказалось невозможным и обучение проходило на танках Pz.Kpfw. IV, что снижало качество подготовки танкистов. Не было разработано нужной учебной литературы и пособий. Оберлойтнант О.Кариус пишет в своих мемуарах: "Поскольку наше собственное руководство не выпустило инструкции по эксплуатации, мы воспользовались превосходными русскими публикациями для своих тренировок. Таким образом мы и сами познакомились с уязвимыми местами собственной техники".

7.По утверждениям американского исследователя Вилбека танк Тигр, хотя и начал разрабатываться еще в 1937 году, однако в серию был запущен, что называется "сырым", с кучей "детских болезней", и не прошедшим необходимых заводских и войсковых испытаний. Это приводило к многочисленным поломкам и отказам. Так, командир 506-го батальона, потерявшего в сентябре 1943 года в районе Запорожья всего за 7 дней все свои 45 танков, майор Витинг (Whithing) среди других технических недостатков отмечает крайне неудовлетворительную внутреннюю связь в танке. Смотровые приборы устроены так, что легко повреждаются не только пулями стрелкового оружия, но и осколками от разрывов снарядов, в результате чего наблюдение из машины крайне затрудняется.

Это не мои измышленния, придуманные, чтобы хоть как то опрочить Тигр. Это пишет командир 506-го батальона.
Никогда процент исправных танков в батальонах не поднимался выше 62 процентов, а в основном он составлял около 40 процентов. В процессе эксплуатации танка приходилось постоянно вносить улучшения и изменения. Как пишет Вилбек, трудно найти хотя бы сотню совершенно идентичных танков. Это приводило к большим затруднениям в снабжении запасными частями и ремонте машин. Наработка машины на каждый отказ была втрое ниже, чем у танка Pz.Kpfw. IV. Т.е. он выходил из строя по техническим причинам втрое чаще, чем танки старых типов. Отсюда на эксплуатацию Тигров налагались следующие ограничения (Источник- Tigerfibel. D 656/27.Herausgegeben am 1.8.1943. Generalinspekteur der Panzertruppen. H.Qu.den 1.8.1943):

а) Движение на марше следует осуществлять без резких изменений оборотов двигателя. Избегать развивать обороты более чем на 3/4 от максимальных. Избегать частых переключений передач и крутых поворотов. Избегать подъемов и спусков крутизной более 12-15 градусов.
б) Для Тигров необходимо выделять отдельные маршруты по улучшенным дорогам и применять все меры, чтобы колонна Тигров не должна была останавливаться, пропуская или объезжая другие машины. Особое внимание уделять обеспыливанию дорог, чтобы не засорять преждевременно воздушные фильтры.
в) Средняя скорость движения колонны Тигров в дневное время не должна превышать 10 км/час, ночью 8 км/час.
г) После каждого боевого применения или марша более чем 30-40 км. выделять подразделениям Тигров не менее 2-3 недель для обслуживания машин и их восстановления.

Известный немецкий танкист Альфред Раббаль выразился коротко, но очень емко: "Один час эксплуатации Тигра требует десяти часов обслуживания".

Разумеется, в боевой обстановке этими ограничениями нередко пренебрегали, но сами по себе они весьма показательны. Большая часть Тигров и была потеряна как раз вследствие невозможности придерживаться этих ограничений.

Вилбек приводит такой пример. 508-й батальон Тигров в январе 1944 года совершал 200-километровый марш от станции выгрузки к городу Анцио в Италии. Марш проходил по горным дорогам с твердым покрытием без воздействия со стороны противника. К Анцио из-за неустранимых поломок в трансмиссии и ходовой части не прибыло 27 из 45 Тигров, а одна машина на марше загорелась и взорвалась.

Он пишет, что при изучении американскими специалистами двадцати двух Тигров 508-го батальона, брошенных при отступлении в конце мая 1944 года из под Анцио, многие из них имели серьезные поломки ходовой части (крепление катков, амортизирующие элементы) и трансмиссии (особенно коробки передач). Это исключало какую либо буксировку вышедших из строя машин. 13 июня 1944 года при отходе этого же батальона к Риму вследствие неисправностей трансмиссий и невозможности эвакуации экипажам самим пришлось уничтожить тринадцать Тигров.

После того, как союзники прорвали оборонительный рубеж "Густав", 504-й батальон при отступлении в период с 22 июня по 1 июля 1944 потерял 28 из 45 Тигров. Из них один был подбит в бою и сгорел, два получили боевые повреждения и были брошены, а двадцать пять Тигров были уничтожены своими экипажами вследствие неустранимых на месте поломок, падения с мостов или с дорожных насыпей (вытаскивать их было нечем). То же самое произошло и при отходе на рубеж Готической линии в сентябре 1944. Экипажами было уничтожено одинадцать Тигров.

От автора. Американцы нашли самый верный и безопасный способ уничтожения Тигров. Комиссия, изучавшая Тигров, рекомендовала американскому командованию организовывать боевые действия так, чтобы вынуждать немцев перебрасывать Тигров на большие расстояния в сжатые сроки. Можно сказать, что Тигр был самой самоуничтожаемой машиной Второй Мировой войны.

Кстати, в номенклатуре немецкого подрывного имущества числятся стандартизированные заряды ВВ (Sprengpatrone Z), предназначенные как раз для самоуничтожения артиллерийских систем. Оберлойтнант О.Кариус пишет в своих мемуарах, что его "очень вдохновляло" то, что крепление кассеты с подрывным зарядом Sprengpatrone Z.85 находилось рядом с лицом командира танка. В конце концов он приспособил это крепление для размещения бутылки с водкой.

Немецкие танкисты отмечали, что зимой в России набившаяся между катками грязь за ночь замерзала и лишала Тигров способности двигаться. При этом выбивание грязи из междукаткового пространства было невозможным из-за особенностей устройства ходовой части машины. Приходилось разводить костры по всей длине гусениц, чтобы отогреть грязь. Попытки преодолеть сопротивление замерзшей грязи обычно приводило к выходу из строя коробки передач.

8. Запасных частей и агрегатов для Тигров изготавливалось недостаточно, а уникальность большинства агрегатов и деталей исключала использование подобных от других марок танков. Высокие требования к качеству металла, точности и чистоте обработки исключали их изготовление или восстановление в полевых условиях и даже на предприятиях оккупированных областей. Тигров даже с не очень серьезными повреждениями и поломками приходилось отправлять для ремонта на заводы в Германию.

Вилбек в своем труде приводит характерный пример -18 февраля 1943 года в Северной Африке подорвался на английской мине Тигр 501-го батальона тяжелых танков. Кроме гусеницы вышло из строя направляющее колесо (на языке танкистов оно называется "ленивец"). Танк пришлось списать, поскольку в батальоне не было запасных ленивцев, а доставить в Африку или изготовить на месте оказалось невозможно. Этот танк был разобран на детали для восстановления других машин.

Он же пишет, что из 11 потерянных 501-м батальоном в Северной Африке Тигров только 3 были уничтожены непосредственно в бою, когда вследствие попадания в них снарядов они сгорели. Остальные семь явились результатом невозможности эвакуировать из-за отсутствия тягачей, и восстановить из-за отсутствия ремонтных средств и узлов. Причем, что любопытно - самым страшным врагом Тигров оказались мины. Все семь первоначально были остановлены минными полями, а над уже обездвиженными машинами издевалась английская противотанковая артиллерия.

Во время боев в Италии 508-й батальон в течение трех дней (23-25 мая 1944) потерял все свои 22 танка. И все они были добиты своими собственными экипажами. Часть танков в предшествующих боях получили боевые повреждения, часть имела неустранимые на месте поломки. Но все они были ремонтнопригодны. Не было запасных частей и тягачей, и когда командование группы армий С приказало начать отход от Анцио, то не отставалось ничего другого, как самим сжечь свои машины.

Такова оказалась цена не созданной инфраструктуры.
От автора. Но почему то историки просто отмечают как факт трагедию 508-го батальона Тигров (и не только этого батальона), но никто не раздает уничижительных оценок германскому командованию и лично Гитлеру, не называют их бездарными, безграмотными, неспособными воевать и руководить войсками, лапотными, как это щедро делают русофобствующие российские историки в отношении трагедии наших танковых войск летом 1941 года.

9. Сложность конструкции, большая металлоемкость и трудоемкость производства Тигров привели к тому, что германская промышленность оказалась не в состоянии производить их столько, чтобы восполнять боевые и технические потери, и одновременно наращивать их количество. Это привело к тому, что батальоны редко когда имели полное число исправных танков (45 машин). 3-и роты обычно существовали в тяжелых батальонах только номинально. В среднем, в батальоне насчитывалось от 4 до 22 танков. Даже для войск СС, обычно обеспечивавшихся вооружением в первую очередь, Тигров не хватало. Так 103-й тяжелый танковый батальон СС, сформированный к июлю 1943 года до начала 1944 года так и не мог получить свою матчасть. Его использовали как пехотный батальон против югославских партизан.

От автора. Нет, не знаем мы своих героев и не хотим знать. Застят нам глаза в общем то липовые характеристики Тигров и сказки про бравых гудериановских танкистов, легко уничтожавших советские танки десятками. И мало кто знает, что главным противотанкистом Красной Армии стал старичок по фамлиии Патон. Это он придумал автоматическую сварку танковой брони. За смену малообученный паренек из ФЗУ сваривал на автомате до двух корпусов Т-34. У Круппа броневые листы сваривали ручной сваркой. На один корпус Тигра уходило полтора-два дня работы восьми высококвалифицированных сварщиков. Наши танкограды давали фронту танков столько, сколько требовалось, немцы этого не осилили.

И если где то когда -то, Тигр и разбивал пяток другой тридцатьчетверок, то в том вина не советской власти и Сталина, а русское извечное солдатское разгильдяйство и стремление воевать абы как, особенно, если в экипаже оказывались танкисты с именами "Авось" да "Небось" Да и то сказать, никто не в состоянии точно сверить кто сколько уничтожил вражеских танков. Невозможно верить в полной мере даже донесениям о своих потерях.

10. По свидетельству генерала Гудериана, танки Тигр первых партий, которые были брошены в бой на Курской дуге, не имели пулеметов вообще. Это серьезнейшее упущение делало невозможным использование Тигра, как атакующей машины. Фактически это было полуподвижное противотанковое средство, больше пригодное для обороны, да и то, нуждающееся в усилении одним-двумя пулеметными расчетами.

11. Тигры не имели очень важной составляющей инфраструктуры, без которой танк перестает быть танком. Для них не была разработана и внедрена правильная тактика применения, cоответствующая изменившимся условиям войны и развившемуся противотанковому оружию. В действиях батальонов Тигров в 1943-44 годах как на Восточном фронте, так и на Западном мы наблюдаем абсолютно зеркальное отражение того, что происходило с нашими танковыми силами в 1941 году.

То же самое судорожное метание танков с одного фланга фронта на другой, те же поспешные многокилометровые марши, изнашивающие материальную часть, то же паническое затыкание дыр в обороне отдельными батальонами, ротами и даже отдельными машинами, те же брошенные экипажами без топлива, сломанные и застрявшие в грязи танки. Т.е. подразделения Тигров не подходили для роли "пожарной машины".

Гудериан добивался создания танковых дивизий Тигров, применения Тигров не для затыкания прорех в обороне, не для проламывания мощных укрепленных позиций, а для введения в бой на решающих направлениях в решающий момент, когда оборона противника уже взломана. Но его указания, требования, мольбы оказывались всякий раз гласом вопиющего в пустыне.

Но может быть немецкие командующие действовать так, как этого добивался Гудериан, просто не имели возможности? Может быть в условиях стратегической обороны знаменитая немецкая тактика мощных ударных танковых кулаков, столь себя ярко проявившая в 39-41 годах, к 43-му стала непригодна совсем? Очень вероятно!

Мы видим, что состоявшееся использование Тигров тактически оказалось неверным, но и говорить о том, что гудериановские идеи использования Тигров были истинными, мы тоже не можем. Не можем уже хотя бы потому, что организовывать боевые действия Тигров по идеям Гудериана в сложившейся обстановке оказалось невозможным. А чего стоит самая правильная идея, если ее невозможно осуществить?

Вилбек полагает, что в гудериановской идее массированного ввода Тигров в бой после того, как состоялся тактический прорыв вражеской оборны, для того, чтобы развить его в прорыв оперативный, имелась системная ошибка. Из-за своей низкой проходимости, крайне ограниченного запаса хода по топливу и значительной потребности в систематическом техническом обслуживании Тигр не годился для глубоких прорывов и выхода на оперативный простор. При этом, иное использование Тигров, а именно для проламывания первой линии обороны мгновенно раскрывало противнику направление главного удара немцев.

Кроме того, Вилбек отмечает, что в ходе войны активное применение танков привело к развитию сильного противотанкового оружия и изменению системы построения обороны. Тигр же создавался, исходя из тактических воззрений второй половины тридцатых годов, т.е когда считалось, что основные силы обороняющихся находятся в первой линии обороны и ее прорыв означает выход на оперативный простор. Но ко времени появления Тигров на поле боя эта тактика уже никем не применялась.

Действия Тигров в обороне также оказались неэффективными. Низкая подвижность тяжелых танков вынуждала немцев распределять Тигров по всей линии обороны в результате чего отдельные машины, не имеющие поддержки соседними Тиграми становились довольно легкой добычей противника. По выявленному Тигру открывали огонь все противотанковые средства. Не лучше обстояло дело и когда Тигры группами (взвод-рота) располагались в глубине обороны. Быстрые и проходимые советские танки просто обходили опасные для них скопления Тигров и разрушали дороги, пригодные для тяжелых танков. После этого экипажам ничего не оставалось иного, как самим взрывать свои машины и выходить из окружения пешком.

Итак, эффективной тактики применения Тигров немцы не имели.

Сказки об уничтожаемых одним Тигром нескольких десятков союзнических или советских танков, это для приготовишек от военного дела. Что в этом толку, если боевая задача не выполнена и остановить, отбросить борзых тридцатьчетверок все равно не удалось. Только и утешения как у проигравшего схватку нокаутированного боксера :"Смотрите, я сопернику тоже всю морду разбил. Вон у него синяков сколько!".

Да и то, позволительно спросить, каким образом подсчитывались уничтоженные Тиграми танки противника? Экипажи Тигров после боя ходили по полю, изучали подбитые танки противника, замеряли диаметры пробоин? Верится в это с трудом, особенно, если поле боя осталось за противником. Что чаще всего и происходило. Тиграм то по большей части пришлось вести оборонительные бои и отступать.

Или считали по тому, что из каждой обстрелянной Тигром советской тридцатьчетверки повалил густой черный дым. Так еще в годы войны каждый советский танк имел в боекомплекте несколько дымовых гранат черного дыма, которые в Наставлении по войсковой маскировке так и предназначались "Для имитации горения танка". Сравнением послевоенной информации обеих строн о танковых потерях? Так у нас в донесениях о своих потерях если и указывают "- от артогня противника - ХХХ танков", то не расписывают, что этот танк сгорел от снаряда Тигра, а вот этот от огня немецкой противотанковой пушки.

От автора. Так может не стоит столь злорадно и со вкусом описывать "бездарность советских военачальников", потерявшим едва ли не все танки летом 41-го, не стоит иллюстрировать книги столь большим количеством фотографий сгоревших, брошенных, застрявших в болотах КВ, Т-35, Т-28, и взахлеб радостно называть свои книги "Танковый погром лета 1941"? Может быть при стратегической обороне и отступлении огромные потери в танках вещь неизбежная? Похоже, что это действительно так.

Да, мы не сумели эффективно использовать танки в обороне и отступлении в 1941-м. Но ведь и немцы в 1943-45 тоже! А ведь времени и информации для осмысления происшедшего и наработки верной тактики у немцев было предостаточно. И между тем, ровно три года спустя день в день в той же самой Белоруссии повторяются события июня 1941 года, только в обратном направлении, с противоположным знаком и с куда как более худшим для немецкой стороны исходом. Может стоит господину Бешанову написать и книгу "Танковый погром лета 1944"? Хотя, едва ли напишет. Он же демократ. Перед грандиозностью немецкого разгрома в Белоруссии в 44-м меркнут масштабы поражения советского в 41-м, а это для наших русофобствующих демократов больнее, чем соль на раны.

Как заключение. В целом, с Тиграми произошло примерно тоже самое, что с нашими танками в начале войны. Стальных коробок наклепали, а об инфрастуктуре не позаботились. Не было ни средств заправки, ни средств снабжения боеприпасами, ни средств эвакуации и ремонта, ни должного обучения танкистов, ни эффективной тактики. Но нашим танковым военачальника это еще извинительно. До войны танки в общем то были новинкой и у командиров не было и не могло быть четкого представления о том, что танки это не пехота и не кавалерия, что им нужно многое из того, чего никогда не было нужно ни одному другому роду войск.

Но немцы то, немцы!

После двух лет войны, когда уже всем стало ясно что такое танк, немцы со своими Тиграми наступают на те же грабли, что и мы до войны с КВ, Т-28, Т-35. Что, опять один лишь злой гений Гитлера тому виной?

Вилбек утверждает, что вследствие технических и экплуатационных причин немцы потеряли больше Тигров, чем от прямого воздействия противника. Как это похоже на танковый погром лета 1941, когда наши КВ-2 не имели снарядов вообще, к ним нечем было подвезти топливо, невозможно было вытащить из болот, экипажи не умели устранять мелкие неисправности. Вот пример - советская 8-я танковая дивизия. Из 325 танков, с которыми она начала войну в первые же дни экипажами было брошено 107 машин, а 18 танков Т-34 вообще сгинули неизвестно куда.

Но это был 41-й год и наша расслабленность в надежде, что война не состоится, плюс шок и растерянность от того, что она все таки началась. Но повторение того же самого опытными в военном отношении педантичными немцами в 43-44 годах, это уж ни в какие ворота.

Мы из своих ошибок сумели сделать верные выводы, немцы из наших нет.
Ну и что толку от того, что броня у Тигра была толще, а пушка стреляла дальше?
От автора. Застят глаза многим, очень многим историкам 88-мм. скорострельная пушка, 100-мм. непробиваемая броня, 600-сильный Майбах. Не хотят, ну не хотят понять, что один танк, даже сверхвыдающийся, сам по себе на поле боя ничего не значит. Все решает танковый комплекс, или как я выше называю - танковая инфраструктура. Не думаю, что если бы немцы сумели создать не 14, а 140 батальонов Тигров при той же инфрастуктуре, что то особенно изменилось бы в войне. Просто большему числу экипажей пришлось бы бросать свои машины.

Многие историки пишут, что из всех боевых машин Второй Мировой войны танки Тигр имеют рекордно низкий процент потерь от боевых повреждений, и рекордно мало экипажей Тигров погибло в своих машинах. А Вилбек делает, казалось бы, парадоксальный вывод. Он пишет, что мало Тигров было подбито только потому, что всякий раз очень небольшая часть из них могла принимать участие в бою.

Как правило, боеспособными оказывались не более 40-62 процентов от общего числа, имеющихся в подразделении. При отступлении, машины, которые оказались неспособными к движению, уничтожались своими экипажами. Но к боевым потерям их не относили, хотя, если разобраться, например 45-мм. советская пушка, угодившая своим снарядом в ведущую звездочку и лишившая Тигра всего-навсего возможности двигаться, в конечном счете уничтожала его полностью... с помощью немецкого экипажа.

Вилбек собрал статистику всех батальонов Тигров. Получается, что из 1580 уничтоженных Тигров, только 45% были уничтожены в момент боя от боевых поражений. 41% были брошены или уничтожены экипажами вследствие боевых повреждений, поломок, тяжелых застреваний и связанной с ними невозможности эвакуации. Причины потери 14% Тигров Вилбек установить не смог.

Очевидно эти 14% можно поровну разделить между двумя основными причинами. К сожалению, Вилбек не расшифровывает причины, по которым танки были брошены или взорваны своими экипажами. Несомненно, часть этих танков тоже получили на поле боя такие повреждения, которые исключали их эвакуацию и ремонт, т.е. практически уничтожены. Можно полагать, что 45% это Тигры, в которых погибли и экипажи.

От автора. Во всяком случае, в Люфтваффе свой самолет относили к уничтоженным, только если погибал экипаж. Фактически, по Люфтваффе графу "Потеряно самолетов" можно смело переименовывать в "Потеряно экипажей". Как говорится, скромненько, но со вкусом. Так цифры собственных потерь смотрятся куда как приличнее. Например, знаменитого аса Эриха Хартмана сбивали 12 раз. Т.е., он потерял 12 машин, но коли остался жив, эти 12 самолетов по статистике потерь не проходят.

Также Вилбек заявляет, что ни разу, несмотря на свои высокие боевые качества Тигр не оправдал ожиданий гитлеровского руководства. Ни разу рота или батальон Тигров не смог выполнить в полной мере, поставленной ему боевой задачи.

Такова оказалась цена неразвитой инфраструктуры для Тигров, его "детские болезни" и его органический недостаток- огромный вес.

Правда, стоит отметить, что в определенной мере Тигр стал жертвой пропагандистской войны. Как пишет командир 506-го батальона майор Витинг, неумеренная пропаганда ведомством доктора Геббельса невероятных боевых качеств Тигров привела к тому, что высокие командиры бросали роты Тигров в бой, совершенно не учитывая его реальных боевых возможностей, без поддержки пехотой и артиллерией, на неподавленную противотанковую оборону и на неподходящей местности.

P.S. Самым сильным противотанковым средством для Тигра оказалась советская деревянная противотанковая мина. До 90 процентов Тигров было остановлено минами, и если после этого он не был расстрелян противотанковыми пушками, то эвакуировать его с поля боя часто все равно оказывалось невозможным. А невозможность ремонта гусеницы на месте принуждала немцев самих уничтожить машину. Возможно, что потерь Тигров от мин было бы куда меньше, если бы Вермахт вел наступательные операции. Но Тигру досталось несчастливое время. Немцы оборонялись и отступали. А в этой обстановке иногда выход из строя даже копеечной детали влек за собой потерю всей машины.

От автора. О! Уже вижу ехидную усмешку читателя: "Ну да, конечно, сапер никогда не упустит возможность заявить, что мины это самое главное оружие войны!". Нет, мины, не главное оружие, и обычно без поддержки орудий ПТО мина в состоянии остановить танк максимум на 2-3 часа. Выбросили танкисты разбитые траки, вставили запасные, натянули гусеницу и вперед. Даже если оказался разбитым каток, так их у танка как минимум пять. Ну поездит танк день другой на четырех катках вместо пяти. Любой танк, кроме Тигра. Без автокрана и десятка помощников с этой задачей не справиться. Ну а частенько противник такой возможности не давал. Еще бы, за Тигра полагалась солдатская Слава.

Автор - Ю. Веремеев

Источники и литература:

1. Merkblatt 77-3. Der Panzerknacker. H.Qu.OKH den 13 Mai 1944.
2. О. Кариус. "Тигры" в грязи. Воспоминания немецкого танкиста 1941-1944. Центрполиграф. Москва. 2005г.
3. Ф. фон Зенгер. Ни страха, ни надежды. Хроника Второй Мировой войны глазами немецкого генерала. 1940-1945.Центрполиграф. Москва. 2003г.
4. Ф.Меллентин. Бронированный кулак Вермахта. Русич. Смоленск. 1999г.
5. Г.Гудериан. Воспоминания солдата. Русич. Смоленск. 2003г.
6. Танк Т-34. Руководство.Военное издательство НКО. Москва. 1944г.
7. П.Чемберлен, К.Элис. Британские и американские танки Второй Мировой войны. АСТ.Астрель. Москва. 2003г.
8. И.П.Шмелев. Бронетанковая техника Третьего Рейха. Арсенал-Пресс.Москва. 1996г.
9. В.Хаупт. Сражения группы армий "Центр.", ЯУЗА.ЭКСМО. Москва. 2006г.
10. Merkblatt 47a/29 von 20 Mai 1943.
11. Kriegsstarkenachweisung 1107d (K.St.N.1107d) von 1.06.1944.Stab und Stabskompanie einer schweren Panzer-Abteilung "Tiger" (freie Gliederung).
12. Tigerfibel. D 656/27.Herausgegeben am 1.8.1943. Generalinspekteur der Panzertruppen. H.Qu.den 1.8.1943.
13. C.W. Wilbeck. Swinging the sledgehammer: the combat effectiveness of German Heavy Tank Battalions in World War II. Fort Leavenworth, Kansas 2002.
14. М.Уиндроу, Р.Хук. Танковые дивизии Вермахта. АСТ. Астрель. Москва. 2001г.
15. German Demolition Equipment. Engineer Section.A.F.H.Q. May 1944.
16. Г.Фриснер. Проигранные сражения. АСТ. Москва. 2002г.

Черно - белый фильм Марка Хэйли "THE TIGER" - лучшая лента из его серии про германскую бронетехнику "Die Deutschen Panzer" и пожалуй наиболее интересный и популярный фильм по танковой тематике среди всех остальных снятых на эту тему. Конечно со скидкой на небольшую антисоветскую истерию которая у Хэйли в отличии от его соратников по цеху выражается довольно умеренно. Фильм выходил только на кассетах формата VHS.


Длина: 6.316 метра, 8450 с пушкой
Ширина: 3.705 метра
Высота: 3.000 метра
Клиренс : 470 метра
Высота линии огня : 2195 мм
Бронирование : лоб 100 мм,
Бронирование : борт 82 мм
Бронирование : низ борта 60 мм
Бронирование : крыша и днище 28 мм
Экипаж: 5
Вес: 54.1 - 56 тонн пустой, 62 тонны с загрузкой
Скорость: 20-40км/ч
Запас хода : шоссе : 100, проселок : 60
Стоимость: 250.800 - 1.000.000 рейхсмарок
Человеко-часы затраченные на производство : 300.000


panzer

Panzerkampfwagen VI Ausf. B
«Königstiger» / «Королевский Тигр»
тяжелый танк

"Тигр-2" в игре появляется в миссиях в Сашендорфе и Берлине, а также в "Зеелове" и "Эмблив Ривер" в Panzer Front Bis.

Это самый мощный башенный танк, из всех представленных в игровых миссиях.

В течение первых месяцев после нападения на СССР германская разведка собрала полные данные о советской бронетанковой технике. А с помощью допросов военнопленных, в том числе и весьма высокого ранга, удалось получить точное представление о возможностях оборонной промышленности СССР.

Было ясно, что вполне вероятно появление на фронте гораздо более мощных танков, чем КВ-1, причем в очень большом количестве. Поэтому по личному распоряжению Гитлера осенью 1942 г. фирмами «Хеншель» и «Нибелунгенверке» началась разработка нового тяжелого танка, предназначенного для замены только что запущенного в серийное производство PzKpfw VI Ausf Е «Тигр».

Фирма «Нибелунгенверке» представила на рассмотрение комиссии Управления вооружений.проект VK 4502 (P), разработанный в сотрудничестве с Ф. Порше. Как и в случае отвергнутого ранее проекта VK 4501 (Р), новый танк предполагалось оборудовать электрической силовой передачей. Вследствие конструктивной сложности такой передачи и дефицита меди, необходимой для производства электрогенераторов и электродвигателей, проект VK 4502 (Р) был заранее обречен на неудачу. Представленный фирмой «Хеншель» проект тяжелого танка VK 4503 (Н) в целом удовлетворял требованиям Управления вооружений, поэтому в январе 1943 г. фирма получила заказ на изготовление опытного образца танка.


PzKpfw VI Ausf. B. с башней Хеншеля. «Слава Коробову !»
«Королевский тигр» в Бронетанковом музее в Кубинке. Россия. «Тигр II» из состава 501-го тяжелотанкового батальона, захваченный 13 августа 1944 года в районе Сандомирского плацдарма.

Проведенные в октябре того же года испытания не выявили серьезных недостатков в его конструкции. Танк был принят на вооружение Вермахта под обозначением PzKpfw VI Ausf В «Тигр II», однако большую известность он получил под присвоенным ему американскими солдатами названием «Королевский тигр». Надо отдать должное фирме «Хеншель», ее конструкторы основательно потрудились над созданием VK 4503 (Н).

Спроектированный по аналогии с Т-34 корпус танка состоял из шести бронеплит толщиной от 40 до 150 мм, расположенных под большими углами наклона. Толщина лобовой бронеплиты составляла 150 мм, бортовых и кормовой — 80 мм. Соединение бронеплит корпуса осуществлялось с помощью электросварки. Компоновочная схема нового танка не отличалась от схемы PzKpfw VI Ausf Е, экипаж также состоял из пяти человек, из которых двое находились в отделении управления в носовой части корпуса, а остальные — в башне.


PzKpfw VI Ausf. B. с башней Хеншеля. «Слава Коробову !»
«Королевский тигр» в Бронетанковом музее в Кубинке. Россия. «Тигр II» из состава 501-го тяжелотанкового батальона, захваченный 13 августа 1944 года в районе Сандомирского плацдарма.

На танке был установлен тот же двигатель «Майбах» HL 230Р45, что и на PzKpfw VI Ausf Е. Поскольку масса «Тигра II» возросла по сравнению со своим предшественником более чем на 11 т, это привело к снижению максимальной скорости на шоссе до 41,5 км/ч. В то же время, благодаря увеличению числа опорных катков и ширины гусеницы, удельное давление на грунт по сравнению с PzKpfw VI Ausf Е даже снизилось с 1,09 до 1,06 кг/см?, что позволило удержать проходимость «Тигра II» на пересеченной местности на вполне приемлемом уровне. Танк преодолевал подъемы крутизной 35°, рвы шириной 2,5 м и стенки высотой 0,85 м. Без предварительной подготовки он мог преодолеть брод глубиной 1,6 м.


PzKpfw VI Ausf. B. с башней Хеншеля. «Слава Коробову !»
«Королевский тигр» в Бронетанковом музее в Кубинке. Россия. «Тигр II» из состава 501-го тяжелотанкового батальона, захваченный 13 августа 1944 года в районе Сандомирского плацдарма.


PzKpfw VI Ausf. B. с башней Хеншеля. «Слава Коробову !»
«Королевский тигр» в Бронетанковом музее в Кубинке. Россия. «Тигр II» из состава 501-го тяжелотанкового батальона, захваченный 13 августа 1944 года в районе Сандомирского плацдарма.

Однако тактическая подвижность тяжелых танковых батальонов, вооруженных танками «Тигр II», оставалась весьма невысокой — для переброски их по железной дороге нужно было менять боевые гусеницы шириной 800 мм на транспортные шириной 600 мм, а преодоление водных преград оставалось трудноразрешимой задачей вплоть до окончания войны. Наряду с броневой защитой существенно возросла и огневая мощь танка. Установленная в башне полуавтоматическая пушка KwK 43 имела такой же калибр, что и KwK 36 танка PzKpfw VI Ausf Е, — 88 мм, однако длина ее ствола составляла 71 калибр по сравнению с 56 калибрами у KwK 36.

Благодаря сохранению прежнего калибра танка могли использоваться уже имеющиеся снаряды: бронебойные различных танков и осколочно-фугасные. Увеличение же длины ствола позволило повысить начальную скорость бронебойного снаряда Pzgr 39/43 весом 10,16 кг до 1000 м/с и поражать расположенную под углом 60° броневую плиту толщиной 182 мм с расстояния 457 м, а 167-мм плиту — с 915 м. При дальности стрельбы 2286 м бронепробиваемость составляла 127 мм.

На полигоне стрельба велась с темпом 7 — 8 выстр/мин (по сравнению с 2 — 3 выстр/мин у 122-мм пушки советского танка ИС-2, но в боевых условиях темп стрельбы падал в несколько раз вопреки рекламным заявлением производителей ) и с использованием весьма совершенного монокулярного прицела TFZ9.d/1 с трехкратным или шестикратным увеличением, по мнению некоторых специалистов, пушка KwK 43 была лучшим танковым орудием второй мировой войны.


PzKpfw VI Ausf. B. с башней Хеншеля.
«Тигр II» в танковом музее в Мунстере, Германия. Коте «сбежал» из американского плена в 1960 году в родной Фатерлянд, переплыв Атлантику на надувном матрасе.

Пушка KwK 43 устанавливалась в башнях двух типов. Первые 50 PzKpfw VI «Тигр II» имели башни, заказанные Ф. Порше у фирмы «Крупп» для своего варианта танка. Башни эти имели весьма удачную конструкцию с расположением бронелистов под большими углами наклона. На остальных 439 танках монтировались башни, спроектированные фирмой «Хеншель».

По своей конструкции они были сходны с башнями Ф. Порше, однако толщину лобовой брони башни увеличили от 100 до 180 мм, боковые и кормовая стенки изготавливались из бронелистов толщиной 40 мм. Вспомогательное вооружение состояло из двух 7,92-мм пулеметов: спаренного с пушкой и закрепленного в шаровой установке в лобовом бронелисте. Как правило, на командирской башенке размещался еще один пулемет — зенитный. Как и на PzKpfw VI Ausf Е, для радиосвязи использовалась радиостанция Fu 5, имелось также танковое переговорное устройство. Серийное производство PzKpfw VI Ausf В осуществлялось на заводах фирм «Хеншель» и «Вегманн».

Первые пять серийных машин были изготовлены в январе 1944 г., однако из—за интенсивных бомбардировок союзной авиации достичь запланированного на этих заводах выпуска 120 машин в месяц так и не удалось. Лишь в августе 1944 г. обе фирмы смогли изготовить 94 машины, а в остальные месяцы производство не превышало 32 единиц. Из 1237 машин, заказанных Вермахтом и войсками СС, поступило всего лишь 489 танков PzKpfw IV Ausf В. Тем не менее за неполные пять месяцев 1945 Германия выпустила всех видов вооружений в тех же примерно объемах как за 9 месяцев 1944.


PzKpfw VI Ausf. B. - в музее БТТ в Сеймуре, Франция.
Французский «Коте» - ползающий «Коте» ! А почему ползает только у французов ?!
C’est la vie ! Ja! Ja! Das ist fantastisch !

По странной закономерности, на Восточном фронте первый бой с использованием новых танков, на этот раз «Тигров II», был крайне неудачным для германских танкистов: 13 августа 1944 г. вооруженный ими 501-й тяжелый танковый батальон во время атаки на Сташув (Польша, район Сандомирского плацдарма) попал в засаду советской 53-й гвардейской танковой бригады и приданных ей артиллерийских частей.

По советским данным. было подбито 24 «Тигра II» (по германским— 11) и три исправных танка захвачено в качестве трофеев. Впрочем, 501-й батальон еще легко отделался — по нему вели огонь более 200 орудий калибра от 57 до 152 мм. На Западном фронте первый бой «Тигров II» оказался более удачным.

В конце июня танки 503-го тяжелого батальона расстреляли колонну 148-го Королевского танкового полка англичан, подбив 12 «Шерманов». PzKpfw VI Ausf В считаются самыми мощными германскими тяжелыми танками, принимавшими участие в боях. Они достаточно успешно использовались частями Вермахта, войск СС и люфтваффе на всех фронтах вплоть до капитуляции Германии.

На 1 марта 1945 г. в боевых частях имелось 192 танка этого типа и еще 43 — в армии резерва. На базе танка PzKpfw VI Ausf В были разработаны истребитель танков «Ягдтигр» весом 70 т, вооруженный 128-мм пушкой, командирский танк с дополнительной радиостанцией и ремонтно-эвакуационный танк. В конце 1944 г. фирма «Крупп» проводила работы по вооружению танков 105-мм пушками с длиной ствола 68 калибров.


PzKpfw VI Ausf. B. с башней Хеншеля в музее Паттона в Форт-Ноксе. США.

История создания и описание конструкции

"Тигр-2" разрабатывался как машина с башней способной вместить длинноствольную 88-mm пушку, орудие такого же типа стояло на САУ "Фердинанд". Наклонная броня и расположение узлов и агрегатов сходных или унифицированных с "Пантерой" позволили производить танк ориентируясь на опыт производства и боевого использования "Пантер".

Не успел тяжелый танк PzKpfw VI «Тигр» Ausf. H1 (Е) поступить на вооружение, как немецкий генеральный штаб потребовал еще более тяжелую и лучшую машину, которая превосходила бы по бронированию и вооружению все то, чем располагала Советская Армия. Как и раньше, Порше и Хеншелю предложили представить свои проекты с обязательным рациональным наклоном броневых листов и длинноствольной 88-мм пушкой.

Без долгих размышлений Порше модифицировал свою модель «Тигра», которая не прошла в первый раз, и, убежденный, что теперь заказ у него в кармане, приступил к разработке башни. Работы двигались довольно быстро, и вскоре на заводе фирмы началось литье башен.Электрическая трансмиссия, разработанная Порше, была вновь отвергнута военными из-за нехватки меди, необходимой для ее производства, и контракт вновь достался Хеншелю.


PzKpfw VI Ausf. B. 3 опытных экземпляра V1—V3 и 47 первых серийных танков (номера ходовых частей 2800001-250047) были выпущены с башнями, изготовленными для модели VK 4502(P) Порше, все последующие (280048-250489) — с башнями для VK 4502(H) Хеншеля.
Этот экземпляр Sonder Kraftfahrzeug 182 - с закругленной спереди башней Порше, толщина его лобовой брони башни в 107 мм была уже явно не достаточной для тяжелого танка в 1944, кроме того снаряды при попадании в маску пушки позаимствованную формой у Т-34, имели неприятное свойство рикошетировать в крышу боевого отделения.

Тем не менее, 50 башен типа «Порше» со 107-мм лобовой броней были установлены на первые серийные танки. Впоследствии Хеншель разработал собственную башню, более простую в производстве и лучше защищенную. Толщина ее лобовой брони равнялась 180 мм, бортов и задней стенки — 80 мм, крыши — 40 мм. Танк с башней Хеншеля имел боевую массу 68 т, а с башней Порше — 67,5 т.

В технических условиях на проектирование танка особо указывалось на необходимость сотрудничества с фирмой MAN в целях достижения максимальной стандартизации деталей для их использования на танках «Пантера II», которые, если не считать двух опытных экземпляров, так и не появились на свет. Это обстоятельство стало основной причиной задержки серийного производства, начавшегося только в декабре 1943 года.


PzKpfw VI Ausf. B. - единственный сохранившийся экземпляр с башней «Порше».
Танковый музей в Бовингтоне. Англия. Народные автомобили "Фольксваген - Жук" у доктора Порше получались гораздо лучше. Лобовая часть башни у "Тигра-2" Хеншеля имела более рациональный угол наклона брони и толщину в 180 мм.

«Тигр II» или «Королевский Тигр» представлял собой массивную и грозную боевую машину. Разработанный специально для завоевания превосходства на поле боя, он мог обеспечить решение этой задачи при условии, что экипаж будет разумно использовать его боевые качества. Из всех танков, построенных в годы второй мировой войны, он был самым тяжелым, наиболее защищенным и лучше всех вооруженным.Даже в наши дни его бронирование и пушка составили бы честь любому основному боевому танку.

Корпус «Королевского Тигра», как и его предшественника, был сварным. Учитывая опыт советского Т-34, броневые листы устанавливались под большим углом наклона. Формой корпус «Тигра II» напоминал корпус «Пантеры».

Башня была довольно просторной, несмотря на то, что пушка делила ее пополам и почти достигала задней стенки. 78 выстрелов в боеукладках располагались вдоль стенок башни и на ее полу, дополнительное оборудование размещалось на многочисленных стеллажах.

«Королевский Тигр» № 213
«Королевский Тигр» № 213 в Ля Глейзе, Бельгия.
Бельгия (нидерл. Belgie, фр. Belgique, нем. Belgien), Королевство Бельгия - государство в Северо-Западной Европе, член ЕС, ООН и НАТО. Площадь — 30 528 км., численность населения — 10,8 млн чел. Страна названа по этнониму кельтского племени — белги. Граничит на севере с Нидерландами, на востоке с Германией, юго-востоке с Люксембургом и с Францией на юге и западе. Омывается Северным морем на северо-западе. Форма правления — конституционная монархия, форма административно - территориального устройства - федерация. Брюссель, по различным источникам, таким как Интерпол и местные газеты, считается одним из центров радикализации населения и рекрутирования людей в террористические организации, такие как Аль-Каида.

«Королевский Тигр» № 213
«Королевский Тигр» № 213 в Ля Глейзе.
Верхняя часть оторванного ствола при реставрации заменена на 7.5 см и дульный тормоз от «Пантеры».

«Королевский Тигр» № 213

«Королевский Тигр» № 213

«Королевский Тигр» № 213

«Королевский Тигр» № 213

«Королевский Тигр» № 213

«Королевский Тигр» № 213

«Королевский Тигр» № 213

«Королевский Тигр» № 213

«Королевский Тигр» № 213

«Королевский Тигр» № 213

«Королевский Тигр» № 213

«Королевский Тигр» № 213

«Королевский Тигр» № 213

«Королевский Тигр» № 213

Полный оборот башня совершала за 19-77 секунд (для сравнения: полный оборот башни английского танка «Кромвель» выполнялся за 17 секунд) в зависимости от количества оборотов главного двигателя, который приводил в действие привод вращения башни. Развернуть башню можно было и вручную, сделав 704 оборота маховика ручного привода наводчика или 680 оборотов маховика заряжающего.

Из своей башенки командир имел превосходный обзор, но в походном положении, как правило, предпочитал ехать, высунувшись из люка по плечи. Мощная длинноствольная 88-мм пушка по дальности стрельбы и бронепробиваемости превосходила практически все танковые пушки союзников, что позволяло «Тигру II» атаковать в лоб выбранные цели. Проблемой для скорострельной пушки был быстрый износ ствола. По этому танки позднего выпуска оснащались орудийными стволами, состоявшими из двух частей.

Тяжелый танк PzKpfw VI «Тигр II» был создан только в одной версии — Ausf. В. Всего за время производства было выпущено 485 машин. Работы по строительству «Королевских Тигров» не прекращались даже под жесточайшими бомбардировками союзной авиации. На заводе фирмы «Хеншель» в производстве постоянно находилось не меньше 60 машин. На пике производительности на постройку одного «Тигра II» уходило всего 15 дней.

В ходе серийного производства танк незначительно модифицировался. Изменения касались установки улучшенной пушки KwK 43/III калибра 88-мм с видоизмененной маской, а также ряда мелких усовершенствований бронирования силового отделения. Прототип и некоторое, количество танков первой производственной серии оснащались бинокулярными прицелами TZF 9Ь, на танки более позднего выпуска устанавливались монокулярные прицелы TZF 9d/1.

В 1944 году большая часть «Тигров», воевавших на Западном фронте, получила броневую защиту жалюзи воздухозабора силового отделения, которая предохраняла двигатель при обстреле с воздуха. Кроме того, танки отличались друг от друга способом крепления на надгусеничных полках дополнительного снаряжения и запасных частей. С осени 1944 года «Королевские Тигры» небольшими партиями по 4-5 единиц начали поступать на вооружение тяжелых танковых батальонов.

Из-за больших размеров их было трудно скрыть, а при ведении мобильного боя «Тигры II» быстро отставали, что часто заканчивалось для них весьма печально. Однако при разумных действиях экипажа «Королевский Тигр» был крайне опасен и мог в одиночку атаковать и уничтожить на дальней дистанции несколько танков противника, не получив при этом повреждений.


PzKpfw VI Ausf. B. с башней Хеншеля.
«Королевский тигр» в танковом музее в Туне, Швейцария. «Тигр II» был передан Францией после войны. У орудия танка отсутствует часть ствола и дульный тормоз.

На Восточном фронте танки «Тигр II» впервые были применены 13 августа 1944 года в Польше во время атаки на Сташув , на Сандомирском плацдарме. «Королевские Тигры» из 501-го тяжелого танкового батальона попали в засаду 53-й гвардейской танковой бригады и были подбиты советскими Т-34/76 , которые приняли их за "Пантеры".

По советским данным было подбито 24 «Тигра», по немецким — 11. Три танка были захвачены в совершенно исправном состоянии. Примерно в то же время PzKpfw VI Ausf. В пошли в бой и на Западном фронте: 503-й тяжелый танковый батальон атаковал «Шерманы» 148-го королевского танкового полка.

В начале ноября 1944 года на полигоне в Кубинке был обстрелян трофейный тяжёлый танк PzKpfw VI Ausf B «Тигр II». 122-мм остроголовый снаряд пробивал верхнюю лобовую деталь (по стыкам бронеплит) с 600 м, собственная 88-мм пушка «Тигра II» KwK 43 справилась с этой бронепреградой с 400 м, а 75-мм пушка «Пантеры» пробила лоб «Тигра II» со 100 м.

На 1 марта 1945 года в строю находились еще 226 танков PzKpfw VI «Тигр II» Ausf. В.















История создания и описание конструкции

26 мая 1941 состоялось заседание с участием Гитлера. Участники встречи обсуждали создание нового очередного тяжёлого танка Tiger II. Это событие было особенно примечательно тем, что на тот момент ещё не существовал даже Tiger I. В Германии тогда вообще не было тяжёлых танков. Вместо этого, свои средние танки немцы называли тяжёлыми руководствуясь логикой, что раз это были самые тяжёлые танки в наличии, то это это и есть тяжёлые танки. Например в сравнении с уже существовавшими тогда советскими по настоящему тяжёлыми танками КВ немецкие "тяжёлые" Pz.Kpfv. IV выглядели мягко говоря "самозванцами".

В ходе заседания решили, что каждая танковая дивизия должна получить по 20 тяжёлых танков. При этом, новая машина должна иметь скорость около 40 км/ч и вооружаться 8.8 cm пушкой, способной пробивать 100 мм брони с 1500 м.

21 июня 1941 Dr.ing.h.c.F Porsche K.G. получил задание от Wa Pruf 6 изучить возможность установки новой 8.8 cm Flak 41 L/74 в башню прототипа Порше VK 45.01 (P) вместо Kw.K. 36 L/56. Хотя эти пушки имели одинаковый калибр, они сильно отличались по габаритам. Например боеприпас Kw.K. 36 имел длину 931мм, а Flak 41 - 1200мм. Но главным отличием было то, что прототипы Tiger I уже имели погон башни 1900мм, а для Flak 41 требовалось 2000мм. 10 сентября 1941 Порше ответил, что не возможно установить Flak 41 на прототип VK 45.01 (P). Эта новость очень сильно огорчила Гитлера и при этом разразился серьёзный скандал. Фирму Krupp обвинили в том, что она создавая башни для прототипов Tiger I поспособствовала тому, чтобы пушка её конкурента - Flak 41, не вписалась в габариты.

Дело в том, что Krupp сам создавал пушки и естественно не хотел продвигать Flak 41 разработанную фирмой Rheinmetall-Borsig. Выяснение обстоятельств шло на высоком уровне и дошло до того, что 23 сентября 1941 д-р Тодт (Todt) Рейхсминистр вооружений и боеприпасов (Reichsminister fur Bewaffung und Munition) направил письмо с обвинениями на адрес генерала Риттера фон Либа, возглавлявшего Waffenamt. Как бы там ни было, а скандал удалось потушить и 5 февраля 1943 Wa Pruf 4 поручил Круппу создать танковую пушку 8.8 cm Kw.K 42 (L/71). Это орудие было на 3 калибра короче Flak 41, но всё же на 18 калибров длиннее Kw.K. 36. Таким образом мечта Гитлера постепенно материализовывалась.

29 января 1943 орудие переименовали в Kw.K. 43.С Flak 41 новая пушка имела общего только - бронепробиваемость, вес и начальную скорость снаряда .

Создание Tiger II поручили Porsche и Henschel.

Дизайн Porsche VK 45.02 (P) основывался на изменённом корпусе прототипа Tiger I. Этот проект назывался самими разработчиками Typ 180. Лобовая броня имела 80мм толщины под углом 45 градусов, а борта и корма - 80мм под 35 градусов. Танк оснащался электро-механической силовой установкой расположенной в корме. Сдвоенные моторы Typ 101/3 имели воздушное охлаждение и при 10 цилиндрах давали мощность 300 л.с. при 200 об.мин.

Каждый мотор приводил в действие свой электрогенератор, который в свою очередь питал электродвигатель, вращавший заднее ведущее колесо. Прототип весом 65 тонн мог развивать максимальную скорость 35 км/ч при запасе хода 157 км. Торсионная подвеска состояла из трёх пар опорных катков с внутренней амортизацией. При ширине гусеницы 640мм и длине 4115мм удельное давление достигало 1,22 кг/кв.см. Башня находилась посередине корпуса.

К октябрю 1942 Porsche разработал новую концепцию ходовой для VK 45.02 (P): Typ 180B, 181A, 181B, 181C. На прототипах Typ 181 электро-механический привод заменили гидравлическим, башня находилась сзади, а двигатели - посередине корпуса. 17 февраля 1943 Porsche изготовил три прототипа с электро-механической схемой. Тем не менее конструкторская мысль гениального профессора била ключом и он заявил, что серийные машины будут оснащаться гидравлическим приводом, дизельным двигателем на 900 л.с. и увеличенной бронёй. Однако к тому времени звезда д-ра Порше закатилась. В декабре 1943 оставил должность президента Panzer Kommission имея множество врагов и конкурентов. Прототипы гениального конструктора так и остались прототипами.

28 мая 1941 Henschel получил от Waffenamt задание разработать новое шасси для башни с длинной 88мм пушкой. Однако в то время основные усилия конструкторов фирмы были направлены на создание Tiger I, поэтому полномасштабные работы над новым тяжёлым танком начались позднее.

Создание новой машиной сильно тормозили постоянно меняющиеся требования, которые предъявляли к разработчикам. 3 января 1943 Гитлер заявил, что новый Tiger должен иметь увеличенную защиту - 150мм лобовой брони и 80мм по бортам. А 17 февраля 1943 состоялось судьбоносное заседание глав ведомств отвечавших за дизайн и производство. В ходе обсуждений пришли к общему выводу о необходимости унификации компонентов Tiger H3 и Panther II.

Это в принципе верное решение, спровоцировало весьма негативные последствия. Неизбежная задержка в дизайне этих машин привела к тому, что Tiger II запоздал со своим появлением на три месяца, а Panther II вообще не успела появиться до конца войны. Примечательно, что когда принималось это роковое решение, на заседании отсутствовал представитель Henschel.

Унифицировать надлежало: трансмиссию, двигатель Maybach HL 230, опорные катки со стальным бандажом, а гусеницы шириной 660мм должны были стать единственными для Panther II и транспортировочными для Tiger II.

Для ускорения производства на шасси Tiger II Henschel поставили уже готовые башни P2 Turm, которые изначально Krupp создал для Tiger Porsche. Эти башни имели ряд недостатков: выступ по правому борту для командирской башенки и лобовая броня тоньше требуемых 180мм. Исходя из острейшей необходимости в новых танка, решили первые 50 башен оставить без изменений, а начиная с 51-ой башни выпускать модифицированный вариант.

Первые 50 башен имели округлую 100-мм маску и 80-мм борта с наклоном 30 градусов от вертикали. Заряжающий имел бинокулярный телескопический прицел Turmzielfernror 9b/1, командир осуществлял обзор на 360 градусов через перископы в командирской башенке, а у заряжающего был фиксированный перископ.

На башне отсутствовали пистолетные бойницы, поскольку имелся Nahverteididungswaffe - устройство стрелявшее на 360 градусов осколочными гранатами и дымовыми или сигнальными боеприпасами. Пушка была спарена с пулемётом MG 34, находившимся справа. Для противовоздушной обороны на командирской башенке установили турель с ещё одним MG 34. В башне хранились 16 выстрелов к пушке. Выброс стрелянных гильз осуществлялся через специальный лючок в крыше башни.

Позднее, был развёрнут выпуск серийных башен к Tiger H3. У них был скошенный лобовой лист, от которого снаряды не рикошетили в крышу корпуса временами нанося урон экипажу. Лобовая броня - 180-мм, борта - 80-мм, крыша - 40-мм. В серийной башне размещалось 22 орудийных выстрела в кормовой боеукладке. Расположенный посередине роллер облегчал заряжание из башенной боеукладки.

Tiger Ausf.B вооружался пушкой 8.8 cm Kw.K. 43 (L/71) с боекомплектом 80 выстрелов у танка с башней Porsche и 86 выстрелов с башней Henschel. Танкистам рекомендовали одинаковое соотношение бронебойных Pzgr.39/43 и фугасных Sprgr.43. Иногда в боекомплект могли входить куммулятивные выстрелы Gr.39/43 HL и довольно редкие подкалиберные Pzgr.40/43 с вольфрамовым сердечником.

Допускалось заменять в боеукладке фугасные выстрелы куммулятивными. Первоначально Королевские Тигры имели бинокулярный прицел, который позднее заменили на монокулярный Turmzielfernror 9d с переменной кратностью 3х и 6х. Прицел был отъюстирован для Pzgr.39/43 до 3000м с делениями по 100м и для Sprgr.43 на дальность 5000м. Под сиденьем наводчика находился компрессор, нагнетавший воздух для продувки ствола при выстреле.

Для поворота башни имелся двухскоростной гидравлический двигатель и помпа. Полный оборот на 360 градусов осуществлялся за 19 секунд при 2000 об/мин и за 10 секунд при 3000 об/мин. Более точную наводку наводчик выполнял вручную. При необходимости наводчик мог поворачивать башню вручную. Однако, когда танк стоял с наклоном более трёх градусов, то ручной траверс становился проблематичным.

Cистема пожаротушения — автоматическая, включала в себя пять зарядов огнегасящей смеси общей емкостью 3 л. Термодатчики, соединенные с четырьмя форсунками, были расположены в наиболее подверженных возникновению пожара частях моторного отделения. Если температура в силовом отделении превышали 120 градусов, то система разбрызгивала один заряд смеси в течение 7 с. Если пожар не удавалось потушить, то срабатывал следующий заряд. Сигнализация была выведена на панель приборов механика-водителя.

Танк Tiger H3 был принят на вооружение под наименованием Panzerkampfwagen Tiger Ausf.B (Sd.Kfz. 182). Командирские машины назывались Panzerbefehlswagen Tiger Ausf.B (Sd.Kfz. 267 und 268). Однако чаще всего этот танк называли Tiger B. Со временем появилось и неофициальное имя - Koenigstiger (Королевский Тигр).

Выпуск Tiger II осуществлялся на заводе Henschel в Касселе (Kassel) с сентября 1944 по март 1945. Всего изготовили 3 прототипа (V1, V2, V3) и 489 серийных танков (номера серий - 420500, 420530, 420590, 420680). Стоит отметить, что авиация Союзников не оставляла без внимания выпуск Королевских Тигров. В результате бомбардировок производственных мощностей, немецкиё войска недополучили 657 Tiger II.

"Королевский Тигр" при своём большом весе был очень манёвренной машиной, а управление им не требовало чрезмерных физических усилий. По манёврености и лёгкости управления Tiger II опережал подавляющее большинство танков противника, включая средние танки. Для сравнения радиус разворота у Королевского Тигра всего 2,08 м.

Движение танка при 3000 об/мин не рекомендовалось и было возможным небольшой промежуток времени, после чего требовалось уменьшить количество оборотов, чтобы двигатель не вышел из строя. На пересечённой местности Королевский Тигр достигал наибольшую скорость 15-20 км/ч.

Большой вес отрицательно сказывался на трансмиссии,при работе под нагрузкой быстро перегревался слишком слабый для такого веса двигатель. Значительное количество Tiger II было потеряно именно по причине технических поломок, вызванных огромным весом танка. Технические потери этих танков могли бы быть меньше, если бы водители предварительно получали более основательную подготовку. Появление Королевских Тигров пришлось на конечный этап войны, когда курс подготовки в танковых школах был непозволительно сокращён и проходил в авральном порядке.

Часто после ускоренной подготовки новички-водители ни разу не сидели в тяжёлом танке и не имели абсолютно никакого опыта управления Королевскими Тиграми. Это при том, что Tiger II требовал специальных навыков вождения. Тем не менее этих новичков сажали за руль Tiger II и отправляли прямо на передовую. Не могло выправить ситуацию и то, что Королевские Тигры поступали в тяжёлые танковые батальоны взамен Tiger I, где экипажи имели опыт обращения с тяжёлыми машинами. Естественно, что технические потери Королевских Тигров были неоправданно высокими.

В июле 1944 фирма Wegmann начала конверсию танков в командирские машины - PanzerbefehlswagenTiger Ausf.B (Sd.Kfz. 267 und 268). Всего переоборудовали 20 машин. Чтобы установить на Pz.Bef.Wg. Tiger Ausf. B дополнительное радиооборудование, пришлось сократить боеукладку до 63 выстрелов. Sd.Kfz. 267 оснащался радиостанциями: средневолновой приёмо-передающей FuG 8, на 30 Ватт с частотой 0,83 - 3 МГц и приёмопередающей на ультракоротких волнах Fug 5, 10 Ватт, с частотой 27,2 - 33,4 МГц. Отличительные черты - антенна посредине крыши моторного отделения со своеобразной кисточкой наверху.

Sd.Kfz. 267 имел приёмо-передающую радиостанцию FuG 7, 20 Ватт, частотный диапазон 42,1 - 47,8 МГц и FuG 5. Отличительная черта - 1,4м штыревая антенна для FuG 7 на крыше моторного отделения. У обоих танков на крыше башни крепилась 2-х метровая антенна FuG 5.

Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 92 траков каждая (46 гладких траков и 46 двухгребневых). Ширина боевых гусениц Kgs 73/800/52 - 818 мм, транспортных Kgs 73/660/52 - 65 мм.Транспортные гусеницы танка "Королевский Тигр" являлись боевыми гусеницами от "Пантеры", они использовались при перевозке танка по железной дороге.

Tiger II поступали на вооружение только Schwere Panzer Abteilung (тяжёлых танковых батальонов) Армии и SS.

Исключение составили первые 5 Королевских Тигров направленные в дивизию Panzer Lehr и машины использовавшиеся для подготовки экипажей и исследований в Erzatzheer. Впрочем Королевским Тиграм из Erzatzheer и Waffenamt тоже довелось повоевать в самом конце войны, когда их свели в Panzer kompanie Kummersdorf и Panzer Abteilung 500.

Первые Tiger II поступили в войска в феврале 1944, а их первое боевое применение состоялось под Минском в мае 1944 и под польским городом Сандомир в июле 1944. Королевские Тигры участвовали в боях до последних дней войны. Тигры из s.SS.Pz.Abt. 503 защищали Берлин, а возле самого Рейхстага стоял Королевский Тигр, которым командовал Untersharfuhrer Georg Diers.

"Королевский Тигр" показал себя в бою очень серьёзной машиной и стал своеобразным символом немецкой танковой мощи. Не известно ни одного случая, чтобы лобовая броня была пробита или треснула в боевых условиях. Броня Tiger II была мягче, чем у Tiger I и давала гораздо меньше внутренних сколов и осколков при попадании снарядов, даже в условиях дефицита легирующих добавок в Германии. Теоретически, английская 17-фунтовка могла пробить подкалиберным вольфрамовым снарядом лоб башни "Королевского Тигра", впрочем боевых подтверждений этого не имеется.

Кроме технических проблем вызванных огромным весом танка, серьёзным недостатком являлся большой расход топлива - половина тонны на 100 км, который при передвижении по бездорожью увеличивался до 7-ми а то и до 10-ти литров на километр. Когда союзная авиация выбомбила химические предприятия Германии и производство синтетического горючего резко упало, то прожорливость Tiger II стала очень большой проблемой.

Однако самой большой проблемой для "Королевских Тигров" стали не технических проблемы или нехватка топлива о которых любят вещать толпы экзальтированных прозападных "историков", а Бронетанковые Войска РККА.

Немецкий 464 ТТБ ( переименованный из 501 в 464 ТТБ) при атаке на населенный пункт Лисов (Lisow) был полностью уничтожен в ходе боя, уцелели несколько "Королевских Тигров" которые в начале атаки сломались или завязнув в болоте не смогли вступить в бой. Сражение произошло 13 января 1945. Результатом боя стало фактическое уничтожение 424 sPzAbt.

По советским данным немцы потеряли около 35 "Тигров". Потери 61 Гв ТБр - 11 танков сгорели и 11 танков выведены из стоя , погиб командир бригады полковник Жуков. Немецкая сторона тоже подтверждает катастрофические потери тигров 424 батальона , но при этом пишет о том что батальон попал в танковую засаду ИС-2.

В сражении также погиб командир 464 батальона майор Семиш. В районе Лисув советские войска имели 65 T-34/85, принадлежавшие 65 танковой бригаде (10 ГВ ТК), а также 5 танков ИС-2, принадлежавшие 72 Тяжелому Гвардейскому Танковому Полку, основные силы полка совместно с 63 Гв. Танковой Бригадой сражались южнее Лисув против 17 немецкой танковой дивизии .

Немецкий 424 ТТБ имел примерно 53 "Тигра",из них - 45 "Королевских", также в бою с немецкой стороны принимали участие "Пантеры" - количество устанавливается. После того как батальон был практически полностью уничтожен, его не стали реформировать и приказом от 11.02.45 он был расформирован.

panzer
"Королевский Тигр" на улицах Будапешта.
22 сентября 1944 года sPzAbt 503 получил 45 новеньких «Тигр II», а 12 октября убыл в Будапешт.
Ну прямо как дети - хлебом не корми, дай только на стволе покататься !

Боевое применение Королевских тигров

«Королевские тигры» поступали на вооружение тяжелых танковых батальонов (schwere Panzerabteilung — sPzAbt), в которых заменяли танки «Тигр I». Никаких новых частей для оснащения этими танками ни в вермахте ни в войсках СС не создавалось. Батальоны отзывались с фронта и в учебных центрах на полигонах в Ордурфе и Падерборне получали новую материальную часть и проходили переподготовку.
Последняя облегчалась использованием на «Королевском тигре» большого количества стандартных для других немецких танков узлов и агрегатов. В частности, органы управления практически полностью соответствовали таковым на простом «Тигре».

Организационно к весне 1944 года немецкий тяжелый танковый батальон включал в себя три танковых роты по три взвода в каждой. Взвод состоял из четырех машин, рота — из 14 (из них два — командирских). С учетом трех штабных танков батальон по штату должен был иметь 45 боевых машин.

Одним из первых получил новые танки 503-й батальон. 25 мая 1944 года его сняли с Восточного фронта и отправили в тыл для отдыха и пополнения. В июне 1944 года в Ордруфе батальон получил 12 «королевских тигров» с башней Порше и 33 «Тигра», доведя таким образом численность парка до штатных 45 машин.

Новыми танками вооружили 1-ю роту. 27 июня батальон отправили на Западный фронт, куда часть прибыла лишь в начале июля из-за постоянных задержек на железной дороге. Танки были выгружены с поезда в Дре, примерно в 80 км западнее Парижа. «Королевским тиграм» потребовались четыре ночи, чтобы пройти оставшиеся 200 км до фронта.

Движение днем было невозможно из-за полного господства в воздухе авиации союзников. 6 июля батальон понес первые потери — неподалеку от Мезидона «Тигр» фельдфебеля Зайделя рухнул с моста. Эвакуировать и восстановить боевую машину не удалось. На следующий день батальон сосредоточился в окрестностях Кана, поступив в оперативное подчинение 22-му танковому полку 21-й танковой дивизии.

Сражение в Нормандии было в самом разгаре. Находившиеся здесь 101-й и 102-й тяжелые танковые батальоны СС были вооружены танками «Тигр» Ausf.E. В мае 1944-го пять новых «Королевских тигров» поступили в штабную роту Учебной танковой дивизии (Panzer- Lehr-Division). Однако, из-за технических неисправностей эти танки вышли из строя незадолго до высадки союзников. Так что прибытие sPzAbt 503 было весьма кстати.

Первой боевой операцией батальона стала ликвидация прорыва противника около Коломбеля. В этом бою «тигры» 3-й роты подбили 12 «шерманов» 148-го королевского танкового полка. Два «шермана» были захвачены в исправном состоянии. С одного из них сняли башню и использовали в батальоне в качестве эвакуационного тягача. 18 июля союзники начали операцию Goodwood. Немецкие позиции у Кана подверглись налету 2100 самолетов союзников!

Авиация стала для союзников наиболее эффективным средством борьбы с немецкими танками. Благо у них было абсолютное господство в воздухе. В эти дни, если верить горькой шутке немецких солдат, у них стал вырабатываться так называемый «немецкий взгляд», то есть взгляд, устремленный в небо в ожидании очередной атаки английских или американских Jabo (Jagdbombenflugzeug — истребитель-бомбардировщик) — «темпестов», «тайфунов» и «тандерболтов».

В результате авианалета в 3-й роте 503-го тяжелого танкового батальона один танк был сожжен, а другой опрокинуло близким разрывом авиабомбы. Не получили повреждений только восемь танков, но лишь шесть из них смогли занять боевые позиции. Вскоре два «тигра» были подбиты «дружественным огнем» 88-мм зенитной пушки. К концу дня в 3-й роте остался один исправный танк.

Что касается 1-й роты, то она совместно с 1-м батальоном 22-го танкового полка контратаковала вдоль дороги Троарн — Кан. «Королевские тигры» оказались буквально в эпицентре наступления 8-го английского корпуса. Три его бронетанковые дивизии — Гвардейская, 11-я и 7-я — обрушились на немецкие позиции утром 18 июля.

Головные части 11-й бронетанковой дивизии в 7.30 двинулись с исходного рубежа и в течение первых двух часов быстро продвигались вперед, прежде чем встретили упорное и все усиливавшееся сопротивление противника. Вокруг деревни Каньи всего четыре 88-мм зенитных орудия из 16-й авиаполевой дивизии избежали бомбового удара союзной авиации.
Полковник Ганс фон Люк, командир 21-й танковой дивизии, угрожая расстрелом, заставил командира зенитных орудий забыть про их назначение как средство борьбы с самолетами и открыть огонь по приближавшимся английским танкам. Из 16 появившихся в зоне обстрела «шерманов» одиннадцать были уничтожены только этими четырьмя 88-мм орудиями.

Было уже 4 часа дня, когда Гвардейская танковая дивизия вступила в деревню Каньи. Когда другие английские части пересекли железнодорожную насыпь дороги Кан — Вимон и попытались идти дальше на Бургибю, они натолкнулись на сильный огонь «четверок» 22-го танкового полка, «королевских тигров» и «тигров» 503-го тяжелого танкового батальона. Автомашина, на которой находился единственный в 11-й бронетанковой дивизии передвижной пункт связи с авиацией, была уничтожена в первые же часы боя, так что наземные войска оказались без авиационной поддержки.

Между тем Гвардейская и 7-я бронетанковые дивизии сильно задержались в тылу, так как образовались огромные пробки у проходов через английские минные поля. Не имея поддержки, головная 29-я бронетанковая бригада попала в тяжелое положение едва углубившись в немецкую оборону. Единственный полк 7-й бронетанковой дивизии, который должен был присоединиться к атаке 29-й бронетанковой бригады, избежав хаоса у реки Орн, добрался до бригады только к 17.00, когда та уже потеряла до 50% своих танков, а общие потери 11-й бронетанковой дивизии составили 126 танков. Гвардейская бронетанковая дивизия в этом первом своем сражении лишилась 60 танков.

В этот день танкисты 503-го тяжелого танкового батальона записали на свой боевой счет 40 английских танков. Собственные безвозвратные потери составили три «королевских тигра» и четыре танка «Тигр».
Уже в первые дни после высадки союзники с огорчением убедились, что из всего их танкового вооружения кое-как бороться с «тиграми» могли только английские боевые машины вооруженные 17-фунтовыми пушками: танки «Шерман-файэфлай» и «Челленджер», САУ «Ахиллес» и «Арчер». Первой, адекватно вооруженной американской машиной стала 90-мм самоходная пушка М36, появившаяся на Западном фронте в сентябре 1944 года.

Впрочем, вот что вспоминает по этому поводу Чарльз Гейселл, воевавший в чине лейтенанта в 628-м американском батальоне истребителей танков: «Наша часть была одной из немногих, оснащенных новым истребителем танков М36 с 90-мм пушкой. Большинство других батальонов оснащалось истребителями танков М10, вооруженных трехдюймовыми пушками. Когда мы получали новые машины, нам сказали, что наша 90-мм пушка превосходит 88-мм немецкую.
Но в первом же бою роты «В» нашего батальона с единственным «Королевским тигром» мы обнаружили, что наши бронебойные снаряды не могут пробить башенную броню немецкого танка. Только попав в верхнюю часть башни удалось вывести его из строя. В этом коротком бою рота «В» понесла потери. До конца войны нашему батальону с большим трудом удалось подбить еще только один «Королевский тигр».

Союзники использовали и другие способы борьбы с тяжелыми немецкими танками. Один из таких способов описал участник Второй мировой войны генерал-лейтенант армии США Джеймс Холлин-гсворт: «16 — 19 ноября 1944 года шли бои на реках Ворм и Pep. 2-й батальон 67-го танкового полка оказался лицом к лицу с 22 «королевскими тиграми». Мы применили прием ТОТ (Time-on-target).
Этот прием заключался в одновременном залпе всех имеющихся огневых средств по одной цели. Ведя огонь из 105-, 155-, 203- и 240-мм орудий, мы заставили противника повернуть назад. На поле боя остались гореть три «Королевских тигра». Наши танковые 75- и 76-мм пушки не могли пробить броню немецких танков. 90-мм пушки истребителей танков из 201-го батальона также оказались бессильны. Слава Богу, нас выручила артиллерия».

А что же 503-й батальон? 12 августа «королевские тигры» получила его 3-я рота и в таком виде батальон вел бои у реки Орн. При прорыве из Фалезского котла немцам пришлось бросить почти все свои танки. Часть из них вышла из строя из-за многочисленных поломок, главным образом в ходовой части, часть, в особенности «королевские тигры», не могла переправиться через реку.

Мосты были взорваны, а паромов достаточной грузоподъемности не было. Вскоре личный состав отозвали с фронта сначала в Маастрихт, а затем — в Падерборн. 22 сентября 1944 года sPzAbt 503 получил 45 новеньких «Тигр II», а 12 октября убыл в Будапешт.

Боевой дебют новых танков на Восточном фронте состоялся в августе 1944 года и об этом следует рассказать поподробнее. Дело в том, что за послевоенные годы в отечественной печати это событие описывалось неоднократно и постепенно обрастало многочисленными и далеко не всегда достоверными подробностями.
Не вызывает сомнений, пожалуй, только сам факт произошедшего боя, а в остальном авторы расходились даже в дате, не говоря уже о количестве участвовавших и подбитых «королевских тигров».

Если быть кратким, то наиболее расхожая версия выглядела так: на Сандомирском плацдарме немцы бросили в бой танковый батальон (иногда — полк) «королевских тигров», всего до 40 машин, и были разбиты, потеряв половину танков. При этом несколько танков были захвачены нашими войсками в исправном состоянии. И, наконец, наиболее пикантная подробность: в головном танке погиб его конструктор Фердинанд Порше (в некоторых публикациях — сын конструктора), самонадеянно уверовавший в несокрушимость своей машины.

Проще всего разобраться с «гибелью Порше». Немецкий конструктор умер собственной смертью в 1951 году, его сын — в 1998-м. К тому же на Сандомирском плацдарме действовали танки с башней «типа Хеншель», к которым Порше не имел даже частичного отношения.

Что касается остального, то попробуем изложить события, опираясь на факты. Итак, все началось 14 июля 1944 года, когда в Ордурф прибыл для переформирования 501-й тяжелый танковый батальон. Получив новые танки, батальон убыл на фронт и 9 августа 1944 года выгрузился на железнодорожной станции недалеко от польского города Кельне. В ходе марша к линии фронта много танков вышло из строя по техническим причинам, так что утром 11 августа в батальоне оставалось только 8 боеготовых танков. Весь день велись ремонтные работы, и часть неисправных машин была введена в строй.

Обстановка же на этом участке советско-германского фронта к этому времени складывалась следующая: войска 1-го Украинского фронта к 4 августа 1944 года захватили плацдарм до 45 км по фронту и 25 км в глубину на левом берегу Вислы. Противник предпринимал отчаянные попытки отбросить наши войска, вышедшие в район Сандомира. В первую очередь немцы нанесли ряд контрударов по флангам советских войск, находившихся на правом берегу Вислы. Встречными ударами с севера и юга в общем направлении на Баранув немецкие войска стремились выйти в район переправ, отсечь наши соединения, находившиеся за Вислой, от остальных сил и восстановить оборону по левому берегу.

После провала контрудара, противник предпринял попытки ликвидировать непосредственно наш плацдарм на левом берегу. Первый контрудар силами двух танковых и моторизованной дивизий враг нанес 11 августа в направлении Сташува и продвинулся за два дня на 8 км.
Плацдарм к этому времени представлял собой неровное полукольцо, упиравшееся концами в Вислу. Примерно в середине этого полукольца, прикрывая направление на Сташув, оборонялась 53-я гвардейская танковая бригада из состава 6-го гвардейского танкового корпуса. К исходу дня 12 августа бригада оставила сначала железнодорожную станцию Шидлув, а затем — село Оглендув.

Здесь имеет смысл обратиться к воспоминаниям командира бригады В.С.Архипова, который не без неточностей и противоречий (воспоминания-то писались спустя 30 лет после описываемых событий) воспроизводит события тех дней. «В ночь на 13 августа в бригаде никто не спал. Во тьме, особенно летом, далеко и хорошо слышно. А звуки, которые до нас доносились, говорили, что утром будет тяжелый бой. За передним краем противника, в стороне Оглендува, непрерывно и слитно, все приближаясь и нарастая, гудели танковые моторы.

Местность была здесь не просто песчаная, но с песком слабым и зыбучим. Достаточно сказать, что попытки танкистов отрыть укрытие для машин были тщетными — стены окопа оседали тут же. В предыдущих атаках мы не раз наблюдали, как буксуют в этих песках немецкие «пантеры», как их механики-водители вынуждены подставлять нам борта машин. В боях за Шидлув и Оглендув эти поистине черепашьи маневры «пантер», значительно уступавшие «тридцатьчетверке» в подвижности, помогли нам нанести противнику очень чувствительные потери (только за 11 августа бригада уничтожила восемь танков противника — Прим.автора).

Надо полагать, что атаке в лоб по песчаным открытым полям он предпочтет обходное движение. Перед нашим левым флангом (батальон Коробова) вся местность на виду. Зато на правом фланге (батальон Мазурина) есть глубокая и широкая лощина, по которой из Оглендува к Сташуву, пересекая передний край, тянется полевая дорога. За лощиной, где занимала оборону стрелковая часть, танки не пройдут — там болото.

Значит, надо плотно прикрыть огнем выход из лощины. Решили поставить несколько танков в засаду. Есть неофициальный термин: «заигрывающий танк». Его задача — заставить вражеские танки развернуться так, чтобы они подставили борта под огневой удар главных сил обороны. Эту роль мы поручили группе танков из батальона Мазурина. Возглавил группу — два средних танка и один легкий — заместитель комбата старший лейтенант П.Т.Ивушкин».

Танки обложили копнами сжатой ржи, замаскировав их таким образом под стога. Ближе к лощине стоял танк Т-34-85 младшего лейтенанта А.П.Оськина, получившего приказ без команды огня не открывать. Остальные танки бригады расположились справа и слева от дороги за грядой невысоких песчаных дюн. Впрочем, после нескольких недель непрерывных боев танков в 53-й гвардейской танковой бригаде оставалось совсем немного — по-видимому не более 15 машин. Но поскольку бригада находилась на направлении главного удара противника, в ночь на 13 августа командир 6-го гвардейского танкового корпуса генерал-майор В.В.Новиков передал в ее распоряжение много артиллерии.

Прибыли корпусные 185-й гаубичный и 1645-й легкий артполки и 1893-й самоходный артполк СУ-85. Потом подошел 385-й армейский полк ИСУ-152. Хотя все эти части и не имели штатной численности, тем не менее представляли собой грозную силу. Кроме того в тылу бригады был развернут 71-й гвардейский тяжелый танковый полк (11 танков ИС-2 и 1 ИС-85). Таким образом, выход из лощины находился под прицелом нескольких десятков орудийных стволов калибра 76 — 152 мм.

На руку нашим танкистам было и то, что немецкая авиаразведка приняла вторую линию обороны бригады (батальон автоматчиков и часть артиллерии) за первую. В результате предшествовавший атаке удар вражеской артиллерии и авиации пришелся не по танковым батальонам.

В 7.00 13 августа противник под прикрытием тумана перешел в наступление силами 16-й танковой дивизии при участии 11 (по другим данным 14) танков «Тигр» Ausf.B 501-го тяжелого танкового батальона. «Туман мало-помалу рассеивался, — вспоминает В.С.Архипов, — тянулся уже клочьями. Ивушкин доложил: «Танки пошли. Не вижу, но слышу. Идут лощиной». Да я и сам слышал этот низкий, приглушенный откосами лошины гул. Приближался он очень медленно, нервы напряглись, чувствую, как капли пота катятся по лицу. Каково же им там, впереди?! Но копны были недвижимы.

Глаза были прикованы к выходу из лощины. Чудовищных размеров танк выбирался из нее. Он полз на подъем рывками, буксуя в песке.
Радировал с левого фланга и майор Коробов: «Идут. Те самые, неопознанные». (В ночь на 13 августа разведка бригады доложила о появлении в Шидлуве танков неизвестного типа) Отвечаю: «Не спешить. Как уговорились: бить с четырехсот метров». Между тем из лощины выползла вторая такая же громадина, потом показалась и третья. Появлялись они со значительными промежутками. То ли это дистанция у них уставная, то ли слабый грунт их задерживал, но пока вышел из лощины третий, первый уже миновал засаду Ивушкина. «Бить?» — спросил он. «Бей!»

Вижу, как слегка шевельнулся бок копны, где стоит танк младшего лейтенанта Оськина. Скатился вниз сноп, стал виден пушечный ствол. Он дернулся, потом еще и еще. Оськин вел огонь. В правых бортах вражеских танков появлялись ясно различимые в бинокль черные пробоины. Вот и дымок показался, и пламя вспыхнуло. Третий танк развернулся было фронтом к Оськину, но, прокатившись на раздробленной гусенице, встал и был добит».

«Заигрывающие танки» сыграли свою роль. Немецкие боевые машины, выходя из лощины, поворачивали в сторону засады, подставляя свои левые борта под пушки танкистов и самоходчиков тяжелого полка. Прямой наводкой ударило десятка три стволов, гаубичные дивизионы накрыли лощину навесным огнем, и она на всем протяжении до Оглендува скрылась в тучах дыма и песчаной пыли. В довершение немецкие боевые порядки «проутюжили» наши штурмовики. Словом, сами того не подозревая, наши войска применили по атакующим немцам уже упоминавшийся прием ТОТ — сосредоточенный огонь из всех видов оружия. Атака противника захлебнулась.

Во второй половине дня 16-я немецкая танковая дивизия возобновила атаки, но судя по всему «королевские тигры» в них уже не участвовали. Во всяком случае среди 24 подбитых в этот день немецких танков, оставшихся на поле боя, их было только три. Причем все три сгорели и по утверждению В.С. Архипова сжег их экипаж младшего лейтенанта А.П. Оськина, в который помимо него самого входили механик-водитель А. Стеценко, командир орудия А. Мерхайдаров (стрелял-то, собственно говоря, именно он), радист А. Грушин и заряжающий А. Халычев.

Впрочем, сам же В.С. Архипов пишет об этом бое: «Кто подбил и сколько — вопрос трудный, потому что вели огонь и танкисты двух батальонов — Мазурина и Коробова, и приданные нам два артиллерийских и два самоходно-артиллерийских полка. Отлично работала и штурмовая авиация, и не только в поле нашего зрения, но и за его пределами».

Маловероятно, чтобы «тридцатьчетверка» Оськина, пусть даже и с предельно короткой дистанции, когда каждый выстрел — в цель, за считанные минуты, если не секунды, успела подбить три немецких тяжелых танка. В засаде были ведь еще два танка, которые тоже вели огонь. Наконец, на головные немецкие машины обрушился шквал огня основных сил 53-й гвардейской танковой бригады и частей усиления.

Судя по фотографиям буквально изрешеченных снарядами «тигров», подбитых в этом бою, огонь велся с разных направлений и отнюдь не одним танком. По-видимому, абсолютно точно можно утверждать, что экипаж А.П. Оськина подбил головной «Королевский тигр», что тоже не мало. За этот бой Александр Петрович Оськин был удостоен звания Героя Советского Союза, а Абубакир Мерхайдаров — ордена Ленина.

Натолкнувшись на мощную противотанковую оборону, а к полудню 13 августа в распоряжение 53-й гвардейской танковой бригады в дополнение к уже приданым частям усиления были переданы несколько батарей 1666-го истребительно-противотанкового полка и дивизион 272-го гвардейского минометного полка БМ-13, немцы к вечеру отошли на исходные позиции. К концу дня бригада заняла оборону по южной части высоты 247,9 в 300 м от деревни Оглендув. Пополнив 1-й и 2-й батальоны танками за счет 3-го и 10 машинами прибывшими из ремонта, около полуночи бригада без артподготовки атаковала Оглендув. К рассвету деревня была очищена от противника.

Среди взятых трофеев оказались и немецкие танки неизвестного типа. Тут-то и выяснилось, что бой накануне пришлось вести с тяжелыми танками «Тигр-Б». Об этом узнали из инструкций по эксплуатации, обнаруженных в брошенных танках. Утром, в горячке боя, разбираться было некогда. Поэтому в первом донесении, сосчитав горящие танки, сообщили об уничтожении трех «Пантер». С учетом внешнего сходства это было неудивительно.

Захваченные боевые машины имели башенные номера 102, 234 и 502. Танки №102 и №502 были командирскими — на них имелись дополнительные радиостанции. Танк №502 обнаружили во дворе дома на окраине деревни. Причина, по которой экипаж бросил технически исправную машину прозаически проста и понятна: чтобы бежать не мешала. В танке находился полный боекомплект и достаточный запас топлива. Судя по всему в утреннем бою 13 августа эта машина участия не принимала При попытке запустить двигатель он завелся с «полоборота».

В 9.00 2-й танковый батальон 53-й гвардейской танковой бригады во взаимодействии со 2-й ротой 71-го гвардейского тяжелого танкового полка и 289-м стрелковым полком возобновили наступление. Находившиеся западнее Оглендува «королевские тигры» встретили их огнем. Тогда взвод танков ИС-2 гвардии старшего лейтенанта Клименкова выдвинулся вперед и открыл огонь по танкам противника. В результате короткого боя один «Тигр» был подбит, а другой сожжен. По мере продвижения вперед бригады 6-го гвардейского танкового корпуса организованного сопротивления противника уже не встречали. Бой распался на отдельные стычки и спорадические контратаки.

На подступах к Шиллову в одной из таких контратак приняли участие семь танков «Тигр-Б». Находившийся в засаде в кустарнике танк ИС-2 гвардии старшего лейтенанта В.А.Удалова подпустил «тигры» на 700 — 800 м и открыл огонь по головному. После нескольких выстрелов один танк сжег, а второй подбил. Затем Удалов лесной дорогой вывел свою машину на другую позицию и снова открыл огонь.

Оставив еще один горящий танк, противник повернул назад. Вскоре атака «королевских тигров» повторилась. На этот раз они шли на стоящий в засаде ИС-2 гвардии лейтенанта Белякова, который открыл огонь с дистанции 1000 м и третьим снарядом зажег вражеский танк. Таким образом за 14 августа танкисты 71-го гвардейского тяжелого танкового полка подбили и сожгли шесть «королевских тигров».

Всего же на поле боя между Сташувом и Шидлувом осталось 12 подбитых, сожженных и исправных, но оставленных экипажами, «королевских тигров». Столь плачевный для немцев результат, вне всякого сомнения, стал следствием грамотной организации боя с нашей стороны. Командование 53-й гвардейской танковой бригады навязало врагу свой сценарий, заставив его полностью «сыграть по нашей партитуре». За этот бой командир бригады полковник В.С.Архипов был награжден второй Золотой Звездой Героя Советского Союза.

Коте
«Королевский Тигр» номер 502.
Танк в исправном состоянии и в полной комплектации был брошен экипажем во время советского контрнаступления в Польше в районе Сандомирского плацдарма, где "Тигры Б" приняли неудачное «боевое крещение». В настоящее время машина экспонируется в музее БТТ в Кубинке.

Под Сташувом из состава 501-й тяжелого танкового батальона, было захвачено три исправные машины со следующими бортовыми номерами:

102 (отправлен в Кубинку, расстрелян на полигоне из различных типов орудий)
234 (что стало с танком неизвестно)
502 (командирская машина, захвачена абсолютно целой, сейчас стоит в Кубинке)

Захваченные танки «Тигр-Б» было решено доставить в Кубинку на НИБТ Полигон. По результатам испытаний на полигоне было сделано заключение, что «танк «Тигр-Б» представляет собой дальнейшую модернизацию основного тяжелого немецкого танка T-V «Пантера» с более мощным бронированием и вооружением». Для оценки бронестойкости было решено подвергнуть испытаниям обстрелом корпус и башню танка №102. Узлы и агрегаты с трофейной машины демонтировали для дальнейших исследований, а вооружение передали на ГАНИОП. Испытания обстрелом проводились в Кубинке осенью 1944 года и дали следующие результаты:


*«1.Качество брони танка «Тигр-Б» по сравнению с качеством брони танков «Тигр-Н», «Пантера» и СУ «Фердинанд» резко ухудшилось. В броне танка «Тигр-Б» от первых одиночных попаданий образуются трещины и отколы. От группы снарядных попаданий (3 — 4 снарядов) в броне образуются отколы и проломы большой величины.


*2. Для всех узлов корпуса и башни танка характерным является слабость сварных швов. Несмотря на тщательное выполнение, швы при обстреле ведут себя значительно хуже, чем это имело место в аналогичных конструкциях танков «Тигр-Н», «Пантера» и СУ «Фердинанд».


*3.В броне лобовых листов танка толщиной от 100 до 190 мм, при попадании в них 3 — 4 бронебойных или осколочно-фугасных снарядов калибра 152, 122 и 100 мм с дистанции 500 — 1000 м образуются трещины, отколы и разрушения сварных швов, влекущие за собой нарушение работы трансмиссии и выход танка из строя.


*4.Бронебойные снаряды пушек БС-3 (100 мм) и А-19 (122 мм) производят сквозное пробитие при попадании в кромки или стыки лобовых листов корпуса танка «Тигр-Б» на дистанциях 500 — 600 м.


*5.Бронебойные снаряды пушек БС-3 (100 мм) и А-19 (122 мм) производят сквозное пробитие в лобовом листе башни танка «Тигр-Б» на дистанциях 1000 — 1500 мм.


*6.Бронебойные 85-мм снаряды пушек Д-5 и С-53 лобовые листы корпуса танка не пробивают и не производят каких-либо разрушений конструкции с дистанции 300 м.


*7.Бортовые броневые листы танка отличаются резкой неравнопрочностью по сравнению с лобовыми листами и являются наиболее уязвимой частью броневого корпуса и башни танка.

*8.Бортовые листы корпуса и башни танка пробиваются бронебойными снарядами 85-мм отечественной и 76-мм американской пушек с дистанции 800 — 2000 м.


*9.Бортовые листы корпуса и башни танка не пробиваются бронебойными снарядами 76-мм отечественной пушки (ЗИС-3 и Ф-34). Ю.Американские 76-мм бронебойные снаряды пробивают бортовые листы танка «Тигр-Б» с дистанции в 1,5 — 2 раза большей, чем отечественные 85-мм бронебойные снаряды».

При исследовании брони танка в лабораториях ЦНИИ-48 было отмечено, что «заметно постепенное снижение количества молибдена (М) на немецких танках T-VI и T-V и полное отсутствие его в T-VIB. Причину замены одного элемента (М) другим (V-ванадием) надо, очевидно, искать в истощении имевшихся запасов и потерь баз, снабжавших Германию молибденом».


В ходе испытания вооружения 88-мм пушка KwK 43 показала хорошие результаты по бронепробиваемости и кучности, практически такие же как у нашей 122-мм пушки Д-25. Башню танка «Тигр-Б» 88-мм пушка пробила навылет с дистанции 400 м. Ухудшение качества брони на немецких танках и снижение качества сварных швов отмечали и союзники после обследования ими трофейных «королевских тигров».

Тем не менее этот тяжелый немецкий танк оставался «твердым орешком». Вот что, в частности, сообщал в своем донесении о бронировании «Королевского тигра» сержант Клайд Брансон, командир танка из 2-й американской танковой дивизии: «Королевский тигр» с дистанции 150 м вывел из строя мой танк. Остальные пять танков открыли огонь по немецкой машине с дистанции 180 — 550 м. Хотя нашим танкистам удалось добиться пяти или шести попаданий, все снаряды рикошетировали от брони танка, и «Королевский тигр» ушел назад. Если бы у нас был танк наподобие «Королевского тигра», то мы давно были бы уже дома».

Американский бронебойный 75-мм снаряд далеко не всегда пробивал бортовую и совсем не пробивал лобовую броню «Королевского тигра». Достаточно эффективный против бортовой брони 76-мм снаряд, пробивал лобовую броню только с дистанции 50 м. Впрочем, как упоминалось выше, советские 85-мм бронебойные снаряды были еще хуже.

Пожалуй, единственным серьезным противником «Королевского тигра» был советский тяжелый танк ИС-2. Вот что пишет по этому поводу командир танка из 503-го тяжелого танкового батальона СС унтерштурмфю-рер К.Бромман: «Танки ИС были нашими самыми грозными противниками, их было чертовски трудно вывести из строя.
У каждого танка есть ахиллесова пята — основание башни. Достаточно попасть в эту точку и танк теряет боеспособность. Сражаясь на «Королевском Тигре», мне удалось с первого выстрела вывести из строя ИС-2 с дистанции 1700 метров. Это был удачный выстрел!»

Неплохих результатов при стрельбе по немецким тяжелым танкам добивались и советские САУ СУ-100. ИСУ-122 и ИСУ-152. Летом 1944 года ускорился процесс перевооружения тяжелых танковых батальонов на новые танки, особенно после прекращения производства в августе танков «Тигр» Ausf.E. 7 июля 1944 года 505-й тяжелый танковый батальон сняли с Восточного фронта и отправили для отдыха и переформирования. В июле — августе батальон получил 45 «Королевских тигров». 9 сентября танки были погружены на железнодорожные платформы, а 11 сентября уже выгружались в Насельске на Восточном фронте.

506-й тяжелый танковый батальон 15 августа 1944 года был отозван с Восточного фронта и отправлен в Падерборн. В августе — сентябре батальон получил 45 «Королевских тигров». 22 сентября батальон погрузили на железнодорожные платформы и отправили на Западный фронт под Арнем, где англичане проводили крупномасштабную десантную операцию.

В Падерборне на базе 500-го запасного учебного тяжелого танкового батальона была сформирована тяжелая танковая рота, 20 сентября 1944 года получившая название «Хуммель». Роту укомплектовали 14 танками «Королевский тигр» и отправили под Арнем. 8 декабря 1944 года тяжелая рота «Хуммель» вошла в состав 506-го батальона в качестве 4-й роты. К концу 1944 года, по немецким данным, потери составили 74 «Королевских тигра». При этом 17 танков удалось отремонтировать и вернуть в строй.

В сентябре 1944 года был отозван с Восточного фронта и отправлен в тыл для отдыха и пополнения 509-й тяжелый танковый батальон. В сентябре батальон получил 11 «королевских тигров», но вскоре эти машины передали в 501-й тяжелый танковый батальон СС. Лишь к 1 января 1945 года батальон смог получить все 45 «королевских тигров». 12 января батальон по железной дороге отправили в Венгрию, где часть вступила в бой 18 января 1945 года.

503-й тяжелый танковый батальон СС долгое время располагал только «тиграми». Лишь 29 октября 1944 года в часть поступили первые четыре «королевских тигра». Затем батальон получил еще шесть машин этого типа, прежде принадлежавших 502-му тяжелому танковому батальону СС. Еще 29 «королевских тигров» прибыли в период с 11 по 25 января 1945 года. Таким образом, батальон располагал 39 танками. Ждать пополнения до штата не было возможности. 27 января 1945 года батальон отправили на Восточный фронт в Восточную Померанию.

502-й тяжелый танковый батальон СС прибыл в Зеннелагер 9 сентября 1944 года для отдыха и пополнения. Прибытие новых танков все откладывалось. Шесть «королевских тигров», прибывших в Зеннелагер 27 декабря, как выяснилось, предназначались для 503-го тяжелого танкового батальона СС. Лишь с 15 февраля по 6 марта 1945 года батальон смог получить 31 «королевского тигра» и вскоре отправился на Восточный фронт. Уже 22 марта батальон вступил в бой под Заксен-дорфом в составе группы армий «Центр».

30 января две роты 507-го тяжелого танкового батальона сняли с Восточного фронта и отправили в Зеннелагер для оснащения «королевскими тиграми». 20 февраля 1945 года к батальону присоединилась 1-я рота, до тех пор остававшаяся на фронте. По состоянию на 22 марта в батальоне имелся 21 боеспособный «королевский тигр» во 2-й и 3-й танковых ротах. Когда фронт вплотную приблизился к полигону, батальон принял бой.

Последними крупными сражениями, в которых участвовали «Королевские Тигры», стали наступления немецких войск в Арденнах, в декабре 1944, где принимал участие 506-й тяжелый танковый батальон и в марте 1945 где он в составе 6-й танковой армии СС вел боевые действия в районе озера Балатон.

Последние 13 «королевских тигров», выпущенных фирмой Henschel, были доставлены 31 марта прямо с завода в 3-е роты 510-го и 511-го батальонов.


«Тигр» 332 в экспозиции музея APG после первой перекраски. 1951 г.
На лобовой броне и правом борту в кружке проглядывает не полностью закрашенный немецкий балочный крест.

Два «Королевских Тигра» с номерами 213 и 332 выжили в арденнском сражении, миновав печи сталеплавильного завода в Льеже. Тигр оберштурмфюрера СС Доллингера № 213, был брошен в поле у фермы Вермонт. Американские десантники из 82-й дивизии ВДВ подвергли лобовой лист танка обстрелу из базук и трофейных фаустпатронов, поспорив относительно того чей противотанковый снаряд мощнее. Однако ни один из испытуемых не проник в броневую плиту глубже трех дюймов - примерно 75 мм.

В итоге после всех этих упражнений можно было заметить у танка отсутствие половины орудийного ствола, а вдобавок проезжавшие мимо американские танкисты, добавили пару лунок, пытаясь прострелить Тигру шов из 75-мм пушки в том месте где он собран в щип между верхней и нижней лобовыми плитами - «see what they could do» - чтобы знать что их пушка может сделать с Тигром при встрече «тет а тет».

М3A1
Американские десантники из 82-й дивизии ВДВ обстреливают «Королевский Тигр» № 213.

М3A1
Американские десантники из 82-й дивизии ВДВ осматривают «КоролевскийТигр» после обстрела.

М3A1
Результаты обстрела «Королевского Тигра» № 213 из базуки.

В июле 1945 года американская армия начала оказывать помощь бельгийцам в перевозке и удалении немецких танков ржавевших на полях и в деревнях. Когда американцы провозили № 213 через Ла Глейзе, владелица местной гостиницы уговорила их оставить танк на главной площади города в обмен на бутылку коньяка! Он простоял в городе в течение нескольких лет, став местной достопримечательностью, местные жители и туристы любили позировать на его фоне для фотографа.

М3A1
«Королевский Тигр» № 213 остановившийся в Ля Глезе, стал излюбленным местом для семейных фото.
Впоследствии его любовно отреставрировали, заделав мелкие вмятины от выстрелов из базук и фаустпатронов в лобовой броне.

В 1951 году бельгийская армия перевезла машину на новое место для экспонирования в местном музее. Через несколько лет в ходе работ по реставрации Тигр был практически полностью восстановлен под руководством Жерара Грегуара, куратора городского Музея в Ла Гляйзе - "Декабрь 1944". Ампутированный орудийный ствол оставался невосстановленным, проблему удалось решить когда Грегуар обнаружил пушку от Пантеры, прикопанную у ограды местной фермы.

213barrel_weld

«Королевскому Тигру» № 213 наваривают хобот «Пантеры».

Это орудие было, вероятно, забыто местными дилерами вторсырья активно разбиравшими танки на полях после войны, и отправлявшими метал на сталеплавильный завод в Льеже.

Грегуар убедил фермера продать находку за договорную цену в 1.000 бельгийских франков, и 213 получил новое орудие. Ствол Пантеры был приварен к тому что оставалось от оригинального ствола Тигра, а дульный тормоз был позаимствован у другой винтажной Пантеры.

Сегодня шестьдесят шесть лет спустя после окончания войны, семидесятитонный Королевский Тигр номер 213 из Ла Глейзе, остается сегодня одной из самых «весомых» в прямом и переносном смыслах, «реликвий» Арденнской битвы.


«Тигр II» 332 в музее Паттона в Форт-Ноксе
Ужас ! Бедный Коте !

По состоянию на 2008 год, в музеях сохранилось по меньшей мере восемь экземпляров «Тигра II», причём четыре из них принадлежали к одному и тому же 503-му тяжёлому танковому батальону СС и были захвачены в Арденнах:

* Россия — Бронетанковый музей в Кубинке, «Тигр II» из состава 501-го тяжелотанкового батальона, захваченный 13 августа 1944 года в районе Сандомирского плацдарма;

* Бельгия — «Тигр II» в военном музее в Ла-Глезе, часть ствола орудия и дульный тормоз от «Пантеры»;

* Великобритания — Танковый музей в Бовингтоне — два «Тигра II», в том числе единственный сохранившийся экземпляр с башней типа «Порше»;

* Военный колледж в Шрайвенхеме;

* Германия — «Тигр II» в танковом музее в Мунстере, возвращён из США в 1960 году;

* США — «Тигр II» в музее Паттона в Форт-Ноксе, у танка вырезана броня корпуса и башни по левому борту;

* Франция — Танковый музей в Сомюре, единственный экземпляр «Тигра II» который ползает или типа того;

* Швейцария — «Тигр II» в танковом музее в Туне, переданный Францией после войны. У орудия танка отсутствует дульный тормоз и часть ствола.


Длина: 7.380 метра
Длина с пушкой вперёд: 10286 метра
Ширина: 3.755 метра
Высота: 3.090 метра
Клиренс: 495 мм
Лоб башни, мм/град 100/10° (башня Порше)
Лоб башни, мм/град 180/10° (башня Хеншеля)
Лоб корпуса (ВЛД), мм/град. 150 / 50°
Лоб корпуса (НЛД), мм/град. 120 / 50°
Борт корпуса (верх), мм/град. 80 / 25°
Борт корпуса (низ), мм/град. 80 / 0°
Корма корпуса, мм/град. 80 / 30°
Крыша корпуса, мм 40
Днище, мм 25—40
Экипаж: 5
Вес: 69.800 тонн
Скорость: 20 - 38км/ч
Количество выпущенных: 489
Стоимость: 300.000 - около 1000.000 рейхсмарок
Человеко-часы затраченные на производство : свыше 300.000
На производство одного танка уходило 160 тонн стали - как на две "Пантеры"



Что вы предпочете - масло или пушки? Пушки нас делают сильными, масло - всего лишь толстыми.


Герман Геринг


Кто хочет жить, тот должен бороться, а кто в этом мире вечной борьбы не хочет участвовать в драке, тот не заслуживает права на жизнь.


Жизнь — это очередь за смертью, но некоторые лезут без очереди.


* Сталь и железобетон не спасут, если сила духа слаба.

* Во время осмотра Судетского укрепрайона сданного Чехией.


Выбрал свой путь - иди по нему до конца.


Адольф Гитлер


Что не убивает меня, то делает меня сильнее.

Фридрих Ницше




Hosted by uCoz